Тайна озерной ведьмы

Размер шрифта: - +

5.

Вил, скрипнув зубами, бросил раздраженное «вполне», при этом даже не оборачиваясь на лорда. Тот, кинув в мою сторону нечитаемый взгляд, поспешил скрыться за дверью, услужливо прикрывая ее за собой.

-В твоих же интересах написать заявление,- меланхолично произнес Вильгельм тут же, прожигая меня гневным взглядом.

Неожиданностью его слова не были, скорее совершенно наоборот. Видя мой откровенно скептический взгляд, мужчина продолжил свою речь, лишь очень горестно вздохнув:

 -Ивена, я люблю тебя, понимаешь?

Горький смешок сам сорвался с губ.

Любит? Какая же это любовь, когда тебя силой и магией принуждают к действиям, которых ты совершенно не хочешь совершать? Разве это любовь, когда тебе постоянно врут и не гнушаясь пользуются твоей наивностью? Угрозы, шантаж, запугивания – это ли любовь?!

Я медленно покачала головой, не желая не то, что верить – слушать.

Найдя в себе силы, я сумела осторожно подняться на ноги, слишком остро ощущая нашу с Вилом разницу.

Разницу во всем: росте, положении, мировоззрении. Он самоуверенно считал себя выше, в чём частично был прав.

Мир пошатнулся, качнув и меня. Чуть не упав, я невольно прислонилась спиной к стене, лишь после этого запоздало заметив рванувшего ко мне Вила. Он, наверно, пытался поймать… Или сделать ещё что-то, кто его знает.

Я испуганно отшатнулась в сторону, широко распахнутыми от ужаса глазами глядя на человека, что пугал меня даже больше самой мучительной смерти. Наверно, что-то такое отразилось на моём лице, потому что он благоразумно остановился, не дойдя до меня всего шага, и вскинул руки в примирительном жесте.

-Не веришь,- произнёс он с наигранной грустью.

То, что грусть была наигранной, я поняла точно.

Отрицать или подтверждать это я не стала.

Просто стояла и не сводила с него внимательного взгляда, боясь, невероятно боясь того, что он может сделать здесь и сейчас. И пусть лорд Аверес чётко дал понять, что не простит Вильгельму вольностей… Остановит ли его это? Помнится, прежде никогда не останавливало.

-Ивена, я всегда хотел для тебя лишь лучшего, пойми,- продолжил он заговаривать мне зубы, наивно полагая, что я до сих пор также глупа и ничего вокруг не замечаю,- Я не знаю, что ты напридумывала в своей маленькой головке, но, прошу, услышь меня. Я люблю тебя, действительно люблю. Кажется, даже больше, чем следовало бы… Прошу тебя, уедем. Сейчас, со мной, и ты ни в чём не будешь знать отказа.

Глаза наполнились слезами. Не от умиления или чего-то ещё, что чувствуют девушки в подобные моменты – от горечи обиды. Врёт и не краснеет, мерзавец. А я… мне больно, невыносимо больно. Ведь я помню все те чувства, что считала искренними и взаимными, но, что более ужасно, я помню причину, ставшую последней каплей и вынудившую меня сбежать и прятаться так долго, скрываясь от одного конкретного человека.

От этого ужасного человека.

От этого монстра.

Я не хотела всё это слушать. Не хотела вспоминать то, что так старательно зарывала глубоко в душе. Не хотела переживать всё заново!

-Нет,- голос предательски дрогнул, хотя я и пообещала себе быть сильной.

Сглотнув образовавшийся в горле ком,  я с ненавистью посмотрела на хмурого Вильгельма, уверенно покачав головой,- я никуда с тобой не поеду. И заявление писать не стану. А теперь вон отсюда.

Но вместо этого мужчина вдруг невероятно быстро оказался возле меня. Всё произошло так быстро, что я даже понять не успела, как совершенно неожиданно оказалась зажата между стеной и почти такой же крепкой грудью Вила.

-Ты…- попыталась я оттолкнуть его, но он ловко перехватил обе мои руки, с силой прижимая их к собственной груди.

Его лицо оказалось опасно близко от моего. Проникновенный взгляд с высоты его немаленького роста и жаркий шепот, сорвавшийся с губ:

-Я превращу твою жизнь в кошмар наяву,- я против воли вздрогнула, что придало Вилу ещё больше уверенности,- думаешь, Аверес спасёт тебя? Ему плевать, он делает это только из-за нелюбви ко мне. Но не забывай, маленькая моя, что даже король может вдруг передумать и назначить нового ректора. Такого, что будет выгоден мне.

Я уже откровенно тряслась от страха, не имея возможности отступить прочь. Не в силах сделать хоть что-то! Он держал слишком крепко, был слишком близко, говорил слишком жутко…

Но Вилу этих слов оказалось мало и он продолжил окончательно сводить меня с ума:

-А даже если и нет, то мне нужно будет всего лишь подождать. Три года, конечно, много, поэтому мы пойдём другими путями. Скажем, тебя отчислят. Или же обстоятельства склонятся не в твою пользу. Как ты относишься к беременности, дорогая? Первых трёх я хочу мальчиков, а потом трёх девочек. А потом можно и ещё мальчика…

Меня затошнило от отвращения. Ужас колотил всё моё тело, глаза наполнились слезами, в горле появился ком, а все внутренности болезненно стянулись.

-Да,- наслаждаясь произведенным эффектом, улыбнулся Вильгельм,- мне нужно подождать всего два с половиной месяца. А потом зимние каникулы и ты – полностью в моём распоряжении на целых две недели, м-м-м… Как думаешь, мы успеем заделать ребёнка? Не волнуйся, я буду очень стараться!



Валентина Гордова

Отредактировано: 22.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться