Тайна племени

Глава 39. Побег

Разговор после рождения Мелиссы меня преследовал очень часто в моих снах. Это был кошмар. Я всё пытался придумать, что могу изменить, и словно ходил по кругу, потому что выхода не было. После этого она уже была другой: послушной, покладистой и равнодушной. И уже не делилась своими мыслями. Мы виделись очень редко, иногда неделями не пересекались. Я совершенно чётко знал, что она решила остаться. И было невыносимо пережить этот цирк: она врала мне, что всё хорошо, а я ей врал, что ей верю. И когда у нас был готов план, как всех отсюда вывести, решил уже не ходить на встречи, чтобы не врать и не проболтаться. Я ходил и наблюдал за ней, как и раньше, из своего укрытия. И было ужасно грустно осознавать, что мы опять чужие. Я тоже не хотел оставлять дочь здесь, но не было другого выхода! Поэтому ответственность решил взять на себя. Пусть она не простит меня, знаю, кого-то винить всегда проще, чем себя. Марго обещала помочь и дать какую-то настойку, которая лишает памяти. Но мы с Данилом решили сначала посмотреть, может, всё будет нормально и мы обойдёмся без неё. С одной стороны, я очень боюсь, что она меня забудет навсегда, а с другой стороны боюсь, что никогда не простит.

 

Алина точно никуда даже не двинется с места. Она это знала и не говорила этого, только потому что я не спрашивала. Но уверенность во взгляде, поведении, отсутствие всяких терзаний говорили сами за себя. Александра и Аня тоже совершенно точно знали, чего хотят, они хотели возвращения домой, и, хотя исправно выполняли свой долг, достаточно легко воспринимали мысль о том, что детей нужно будет оставить. Получается, что только я не представляла, как мне поступить. Остаться здесь и ждать дальнейшей своей участи или забыть всё как страшный сон и сделать попытку к возвращению в свой мир.

Отношения с Артёмом испортились. Я просто поставила стену между нами. У нас были разные цели, и дальше нам было не по пути. Последний месяц я его вообще не видела. Вот любовь и закончилась, при первой же сложной ситуации меня просто бросили. Сильно меня это не расстраивало, воспринимала как должное, по-другому просто не могло и быть, не бывает всегда слишком хорошо. Я до верха была заполнена материнским инстинктом и заботой о моём ребёнке, поэтому в депрессию впадать мне было некогда. Ничего важнее моей девочки сейчас не было. Я просто смирилась с этой мыслью, перестала считать дни и без всяких эмоций подумала, что нас с Алиной решили оставить здесь. Наверное, так будет лучше всем. И успокоилась. Мне стало легче. Пусть год, потом ещё почти два года вместе. А там посмотрим, что будет, может, всё и образуется. Устроим с Алинкой здесь переворот и научим жить по-человечески. С такой мантрой я засыпала каждый день.

Настал день X, я это поняла по оживлённым сборам Александры и Ани. Меня это никак не трогало. Мы с Алиной жили в прежнем ритме, я ей помогала, она — мне. Кормили, укладывали, меняли пелёнки — всё как обычно, отвлекаться на пустяки не было времени. И уже поскорей хотелось, чтобы этот день закончился, чтобы все лишние люди отправились восвояси и не напоминали лишний раз, откуда мы родом. Уложив малышку, я тоже легла спать.

***

Без Марго мы бы не справились. Она уверена на 100 %, что нам надо покинуть это место, пока есть такая возможность. В её арсенале целая куча всяких «бабкиных» секретов. Путь до ворот был не близким, и, если Дарина и Алина будут всё время сопротивляться, мы вряд ли и до утра доберёмся. Она предложила их усыпить, поэтому, не вызывая подозрений, мы с ними больше не спорили. Разжечь усыпляющую траву в нужный момент доверили Александре и Ане. Они выполнили задание великолепно. Когда мы пришли, девчонки тихо-мирно спали. Нести их до ворот, даже спящих, было непросто. Когда мы подошли, ворота были уже открыты. Мы беспрепятственно вышли и оказались в прошлом. Палатки полиняли и выцвели, всё заросло, но вещи все были на местах. Стало жутковато. Я не сомневался, что мы поступаем правильно, и радовался свободе. Когда мы попали в наш мир, ворота не закрылись, но, когда Данил попытался вернуться за своим ножом, который он обронил, пока тащил Алину, за воротами был обычный лес. Портал закрылся или, может, допускал только один проход. Это было неизвестно.

Я был в хорошем настроении, как и все остальные, уже строил планы. Один Данил был в жутком унынии, на него было даже смотреть грустно. Если честно, я не понимаю, зачем он пошел со всеми. Надо было оставаться там. Когда я ему задал это вопрос, он начал говорить что-то про ответственность за нас, за сына, который там без него, и прочую ерунду. Я его не понимал. Мы привели всё в порядок, насколько это было возможно, девчонки всё спали. Какое-то убийственное средство. Прошло уже больше 12 часов. Мы не теряли зря времени. После пребывания в племени все стали первоклассными охотниками, поэтому поймать местную дичь не составило большого труда.



Аврора Майер

Отредактировано: 06.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться