Тайна системы "Юпитер"

Размер шрифта: - +

5. ПРИЗРАК

–Я убила его.. я убила его… я убила его…

Ника повторяла эту мантру, схватившись за голову.

Внутри у неё клокотал вулкан, готовый взорваться в любой момент. Её нервы были напряжены до предела. Она вся тряслась и ничего вокруг не замечала.

Единственной мыслью было то, что по её вине погиб отец, который создал её, любил, воспитывал, потакал её прихотям, прощал всякие проделки!..

Она стала причиной его смерти!

Ника понимала, что трагедия произошла в момент старта. Её отец испарился за считанные миллисекунды. Ника не могла ничем помочь. Ей оставалось только сидеть и осознавать тот факт, что её «папа» умер; умер из-за её эгоизма и самонадеятельности.

Проклиная себя, она сидела и невидящими глазами смотрела перед собой. Она зашла в тупик. Теперь всё стало неважным и мелким. Как жить дальше, зная то, что по твоей вине погиб отец? А ведь можно было решить всё по-другому. Нике казалось, что можно было, но как? Теперь уже неважно. Он погиб, пытаясь остановить свою непослушную дочь, возомнившую себя центром вселенной. Эти мысли застряли в её мозге и приводили к неистовой злобе на саму себя. Но злоба быстро прошла; на её место пришла бесконечная скорбь, которая заполонила всю душу.

И Ника разрыдалась. Она колотила руками по панели приборов, хваталась за голову, выла и кричала. Она бы вскочила с места и побежала, куда глаза глядят, если бы не ремни, которые удерживали её в кресле. Это была настоящая истерика. Осознание непоправимой трагедии доводило до сумасшествия, и справиться с этим было практически невозможно.

Корабль в это время выходил на орбитальные координаты, проложенные тщательным образом; ещё несколько секунд, и Земля станет быстро отдаляться. Скорость превышала звуковую во многие десятки раз, и ни один корабль, поджидающий Нику на орбите, не смог бы её догнать.

Так и случилось: пространственный корабль вырвался из атмосферы Земли и понёсся, постоянно набирая скорость, в открытый космос. Траектория полёта была проложена по широкой дуге, чтобы обогнуть планету по большому радиусу для того, чтобы Луна оказалась с другой стороны.

Несколько кораблей, курсирующих на орбите, быстро остались позади. Но преследователи и не надеялись как-нибудь остановить пространственный корабль, так как знали, что догнать его не получится. Огонь открывать было запрещено, потому что преследуемый объект был бесценным для всего человечества. Всем оставалось только наблюдать, как пространственный корабль быстро превращается в маленькую точку и улетает от Земли всё дальше и дальше.

И настало время, когда маленькая точка совсем исчезла из видимости.

Прошло уже более получаса, когда Ника, наконец, выдохлась. Она упала на приборную панель и упёрлась в неё головой. В этот момент она провалилась в отрешённое беспамятство. В голове царил полный вакуум. Мысли остановились, и мозг парил в какой-то непонятной пустоте, где не было ничего: ни горя, ни радости, ни надежды, ни бытия, ни смерти… Ничего.

Так она и сидела, забыв обо всём на свете, пока не пришло единственное лекарство, которое хоть на время могло немного уменьшить душевную боль – сон.

Ника заснула, уткнувшись лбом в панель, а ремни безопасности не давали ей свалиться с кресла.

 

 

Она проснулась от осознания того, что что-то забыла. Резко подняв голову, Ника стала озираться по сторонам, ища неизвестно чего. Но вокруг был только космос, транслируемый окружающим экраном – бесконечная, чёрная пустота – такая же, как и наполняющая душу девушки.

Воспалённые, покрасневшие глаза изучали эту пустоту и не находили в ней никакого смысла. Мир потерял свою значимость. В мыслях был только один мрак и осознание того, что она убила своего отца.

Наплевав на всё на свете, Ника расстегнула ремни и встала с кресла. Она уже и не помнила, для чего отправилась в этот полёт; она также забыла про активацию пространственного двигателя, который запускался вручную. Отметка, на которой должна была произвестись активация, давно осталась позади, но Ника медленно шла между пустых пассажирских кресел и не думала ни о чём.

Она миновала «капитанский мостик» и подошла к выходу из рубки. Всё так же медленно, она пошла по коридору.

Всё это время искусственный интеллект корабля наблюдал за ней и пытался показать ей накопившиеся сообщения с отчётами о полёте, но Ника ещё перед стартом запретила искусственному интеллекту общаться с ней; она решила, что он как-нибудь сможет помешать украсть корабль или будет отвлекать ненужными в тот момент сообщениями и процедурами, что предшествовали старту. Старт произошёл в ускоренном режиме. Ника опустила некоторые, по её мнению, ненужные процессы, для того чтобы побыстрее убраться из ангара. Поэтому интеллект корабля молчал. Единственный пассажир (он же пилот и капитан) шёл по пустому коридору неизвестно зачем и неизвестно куда.

Ника смотрела себе под ноги. Тишина вокруг была гробовая. Эта тишина давила на уши и погружала ещё в бОльшую скорбь.

Наконец, коридор вывел её в какое-то помещение. По стенам располагались несколько проходов. Ника не знала, куда они ведут, ведь на тщательное изучение корабля времени не было.

Немного осмотревшись, она поняла, что находится в столовой. В некоторых местах стен висели терминалы, выдающие пищу; тут можно было заказать какую угодно еду.

Ника прошла мимо терминалов и подошла к первому попавшемуся выходу. Новый коридор был освещён, и, не задумываясь, она решила пойти туда.

Она скиталась по кораблю некоторое время, практически не замечая ничего вокруг. Ей ничего не было нужно. Она сама не заметила, как снова оказалась перед входом в рубку, где в воздухе висел «капитанский мостик». Взглянув на него, Ника вспомнила, зачем она здесь. Её отец погиб, а где-то на Европе ждёт спасения её возлюбленный. Если погибнет и он, то жизнь совсем потеряет смысл. Если она его не спасёт, то зачем вообще тогда жить? Влачить жалкое существование? В одиночестве? Одна во всём мире! Ни родных, ни близких, ни друзей… никого!



Иван Сапрыкин

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться