Тайна перламутрового дракона

Размер шрифта: - +

Глава тридцать восьмая: Двое… и все остальные

     Ана с нескрываемым любопытством поглядывала на откинувшегося на подушку мужа. Хедин не стеснялся наготы – что при наделенной его богами стати было совсем не удивительно, и чего нельзя было сказать об Ане, впитавшей скромность и благочестивость с молоком матери. И все же она не могла удержаться, чтобы при красноватом свете заходящего солнца не изучать мужа, замирая, и восхищаясь, и с трудом веря, что он теперь принадлежит ей.

     «Только ты! Единственная! Счастье мое!»

     И не надеялась когда-нибудь услышать такие слова от всем известного повесы. Кидала ему в лицо обвинительные фразы и плакала в подушку, понимая, что влюбилась не в того парня и что с ним ей никогда не обрести семьи и счастья.

     Глупая неверующая курица! И как только боги не разгневались на нее и не отняли любимого окончательно? Много ли там надо было, чтобы добить? Вон у него рана какая страшная, едва не лишившая руки. А если бы Создатели не сжалились?

     Ана тряхнула головой, отгоняя печальные мысли. Стоило ли отдаваться им сейчас, когда она не только вернула Хедина, не только вышла за него замуж, но и стала с ним одним целым? Приняла, прочувствовала, узнала до конца? И впервые в жизни ощутила себя настоящей женщиной?

     Любимой женщиной…

     – Нравлюсь? – не укрылись от Хедина ее изучающие взгляды, и он с довольной усмешкой посмотрел во вспыхнувшее лицо Аны. Чай, не привыкла с мужчиной одну постель делить. А у него даже сил прикрыться не было. После тех ощущений, что Ана ему подарила…

     А ведь не рассчитывал особо ни на что. Помнил, конечно, о пылкости молодой жены, но пятидневный поход вкупе с больной рукой и первым Аниным разом давали понять, что довольствоваться нынче придется малым. А скорее всего, и вовсе остановиться на полдороге, оставив удовлетворение до лучших времен.

     Забыл о милости Создателей. Они уж если награждают, то не скупятся.

     Само осознание того, что ему принадлежит Ана – самая светлая, самая нужная, самая восхитительная девчонка на свете, – обостряло чувства донельзя, а ее отзывчивость, ее невинность, ее зависимость от него, ее любовь к нему доводили до изнеможения без всякого содействия.

     Его девочка! Теперь совсем его!

     Ни одним словом ей не солгал – и стыдно не было ни за одно из них. А ведь явил себя отнюдь не опытным сердцеедом. Тоже свою зависимость от Аны открыл. Но притворяться перед ней казалось предательством. После всего, что она от него вынесла. И после того, какое счастье подарила…

     – Другого не будет. Уж об этом я позабочусь.

     Самодовольный тон появился сам. Хедин отлично знал, что Ана терпеть его не может и вспыхивает от такого почище сухой хвои. Но – эндов характер! – перед ней всегда хотелось распушить хвост. Показать свое превосходство над всеми. Чтобы она даже мысли не допускала, что найдет кого получше него.

     И общая постель ничего не изменила.

     – Нравишься, – улыбнулась Ана, радуясь, что очередной вызов Хедина дает ей право рассматривать его без всякой утайки. И даже трогать, проводя пальцами по тонким белым шрамам на груди – отметинам неизвестных ей схваток. И, быть может, набраться храбрости, чтобы прикоснуться к ним губами, – это-то свое желание Ана еще так и не осуществила. Не до того было. Ох!.. – Сама выбирала, – невольно вспыхнув от накативших воспоминаний, сообщила она. – Сама на себе женила. Сама в кровать уложила, несмотря на травму. Тебе, наверное…

     Хедин вдруг так удивленно на нее уставился, что она замолчала. Отвела взгляд, не выдержав угрызений совести. Ну правду же всю сказала. И даже если Хедину хорошо с ней было…

     Создатели!..

     Секунды не прошло, как Ана оказалась подхвачена сильной рукой и уложена на широкую мужнину грудь.

     – Колдунья моя! – глаза у Хедина горели восторгом. – Признавайся, заговорами какими владеешь? Или это поцелуи у тебя такие чудодейственные?

     Ана, ничего не понимая, захлопала ресницами.

     – Да я… – растерянно начала было она и вдруг ухватила догадку. Замерла в надежде. – Хедин, тебе с рукой?.. Лучше?..

     – Забыл про нее напрочь! – весело отозвался он, подтягивая Ану к себе. – Впрочем, с тобой что угодно забудешь.

     Ана осыпала его губы радостными поцелуями. Богини милосердные, если действительно… Ну, папа же с мамой только нежностями и лечатся! И ведунья говорила! А Ана…

     Она ничего не пожалеет для любимого! Обнадеживать пока не станет: а вдруг она все-таки ошибается и драконья кровь не имеет к происходящему никакого отношения? Но обязательно, обязательно умаслит богинь на еще одну милость. Особенно ту, у которой лазурно-голубые глаза.



Вера Эн

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться