Тайна племени

Глава 5. Гроза

Я смотрела на неё и думала о том, что Марго в свои 28 лет стала ещё краше. Есть люди симпатичные, милые, есть не очень привлекательные, но умеющие себя подать, а есть красивые, когда всё в них находится в гармонии. На мой взгляд, она именно такая. Я невольно сравниваю её с собой и, как ни крути, себя отношу больше к разряду «милые и симпатичные».

Артём — это вообще отдельная история. Почему-то в его компании я постоянно испытываю дискомфорт, хочется отойти и наблюдать со стороны, не привлекая к себе внимания, и так почти с первого момента нашего знакомства. Наверное, именно поэтому он никогда не входил в близкий круг моего общения. Я о нём почти ничего не знаю. За всё это время впервые могу его рассмотреть более внимательно. Надо сказать, он действительно не сильно поменялся, немного похудел, но это к лучшему, изменились глаза, их выражение. Они выдают пройденный жизненный путь, невзгоды и радости, приобретённый опыт и зрелость. Он выглядит озадаченным и серьёзным. Окинул меня безразличным взглядом. Хоть он мне и никто, но всё равно неприятно, когда на тебя смотрят, как на «пустое место». Конечно, я отмечаю этот факт, но сейчас меня это как-то мало волнует.

Мы сели и молчим, и даже не знаем, что ещё друг другу сказать. Вокруг пугающая реальность, которая похожа на сон. Такого просто не бывает в жизни.

— Марго, как сейчас помню твои слова на встрече: «Скоро начнётся новая жизнь, полная небывалых ощущений и приключений». Знала ли ты, что всё так сложится?

Я задаю риторический вопрос с долей иронии, но получаю вполне реальный ответ:

— Конечно, знала. Ты в курсе, что я увлекаюсь эзотерикой? Перед встречей я попросила знакомую разложить карты Таро, и она совершенно точно всё увидела. Я, конечно, не думала, что её слова настолько буквально нужно было воспринимать.

— И ты всё равно пошла на встречу?

— Даже на секунду не сомневалась. В жизни очень полезно производить встряску.

— Тогда ты должна быть довольна.

Сижу и обалдеваю от такой точки зрения. Ведь и Данил тоже в какой-то степени рад произошедшему.

Я молчу, больше ни слова никто не говорит. Молчать в такой компании некомфортно. С Данилом мы шли часа два и молчали, и не было такого неловкого чувства, каждый думал о своём, а тут как будто над нами нависла грозовая туча.

Тут, наконец, Данил спасает обстановку:

— Артём, какие у тебя мысли по поводу всей этой ситуации?

Артём, как всегда, медлителен в речи и неохотно делится информацией. Это даже немного раздражает.

— Мы близко к экватору, но, скорей всего, в восточном полушарии. За нами следят.

Артём ничего не спрашивает у нас. Видимо, считает, что ничего нового мы не скажем. Ещё минуты три мы молчим, каждый витает в своих мыслях.

— Ну, ладно, нам пора двигаться. Мы уже давно отдыхаем.

Я мысленно благодарю Даню за то, что прервал это неловкое молчание. Мы надеваем рюкзаки и идём. Марго нас подкалывает:

— Вы что, на север собрались? Столько вещей с собой взяли.

Я молчу, но в душе с ней согласна, на мой взгляд,их действительно много.

— Судя по маршруту, нам всё должно пригодиться, — сказал Данил на полном серьёзе.

Через километр лес заканчивается. Жаль, потому что к нему мы уже как-то привыкли и приспособились, да и прямых лучей солнца нет, что облегчает передвижение. На выходе наша тропинка пересекается с маршрутом Андрея и Александры. Машем им руками и кричим, зовём к себе. Они подходят, и мы предлагаем идти вместе. Впереди бескрайняя равнина с буйной растительностью. Я бы её сравнила с морем, которое волнуется от каждого порыва ветра. Мы идём друг за другом и рассказываем, где были и что видели. Между нами царит дружелюбная и комфортная атмосфера. И Андрей, и Саша доброжелательны к нам, открыты. С Александрой мы дружили на первом курсе. Наши жизни постоянно пересекаются. Вот и сейчас, из ста человек на потоке она оказалась в числе пятнадцати, которые пришли на встречу. У неё лёгкий характер, она открыта для предложений, да и сама готова помочь в трудной ситуации.

Андрей внешне чем-то похож на Данила, хотя, может, это всё одежда. Она у всех примерно одинаковая: удлинённые шорты и футболки. Но всё же, и телосложение у них схожее, и цвет волос, и рост. Самое удивительное, что и мы с Сашей тоже очень похожи: невысокие, в одной весовой категории, светловолосые, и даже по характеру мы с ней близки. Отношение же Андрея ко мне другое, не дружеское, как у Данила, и не равнодушное, как у Артёма, а, очевидно, с проявлением симпатии. В общем, к Александре он относится примерно также. Но выражается это в учтивости, вежливости, т.е. можно сказать, что это нормальное уважительное отношение мужчины к женщине. Я не удивлюсь, если он так относится ко всем девушкам. Это приятно и дарит уверенность, поэтому мне нравится, когда молодые люди так себя ведут, пусть даже с совершенно посторонними.

Смотрю вверх: на облака, птиц, которые летают взад и вперёд в поисках мошек, и замечаю странную активность.

— Данил, смотри, что-то с небом не так.

Он смотрит вверх.

— Так, ребята, готовимся, мне кажется, дождь собирается.

Через три минуты становится темно, как вечером, на нас обрушивается ветер, который не даёт сделать и шага. Уже слышны раскаты грома. Гроза в поле — не очень приятная перспектива, но идти назад уже далеко. Вот только упали первые крупные капли, а потом сразу же дождь стеной. У нас есть два брезентовых плаща. Расстилаем один на землю, другим накрываемся сверху.Для четверых этого очень мало, но мы, как можем, прижимаемся друг к другу и стараемся лечь так, чтобы получилась не горка, а более или менее плоская поверхность. Но всё же, приходится вернуться к варианту «в два ряда». Ребята ложатся на землю, а мы — на них. И тут начинают чуть ли не через каждые пять секунд сверкать молнии. Кажется, что наступил конец света. При очередном раскате грома сердце уходит в пятки. И я уже сомневаюсь, является ли наша с Александрой позиция более выгодной. Наверное, лучше лежать в луже раздавленной, чем быть поджаренной. Но уже поздно что-либо менять. Мы все насквозь мокрые. Конечно, стыдно, что я боюсь грозы и дрожу при каждом её ударе, но мне реально страшно. Через 15 минут я уже привыкаю, аураган начинает уходить в сторону. Ребята почти утонули в воде, она поднялась сантиметров на пять-десять. Когда мы с них слезаем, то оказываемся в ней по щиколотку. Но нам всё равно. Все в шоке от произошедшего, мы просто сидим в этой грязи и тупо молчим.



Аврора Майер

Отредактировано: 06.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться