Тайна перламутрового дракона

Размер шрифта: - +

Эпилог: Десять лет спустя

     Белоснежные стены и высокая двускатная крыша, украшенные столь искусной резьбой, что огромное здание казалось изящным и невесомым и напоминало скорее сказочный домик, в котором жила Матушка Зима, нежели храм, посвященный Божественной Триаде.

     Первый храм, воздвигнутый в Северных землях.

     Градоначальник не поскупился на затраты и выписал лучших зодчих из Южных стран, создавших настоящее диво, подобного которому не было ни в одной части света.

     Всего какая-то пара-тройка лет понадобилась для строительства, и Ана одной из первых пришла сюда, чтобы вознести Создателям горячую благодарность за то, что имела.

     Любящий муж – командующий армелонской армией и лучший на свете отец. Две дочери, появившиеся на свет с разницей в два года и ставшие неожиданным поводом для примирения со свекровью. Нужная работа и дом – полная чаша: Ане можно было только завидовать. Было ли это их с Хедином заслугой или покровительством Создателей, Ана не знала. Просто старалась жить по их законам. Не бояться, не упиваться гордыней и не впадать в отчаяние. И посещение Храма всегда в этом помогало.

     Но нынче Ана шла совсем за другим. Сегодня исполнялось девять лет с тех пор, как Создатели вернули ее мужу руку, и из года в год Ана в этот день приходила в Храм, приносила щедрые дары и поджигала лучинку как символ Божественной искры, совершившей такое чудо.

     Ана как сейчас помнила тот момент, когда пальцы безвольно лежавшей у нее на груди руки вдруг сжались и Ана, не сразу сообразив, что происходит, наигранно-сердито шлепнула по ним. И только тогда они с Хедином изумленно уставились друг на друга, а потом Ана бросилась ему на шею и зацеловала так, словно он только что спас Армелон от смертельной опасности.

     Первый год дался им нелегко. Хедин хоть и старался укротить свой нрав, но привычка все делать самому раз за разом вынуждала его срываться из-за невозможности проявить себя и необходимости просить помощи в самых, казалось бы, простых ситуациях. Ана уговаривала, утешала, подбадривала, но иногда и у нее заканчивалось терпение, и тогда дом дрожал от их острословия и прорвавшихся наружу обид. Правда, и мирились они потом со всей страстью, но Ана понимала, что муж никогда не свыкнется со своим увечьем и не сумеет искренне радоваться жизни, если боги не сжалятся и не захотят принять его таким, каким он был, не пытаясь сломать в угоду собственным правилам.

     Ана искренне не понимала, чего они от него ждут. Хедин не отчаялся, не забросил дело жизни, хотя поначалу был уверен, что главнокомандующий с одной рукой – это курам на смех. Но все же заставил себя перебороть страх и начать действовать. И уже в первый же год доказал, сколь прав был градоначальник, доверивший ему эту должность, потому что у сына «голова на месте».

     Первым делом Хедин поставил во главе Первого отряда Одже. Не за родственные связи, как многие тут же решили, и даже не за победу над драконом, а за многолетнюю безупречную службу. Одже навел в тюрьме такой порядок, что Хедин не сомневался в его способности управиться и с хозяйственниками. И не прогадал.

     Потом он упразднил Охранный отряд, создав вместо него Драконий и отдав его в распоряжение Ярке. Тот, правда, не особо долго сохранял свою крылатую ипостась, однако до свадьбы успел вместе с другими армелонскими драконами слетать в Долину и какими-то правдами и неправдами собрать из соплеменников отличную команду. Хедин сопровождал их, и, кажется, именно тогда Ана впервые ощутила не страх за мужа, отправившегося в логово тысяч ящеров, а доверие к хранившим его до сих пор богам. И Хедин вернулся без единой царапины и с такой победой, о какой можно было только мечтать. Сразу шесть новобранцев от четырнадцати до двадцати лет – кто еще мог похвастаться подобным подкреплением? Драконов ни в чем не неволили: при желании они могли в любой момент возвратиться в свою Долину… или остаться в Армелоне, как большинство их предшественников.

     Вилхе по главе Городской дружины тоже оказался на своем месте, практически истребив в Армелоне преступность и лихо разбираясь с другими неприятностями. Хедин никогда не лез в его вотчину, доверяя другу и получая от того взаимное признание. А градоначальник, кажется, начал потихоньку присматриваться к Вилхе как к своему возможному преемнику. И Ана была уверена, что лучше ее брата ему на это место никого не найти. Вдвоем с Хедином они продолжат начатое главой Армелона дело по объединению Северных земель и однажды создадут одно сильное и непобедимое государство, которому не страшны будут никакие испытания.

     Но все это дела будущих лет. А сейчас Ана, предупредив дочерей, чтобы не шумели, с узнаваемым чувством благоговения вошла в Храм.

     Когда-то она подолгу стояла внутри, рассматривая рисунки на стенах, любуясь игрой света, падающего сквозь цветные витражи, напитываясь умиротворением и уверенностью надолго вперед. Сейчас возле одного ее бока вертелась восьмилетняя Инга – такая же неуемная и безбашенная, как ее отец, а возле второго вздыхала Вета, заметившая по дороге в Храм серебристого волчонка и считающая минуты, чтобы броситься к лучшему другу, и Ана понимала, что у нее есть совсем немного времени, чтобы выполнить ритуал.



Вера Эн

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться