Тайна Ордена

Font size: - +

Глава 3. Человек в чёрном

Мельдер терпеливо ждал ответа, нервно прикусывая губу и дёргая руками, иногда переплетая пальцы в замок, а иногда разъединяя их. Я была бы не прочь понаблюдать за всегда серьёзным, а сейчас таким растерянным дядей, но, увы, ситуация была не та.

- Этот человек...- мне хотелось правильно выразить свои мысли, но в голове они звучали куда убедительнее, чем сейчас- он говорил про меня?

Мужчина отрывисто вздохнул, беззвучно соглашаясь, и выразительно посмотрел на меня. Таким он выглядел лишь тогда, когда думал над чем-то, несомненно важным и тем, что не могло подождать. Мельдер перевёл взгляд на мои раны и резко поднялся с насиженного места.

- Понимаешь, тебе не стоит этого знать. Тебе это не нужно- он сделал особый акцент на слове "тебе"- ты не подходишь для всей этой грязи.

В ту же секунду дядя пожалел о своей последней фразе и стал яростно откидывать вещи в стороны, занимаясь поиском бинтов. Комната, которую Мельдер называл парадной или гостевой, была бедна по своему интерьеру. Деревянный лакированный стол с таким же деревянном стулом стояли в левом углу от двери. Единственными источниками освещения были окно и свеча. Чтобы увидеть следующую комнату, следовало пройти сквозь резную арку, что смотрелась весьма нелепо на всём этом фоне.

Я же сидела на старом, когда-то красивом кресле и сжимала колени. Слово «грязь» было произнесено Мельдером с особой только ему свойственной неприязнью. Это понятие означало нечто неприемлемое, но с ним ничего нельзя было сделать. Об этом говорило не только лицо дядя, но и интонация его голоса.

Если бы мой нрав был не таким крутым, слова Мельдера, несомненно, подействовали бы, но нет. Я вскипела, сверкнула стальным взглядом голубых глаз и оскалилась, словно кошка, которой наступили на хвост.

- Ты не имеешь права решать за меня! Ты никогда не рассказывал мне о родителях и ничего не объяснял! Ненавижу тебя!- мне стало не чем дышать и поток обвинений остановился, а последняя фраза прозвучала слишком бедно, чтобы быть правдой- ты мне никто.

Казалось, Мельдер просто выпал из реальности, поражённый в самое сердце. На добродушном морщинистом лице появилась страдальческая гримаса, а губы сложились в одну сплошную кривую линию. Теперь этот престарелый мужчина выглядел одиноким и потерянным. Ещё недавно уверенное лицо теперь смотрело на меня с немым вопрос и будто бы ожидало чего-то.

Я покрылась стыдливым румянцем и промолчала. В комнате был слышен лишь шорох мышей, что бегали за стеной и разговоры, которые шли с первого этажа. Мельдер, наконец, взял себя в руки и беззвучно достал из нового, покрытого краской ящика, небольшую кожаную сумку.

- Потерпи, сейчас немного пощиплет.

Спокойный голос дядя нагнетал на меня лишь беспокойство. Он мог бы накричать, дать пощёчину, выгнать в конце то концов, как поступают все родители при проступках своих детей. Но считает ли он теперь меня своим ребёнком?

Как и обещал Мельдер, раны начало жечь, но боль была терпимой. Мужчина напряжённо взирал на последствия избиения, словно это было самым важным делом на сегодняшний день. Даже появившаяся в его руке игла не сдвинула меня с места. Я заслужила эту боль.

- Ты так похожа на свою мать. Она тоже не была тактичным человеком.

Мне показалось, что голос Мельдера приобрёл шутливый оттенок, но лицо мужчины оставалось таким же обиженно-мрачным, как и пару секунд назад. Видимо, он ждал моих действий или извинений. Но этого не последовало.

Неожиданно относительную тишину разрезал противный звон чего-то металлического. Этот звук исходил с соседней улицы и постепенно усиливался. Сомнений не было: в Камило приехала череда торговых обозов.

Как известно, в бедных городах странствующие торговцы редкое явление. Они могли приехать лишь один раз в год, а могли не посещать нас и куда дольше. В такие моменты все стремились посетить их передвижные магазинчики и хоть не купить, но посмотреть на иноземные товары. Некоторые торговцы привозили на продажу редких, до сегодняшнего дня невиданных животных. Так в прошлом году жители Камило смогли увидеть Цербуса.

Это существо со стороны похоже на обычную ящерицу, которая обитает в живописных эльфийских лесах, но если приблизиться, можно заметить невероятные вещи. Четыре конечности до безобразия похожи на копыта, а длинная морда напоминает клюв грифона. Туловище у Цербуса построено весьма специфическим образом, словно кто-то жестокий решил переломать все кости животного. Хвост сначала сужается, а затем вновь расширяется в какой-то листоподобной форме. Картину завершает мохнатое оперение животного.

Этот торговец так и не смог продать Цербуса, зато жители города вдоволь полюбовались на экзотику и порадовались, что в их широтах не обитают такие «отвратительные и уродливые» существа.

Мельдер встал с колен и нахмурился. Я всегда удивлялась, почему он так не любил приезжих. Раньше это казалось его очередной причудой, но сейчас у меня не было уверенности в этом.

- Я пойду к обозам.

Мужчина повернулся и недовольно посмотрел на меня, но возражать не стал. Я не шибко то и хотела глазеть на товары, но оставаться в душной комнате хотелось ещё меньше. Раны были обработаны на славу, но боль всё ещё не желала уходить. Мне пришлось собрать всё своё терпение, чтобы не вскрикнуть, когда рука потёрлась об обивку кресла.

- Прости меня- я удивлённо моргнула и перевела взгляд на старика- вечером я тебе всё расскажу. Всё, до последней крупицы правды.

Моё сердце пропустила удар и забилось в радостном ритме. Давно подавляемое любопытство довольно заурчало, а на лице появилась улыбка. Я быстро поднялась с кресла и направилась к двери, одарив Мельдера благодарственным взглядом. Когда мне оставалось лишь пересечь порог, мужчина проговорил:

- Будь осмотрительней.

- Хорошо - я прикусила губу, а затем добавила - мне правда важно это знать.



Наталия Вайдер

Edited: 11.05.2017

Add to Library


Complain