Тайна перламутрового дракона

Размер шрифта: - +

Глава девятая: Школа

     Ана ни секунды не сомневалась в том, что причина поломок изобретений Эдрика в Джемме: слишком хорошо помнила о ее обидчивости и о том, на что Джемма способна в таком состоянии. И пусть после ее последнего серьезного закидона прошло уже почти три года, Ана не забыла ни ее жестокости, ни страданий лучшего друга, готового на все ради ее прощения. Даже соорудить крылья и шагнуть со скалы в море. Придумал тоже: быть ее достойным! Да что он вообще нашел в этой Джемме, чтобы так принижать себя и не замечать собственных добродетелей? Эдрику, конечно, с самого детства было тяжело прорываться из тени отца и старшего брата, но там Ана хотя бы понимала причину. Джемма же никак не тянула на недостижимый идеал, о котором можно только вздыхать, не решаясь осквернить своим прикосновением.

     Ну, симпатичная. Кудряшки эти с вплетенными жемчужинами, ярко-розовые глаза с густыми ресницами, миниатюрная точеная фигурка: Ана хоть и была среднего роста, рядом с Джеммой всегда чувствовала себя коровой. Пользу, конечно, людям приносила, да только иногда казалось, что лучше бы вовсе без нее обойтись. Летать умела, но то ей богами было подарено, а Эдрик сам крылья сделал и уж точно заслуживал уважения никак не меньше своей подружки.

     Ана раз за разом пыталась внушить эти мысли товарищу, ободрить его, дать надежду, но и сама видела, что не преуспела. Наверное, только Джемме было под силу пробудить настоящего Эдрика, убедив, что ей нужен он, а она вместо этого окончательно его растоптала, предпочтя Хедина.

     Ане было больно – да что там больно, она едва могла вздохнуть, когда представляла себе их объятия, – но она не жалела себя. А при взгляде на Эдрика расстраивалась до слез. Да, он старался держаться, делать вид, что ничего не произошло, тепло улыбаться и быть со всеми приветливым и участливым, но Ана-то видела, чего ему это стоило: все-таки восемнадцать лет дружбы не прошли даром. Глаза были пустыми и как будто мертвыми. Эдрика больше ничего не интересовало. Он выполнял долг, как и положено мужчине, но больше не получал удовольствия и радости даже от самого главного дела своей жизни.

     И все из-за Джеммы!

     Нет, Ана не отрицала своей вины в заваривании всей этой каши. Конечно, ей надо было предупредить Эдрика заранее, чтобы он и со своей подружкой о подыгрыше договорился. Но она и представить себе не могла, что Хедин сделает прилюдное предложение. Почти полтора месяца его ждала, и надеялась, и представляла себе, как это будет, и отчаивалась, и ничего не понимала, но даже в самом страшном сне не могла себе представить, что Хедин сыграет с ней такую шутку. Посмеяться перед лицом всего города! Какую гадость он бы сделал, ответь Ана согласием? Она ни секунды не верила в его искренность. Разве так станет свататься влюбленный мужчина? Разве будет он выносить столь сокровенное на всеобщее обозрение? Ана так и горела негодованием, поднимаясь к Хедину на помост. Хотела высказать все свое возмущение, но натолкнулась на вызывающий взгляд и поняла, как ударить с той же силой. Ану всегда уязвляло пренебрежение Хедина младшим братом, и вот ей наконец представилась возможность не только отомстить за свое унижение, но и показать превосходство Эдрика. Чтобы весь город знал, какой он на самом деле достойный парень, если девушка предпочитает его великолепному Хеду.

     Впрочем, кого она обманывала? В тот момент она хотела лишь отплатить Хедину его же монетой. Чтобы он даже думать не мог, что ритуальный хоровод имел для нее какое-то значение, а их сумасшедшие поцелуи оставили в ее душе неизгладимый след. Создатели, Ана ведь даже подумать не могла, что способна испытывать подобные ощущения и что потом будет нуждаться в них до исступления. Все Хед виноват: знает, как обращаться с девушками, и пользуется этим направо и налево, проверяя собственную неотразимость. Он и не собирался жениться. Задело, наверное, за живое, что Ана после свадьбы не стала его очередным трофеем: пороги не оббивала и глазами больной собаки не смотрела, выпрашивая внимание. Вот он на своем празднике о ней и вспомнил.

     Не на ту напал! Ана переживет и заставит себя забыть все, что тогда испытала. А потом найдет себе достойного парня, который будет любить и ценить ее, и прислушиваться к ее мнению, и думать не только о себе, но и о ней…

     «Девочка моя!»

     Как бы не так! И пусть от воспоминаний о том его тоне у Аны до сих пор пустело в голове и отказывали ноги, она никогда не позволит себе быть настолько слабой, чтобы потерять самоуважение! Кто угодно, только не Хедин! Не его жар, не его напор, не его нежность и нерешительность, вообще никак с Хедом не сочетающиеся! Они и обманули, вынудив Ану поддаться его обаянию. Но, видимо, Хедин просто знал, как найти подход и к таким матронам, как Ана. А она даже на какой-то миг поверила…

     Создатели, Ана ведь смогла бы жизнь с ним прожить и найти в этом свое счастье! Но только с тем Хедином, которого знала она одна. Который стыдился своей слабости и злился из-за Аниного равнодушия. Который смущался от ее внимания и терялся от ее заботы. Был ли этот Хедин на самом деле, Ана не знала. Скорее всего, по глупой девичьей привычке она его просто придумала. Но любила она именно его. Да, привычным Хедином легко было гордиться, восхищаться, любоваться, но Анино сердце отзывалось совсем в других ситуациях. И вот беда – только на него. И даже в последнюю встречу стучало, будто раненое, стоило Ане лишь поймать холодный взгляд голубых глаз. А ведь она дала себе слово не обращать на смотре на Хедина внимания. Конечно, лучше всего было бы вообще туда не ходить, но она не простила бы себе такой трусости, заставившей ее бросить лучшего друга одного на растерзание старшего брата и его товарищей. Эдрик-то ее не бросил, когда она больше всего в нем нуждалась. И Ана никак не могла понять, за что же его так наказали боги.



Вера Эн

Отредактировано: 11.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться