Тайна племени

Глава 24. Устройство нового мира

Опять утро. Снова я в незнакомой комнате. Как-то паршивенько на душе, и не пойму, что больше всего меня так расстроило: то ли то, что по совместительству тут предоставляю эскорт-услуги, то ли, что один знакомый нагло пользуется ситуацией. Пытаюсь себя уговорить, что это мужчины и что в основной массе им всё равно, как и с кем. Раз есть потребность, значит, нужно её удовлетворять. Но всё это не облегчает моих душевных терзаний. Просто нужно привыкнуть к этой мысли и смириться. И всё равно мне кажется, это мерзко и низко, взять и так поступить, всё-таки мы знакомы. А если учесть обстоятельства нашего здесь пребывания, мы почти родственники. Вторая встреча меня просто ошарашивает. Мы виделись между свиданиями. Что же он не сказал, да вообще, почему он в первый раз не заговорил?! Хотя он и во второй раз не произнёс ни слова!

Я сидела в комнате и, как сумасшедшая, разговаривала сама с собой, обзывала его самыми последними словами. Как никогда, я была рада, что рядом никого нет. Одна мысль меня не покидала: что за мерзкий такой человек! Была ещё вторая мысль - на следующей неделе опять с ним встречаться. Я чётко решила отомстить - не буду пить напиток и выскажу всё, что о нём думаю!

Дома девчонки сидели и с открытыми ртами слушали Марго. У неё состоялась встреча с вождём племени, его звали Дамкар. Она была на подъёме и в восторге. Когда у меня спросили, как всё прошло, я не знала, ЧТО ГОВОРИТЬ? Отделалась общими фразами и побыстрее перевела разговор на другую тему.

Мы решили называть дни недели, как у нас, просто без пятницы. Четверг. Я сегодня дежурная на кухне. Готовить не люблю, но разнообразить фронт работ уже очень хочется. Мне особо ничего не доверяют, я чищу, мою, режу, накрываю на стол. В столовой есть две главных женщины - Кассандра и Адель. Они уже взрослые, лет по сорок пять, у них серьёзный вид, и они контролируют, указывают, что делать. Остальные, я так поняла, приходят время от времени помогать. Мы накрывали на стол в столовой, а ещё мы собирали еду в поле, потому что участки далеко и приходить на обед сюда неудобно.

Основу питания здесь составляют экзотические овощи, фрукты и ягоды, пекут хлеб, но очень немного, в день каждому достаётся небольшой кусочек. Хотя фрукты кажутся необычными для нас, а для местных - вроде картофеля с яблоками. И тут, надо признать, фантазия их безгранична, готовят много разнообразных блюд из достаточно ограниченного набора продуктов. Невероятные по аромату соусы и приправы делают пищу очень вкусной. Мясо здесь едят 1-2 раза в неделю, в основном, по выходным, бывают ещё яйца диких птиц, но это тоже деликатес редкий. Нет ни сладостей, ни жирного мяса. Я не видела здесь ни одного полного человека, все стройные и поджарые. Наверное, это из-за питания и активного образа жизни. Ещё на основе фруктов и трав готовились всякие настойки и вермуты, которые использовались на местных вечеринках. В будний день никто не пил. Хочу отметить, что в мужском племени еда совсем другая: каждый день мясо, но всё очень просто, они не заморачивались на этот счёт. Мне у нас еда нравилась больше, я подсела на все эти соусы, травы и приправы, и каждый раз обед становился для меня открытием новых вкусов.

Была здесь такая особенность - в поле ходили работать только женщины после 40 лет. Несмотря на то, что они пользовались большим уважением, им доставалась самая тяжелая работа. Почему было так, мы долго не могли понять. Оказалось, причиной тому было вот что: когда у женщины проходил детородный возраст, она переставала участвовать в ритуалах по продолжению рода. Так вот, молоденьких берегли от палящего солнца и тяжелой работы, чтобы те могли достойно выполнить свой долг и мужчина остался доволен. Если ему что-то не понравилось - это позор для общины. Абсолютно все стремились на эти свидания, как сумасшедшие, целую неделю находились в ожидании, обижались, если их не приглашали в этот раз. И, конечно, появление новых представителей сильного пола вызвало просто фурор. Нам-то никто не обрадовался - мы составляли конкуренцию и отбивали их мужчин, а вот наши парни были лакомым кусочком. И каждая из тех, кто в листе ожидания, мечтала забеременеть от белого мужчины. Но везло не всем!

Чем мне нравилось на кухне, тут девушки постоянно сплетничали. Темы - только про мужчин и свидания. Эти разговоры мне очень помогали в изучении местного языка, так много раз повторялось одно и то же с незначительными изменениями.

Самое интересное за дежурством в столовой было то, что в обед меня отправили в детский сад. Местный детсад, стоял на противоположной стороне от полей с овощами и подходил к краю деревни, занимал очень обширную территорию. По сути, это была деревня в деревне. На территории мини-деревни было четыре домика и росли низкорослые деревья. Было видно, что они не дикие, по крайней мере, специально здесь посажены. Один из домиков являлся столовой. А что было в остальных, я не видела. Когда мы пришли, дети гуляли на улице. Кто-то бегал, кто-то лазал по деревьям, а кто-то из детей постарше присматривал за младшими. В общем, они, на мой взгляд, жили самой нормальной детской жизнью, такой же, как у нас. Я остановилась, засмотрелась на беззаботных детишек и невольно вспомнила свою дочь. У меня покатилась слеза по щеке, и тут меня окликнули, нужно было помочь. Мы накрыли, дети поели вместе со взрослыми, которые за ними присматривали, и мы пошли обратно. Когда ужин тоже был приготовлен, нас отпустили. Было рано. Даже как-то странно, с поля я всегда возвращалась уже в сумерках, и единственное, чего хотелось, это завалиться спать. А тут такой простор для деятельности и не сильно устала. И у меня появилось желание побродить. Захотелось вернуться в детский сад. Я решила подойти к той стороне, которая ближе к лесу, чтобы не привлекать лишнее внимание, и принялась наблюдать за детьми. Меня они не видели, поэтому было очень интересно смотреть. Вот мальчишка забрал у девчонок куклу и залез на дерево, а они ополчились против него, но никто не решается отправиться за ним. А вот девочка лет десяти играет с годовалым ребёночком. Она очень серьёзна и чувствует груз ответственности, видимо, точно копирует все действия взрослых, а на предложение других девчонок поиграть отвечает отказом. Как можно? Ведь ей доверили такое сокровище, только ей, и она за него отвечает. Тут из одного домика выходит беременная девушка и принимается мирить девчонок и мальчишек. Потом она садится в кресло, подобное креслу-качалке, сидит и смотрит за детьми. На её лице радостное ожидание, безмятежность. Все эти сцены так знакомы. И навевают воспоминания о доме. Неужели всё это было со мной?



Аврора Майер

Отредактировано: 06.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться