Тайна проклятой королевы

Размер шрифта: - +

Глава 8. Ставки сделаны

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

СТАВКИ СДЕЛАНЫ

Мы тут же забежали обратно. К палатке приближалась дочь Яарна. Рядом с ней семенила Хъйонн.

Я стрелой метнулась к одежде наёмника, из кармана достала жестянку и выпустила на волю Шафрана.

– Руточка! – фамильяр сел мне на щёку и защекотал лапками.

– Шафран, живо на воротник! Все нежности потом! Кхыбра, дай нож.

Подруга запустила руку в сумку и достала нож тёмного.

– Ты собралась ему спящему перерезать горло? – голос троллины дрогнул.

– С ума сошла? – я отрезала рукав его куртки и намотала на руку. Затем сняла с его пальца перстень. Тот самый, который он прикладывал к скале, чтобы открыть проход в Вайге-Нор. Перстень я надела на большой палец – с остальных он рисковал свалиться.

Я схватила за руку Кхыбру и потащила к задней стене палатки, которую полоснула ножом. Благо у наёмников невероятно острые ножи! Натянутая как струна шкура разъехалась, как панцирь жука.

–  Бежим! –  почти приказала я.

И мы юркнули в образовавшийся проход. Как я и предполагала, за палаткой стояли Тени Морока. Я сразу же узнала единорога Яарна и бросилась к нему, выставляя вперёд руку с отрезанным рукавом. Единорог всхрапнул, обсидиановый рог угрожающе блеснул, но, учуяв знакомый запах, он фыркнул и наклонил голову. Я тут же воспользовалась этим и намотала рукав на уздечку, завязывая узлами по бокам. Мы с трудом влезли на спину высокого единорога. Кхыбра обхватила меня за талию.

– Йохх! – ударила я пятками в бока Тени Морока.

Единорог сорвался с места и стрелой пронёсся мимо опешивших наёмниц.

– Догнать тварей!.. – услышали мы за спиной крик дочери Яарна.

Я лупила пятками в бока и как шалая гнала Тень Морока по знакомой дороге. Внезапно единорог остановился и взвился на дыбы. Мы этого не ожидали и упали прямо на дорогу. Вот же Маруново создание! Вдалеке послышался свист и крики: «Йохх!» Наёмники вот-вот нагонят нас.

Я глянула на единорога, склонившего голову вниз, и попятилась назад – рукав видимо развязался от быстрой езды и, скорей всего, потерялся в пути. Он унюхал наш запах, и сейчас это создание тьмы готовилось заколоть нас рогом, а затем и растоптать.

Кхыбра кубарем перекатилась почти под скрытые клубящейся тьмой копыта. Блеснуло лезвие. Единорог взбешённо заржал и стал заваливаться на бок, при этом он всё ещё пытался боднуть меня мощным рогом. Я отпрыгнула подальше от него. Из-под Тени Морока побежала густая тёмно-синяя, почти чёрная, кровь. Кхыбра, тяжело дыша, вытерла нож о подол плаща. Единорог издал протяжный звук, больше похожий на вой, чем на ржание.

– Ты его, ик, убила? – от шока я начала икать.

Кхыбра достала знакомые пузырьки со свирельником. Мы залпом их выпили.

– Только резанула сухожилия, – успокаиваясь, ответила подруга. – Эти, – она кивнула в сторону приближающихся наёмников, – или добьют, или вылечат. Но убьют вряд ли, – сделала вывод она, – ведь это единорог Яарна.

Троллина умница, быстро сообразила что надо делать. Медлить нельзя, если мы сейчас же не найдём проход, нам крышка.

– Мы почти на месте, – осмотревшись, я потащила её за рукав. – Бежим, сейчас здесь будут тёмные.

Мы со всех ног помчались по дороге. Где же он? Где этот проклятый валун?! Они здесь все похожи словно близнецы. Я закрутила головой, сняла с большого пальца перстень Яарна и повела им вдоль скалы, не забывая проводить по валунам.

– Вот эти мерзавки! – послышался разъярённый голос Бинхинри. – Тайха́рна, хватай их!

– Пресветлая Акридена, помоги нам!.. – по-моему, я сказала это вслух.

Валун дрогнул и бесшумно отъехал в сторону. Рука провалилась, словно прошла сквозь камень. Я схватила Кхыбру за руку и рванула за собой. Мы выпали по ту сторону скалы. Я приложила перстень к валуну, оказавшемуся по эту сторону, тот бесшумно стал на место.

– Тварь!.. – голос дочери Яарна мог от гнева стереть в порошок и валун, и скалу. И наступила тишина, прерываемая звуками вечерней столицы тёмных. Представляю сколько ругательств и проклятий неслось сейчас в наш адрес по ту сторону скалы. Ничего, пустые слова мы как-нибудь переживём.

Мы обнялись с подругой и чуть не плакали от счастья – живы.

– Они знают, что мы в столице, – разомкнув объятия, сказала троллина. – И про игорный дом знают. Зря я языком трепала.

Кхыбра с досадой хлопнула себя рукой по ноге.

– И мы нажили себе врагов, – обречённо выдохнула я. – Ютара по сравнению с наёмниками – прекрасная хрупкая бабочка.

– Как ты думаешь, сколько тёмные будут спать?

– Не знаю. Я понятия не имею, что за корешок продал господин Хурлапый.



Ляна Аракелян

Отредактировано: 15.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться