Тайна системы "Юпитер"

Размер шрифта: - +

4. ВОПРЕКИ ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

Глубокая ночь постепенно переходила в раннее утро.

Отец и дочь сидели на диване среди тишины.

Спать совсем не хотелось. Да и какой тут сон! Ника только что рассказала такое, что Геннадию Юрьевичу не могло присниться даже в самом фантастическом сне!

Прошло немало времени, прежде чем профессор в первый раз сдвинулся с места и закряхтел, как древний старик. Он до сих пор был в шоке от услышанного. Но всё же речь к нему вернулась.

–Ника… - прошептал он.

–Что, пап?

Но он больше ничего не произнёс; он сидел и поглядывал на неё, после чего, встал и вышел на балкон.

Утро было холодным. Резкий ветер обдавал лицо самым настоящим морозом. Профессор стоял до тех пор, пока не начал дрожать от холода. Основательно продрогнув, он решил зайти обратно в комнату.

Геннадий Юрьевич посмотрел на Нику и сел рядом:

–Ты самое невероятное существо на земле. Я знаю, что всё, что ты мне рассказала – правда. Но я всё равно не могу в это поверить. Слишком это фантастично всё.

–Ты знаешь, почему ты очнулся? – вдруг спросила Ника.

–Что? Я ничего не понял. Когда я очнулся?

–Тогда, когда ты потерял сознание здесь на диване.

–А… Ну и почему я очнулся?

–Потому что, я пропустила сквозь себя нужную энергию, взятую из космоса, и перенаправила её в твой мозг.

–Значит, ты что-то вроде проводника между вселенной и людьми?

–Точнее сказать: между вселенной и материальным миром.

–И как ты распознаёшь эти энергии? Откуда ты знаешь, какая куда подходит?

–Всё это происходит интуитивно. Я вижу рану, значит, тянусь к одной ниточке. Вижу болезнь, тянусь к другой. Хочу контроля над чужим мозгом, тянусь к третьей, и так далее.

–А если ты захочешь кого-то убить? – с опаской спросил Геннадий Юрьевич.

–Я никогда не захочу никого убивать, пап.

–Я не могу быть до конца уверенным в этом. Всё же ответь, если ты захочешь кого-то убить…

–Нет. Этого никогда не будет. В этом можно не сомневаться, потому что вселенская энергия – это энергия созидания! Конечно, в жизни может существовать смерть во благо. Но такие случаи встречаются невероятно редко.

–Ну, а всё-таки. Если ты захочешь кого-нибудь убить, ты сможешь воспользоваться своими способностями и умертвить живое существо, будь то человек или животное, используя только силу своего разума?

–Теоретически – да; практически – нет.

–Почему практически – нет?

–Потому что, я не приемлю убийство. Оно противно мне. Вселенная создала жизнь, и человек не в праве её отнимать ни у кого. Пап. А теперь я могу вернуться к нашему первоначальному разговору?

–Ты про спасательную операцию?

–Да.

Геннадий Юрьевич вздохнул и сказал:

–Ладно. Ты победила. Ну, что я могу сказать? Как говорит мистер Паркер, «ещё не всё потеряно». Совет, конечно, закончился победой Густавсона. Я проиграл в сухую, а жизни людей на Европе висят на волоске.

–Но, как же так! Ведь не может же быть, что вы их там бросите! Это же негуманно! Это против человеческой природы! Так нельзя!

–Вот здесь я с тобой не соглашусь. Во-первых, экспедицию могут бросить там запросто! Во-вторых, то, что это негуманно, знаем только ты да я… и ещё Джон Паркер. Остальные слепо верят Густавсону. В-третьих. Ты сказала, что это против человеческой природы. Ника! Ну, ты же взрослая девочка! Сама должна понимать, что природа человека до такой степени несовершенна, что порой доходит до абсурда! Люди готовы сожрать друг друга, только бы им было хорошо. Густавсон жалеет пространственный корабль. Он думает, что единственный в мире корабль пропадёт так же, как и все остальные. И зачем нужно рисковать таким сокровищем ради нескольких человек? И, наконец, в-четвёртых… Что ты там сказала? «Так нельзя»? Можно, скажу я тебе. Можно!

–Что, можно? Бросить их там?!

–Да. К сожалению, такая практика имеется… Если не можешь в чём-нибудь разобраться, – брось! И они бросят! Что такое три-четыре человека, когда речь идёт о пространственном корабле?! Тем более, они не хотят доверять его кибернетическим людям!

–А, если послать живого человека? Например, добровольца.

Профессор вздохнул, и тихо произнёс:

–Добровольцы закончились, Ника. С тех пор, как многие узнали, что на Европе пропадают все корабли, туда не стремятся даже самые отчаянные головы. Кто туда полетит? Я? Так, меня не пустят! Скажут, мол, сиди, старый, помалкивай, а мы как-нибудь и без тебя разберёмся.

–Пап! Но так же нельзя! Там живые люди! Они просят помощи!..

–Они заражены! – перебил её профессор. – А это очень весомый аргумент, чтобы не лететь туда. К тому же, пространственный корабль существует в одном экземпляре, так сказать, и потерять его никто не хочет, так как он может вывести нас на следующую ступень освоения космоса.

–Неужели и ты принимаешь их сторону?! – возмутилась Ника.

–Ника! Я принимаю сторону логики! Ты должна понять, что совет закончился на том, что использование пространственного корабля нецелесообразно. Что риск не оправдан. А люди… Что люди? Может, пошлют к ним какой-нибудь корабль… обычный…

–Который прилетит туда только через полгода, когда они все умрут! – закричала Ника.

–Почему они должны умереть?

–Да, потому что ты сам говоришь, что они заражены! И никто не знает, чем!

–Ника…

–А я каждый раз вижу во сне одно и то же: экспедиция гибнет!.. Люди гибнут, пап! Как можно бросать их?! Неужели ты ничего не сделаешь, чтобы их спасти?!



Иван Сапрыкин

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться