Тайна пропавших картин

Глава 2.10.

10

И все-таки ожидание мной чего-то особенного, оправдалось: я встретила свою первую любовь. Ко мне пришло не мимолетное увлечение, а настоящее взрослое чувство. Оно было не только безмерно сильным, оно изменило мою жизнь.

Я помню тот день очень хорошо. До мельчайших подробностей. Как будто это было вчера.

Стоял теплый сентябрь, примерно его середина. Уже не жаркое солнце все еще старательно трудилось, обогревая землю и морскую воду. У него это получалось неплохо. Только по утрам и вечерам я накидывала шерстяную кофточку. В течение же дня в этом нужды не было.

В тот день я сидела в саду, в гамаке, и читала книжку, когда со школы вернулся Никита. Несмотря на папины мрачные предсказания, занятия у брата в гимназии начались вовремя. Но сегодня он вернулся домой раньше обычного: кто-то из учителей заболел, и их класс отпустили. Мальчик примчался домой сияющий, румяный, громогласный.

Почти сразу за ним пришел папа. Это было странно, потому что отец редко возвращался домой днем. По его хмурому, посеревшему лицу легко было догадаться: что-то случилось. Он, кивнув нам, быстро исчез в своем кабинете. Мама, тревожно посмотрев ему вслед, постояла в задумчивости, потом пошла следом. Остановилась на полпути, обернулась к нам.

- Сашенька, - обратилась она ко мне. – Пообедайте на кухне и потом идите с Никиткой на прогулку.

Я сразу поняла, почему она об этом попросила: не хочет, чтобы мы слышали их с папой разговор. Он редко бывает таким. Значит, действительно случилось что-то серьезное. Тревога за папу передалась и мне.

Мы с братом, быстро пообедав, взяли Ветерка с собой и направились к морю…

 

…Собака носилась вдоль берега, Никита бегал за ней и смеялся. А я все думала, что же такое могло произойти у папы.

На берегу, кроме нас, никого не было. Курортники уже уехали обратно, в свои холодные далекие города. А местные жители, как правило, - не частые гости к морю.

Нет, оказалось, мы были не одни. На приличном расстоянии от нас, около берега, я увидела мужчину. Последний отдыхающий?

Никита умчался вперед и вскоре был уже рядом с тем человеком. Когда я приблизилась, увидела, что он – художник. Мужчина сидел у мольберта и рисовал море. Я подошла ближе и поздоровалась. Он обернулся. Наши взгляды встретились, и мое сердце вдруг учащенно забилось. Какая-такая сила была в его глазах? Почему же иначе после этой встречи я потеряла покой? Разве может кто-то ответить на эти вопросы, если даже я не знаю, почему.

- Здравствуйте, - приветливо произнес мужчина и улыбнулся.

Ему, наверно, было лет тридцать пять. Может, больше. Может, меньше. Лицо чисто выбрито, но с усами. Волосы темные, прямые. Глаза... Глаза, я уже говорила, такие особенные!.. Но цвет я с первого раза не поняла. Даже как-то и не думала об этом.

А потом уже старалась не встречаться с ним взглядом. Боялась выдать ниоткуда возникшее чувство.

Никита все это время бегал неподалеку, бросал камни в воду и не обращал на нас никакого внимания.

А мы все говорили и говорили. О живописи, о море, о погоде... И мне казалось, не могли остановиться. Чувство, что я знаю его всю жизнь, поглотило меня: так было легко и просто с ним беседовать. Но с другой стороны, каждый раз, когда наши глаза встречались, я боялась, что он услышит стук моего сердца...

Потом мы с ним попрощались и пошли с братом домой. Я шла и не оборачивалась. Хотя так хотелось узнать, смотрит он мне вслед или нет. И еще я сожалела, что он не спросил, как меня зовут. А я, разумеется, постеснялась первой задать вопрос о его имени.

 



Ольга Солнцева

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться