Тайна Тисовой дороги

Размер шрифта: - +

Глава 11

Отряд во главе с императором выехал из Лаэтена на рассвете и уже к вечеру третьего дня был уже в Терранте, где начались волнения среди торговцев, недовольных тем, что подняли торговые пошлины.

Урезонить торговцев удалось, буквально, за два дня.

Едва только увидев герб императора, недовольные торговцы, передали свои требования, которые, впрочем, не удовлетворили его величества. Снизить и без того низкие торговые пошлины было невозможно, учитывая, что теперь к Элейну присоединился еще и Шаттер.

И Эвальду пришлось выделить немалую сумму на восстановления экономики и выплаты жалования войску, которое пришлось собирать заново, потому как при короле Джеорде регулярное войско Шаттера было весьма сомнительным и состояло, в основном, из наемников.

Эвальд же, снова сделал то же, что когда-то сделал в Элейне - собрал крестьян и нищих, готовых биться за императора и организовал учебный лагерь, оставив в Шаттере полк верных солдат, во главе с опытным офицером, которые в свою очередь, должны были обучить крестьян военному делу.

Несомненно, Шаттер в скором с лихвой вернет вложенные в него деньги и силы, но на данный момент, финансовые дела империи, разоренной войнами, грозились в скором времени стать проблемами, если не повысить налоги. Что император и сделал.

Объявив о невозможности выполнения требований, импертор принялся ждать дальнейших действий и они не заставили себя ждать. Торговцы объявили бойкот, на следующий день, просто, не открыв лавки.

И это было роковой ошибкой.

Уже к вечеру в городе пылали лавки и дома недовольных, чьи сердобольные соседи вытаскивали из огня все, что было целым и тащили в свои дома, а сами поднявшие бунт болтались на виселицах.

- Я хочу, чтобы об этом было известно всей империи.

Император стоял на краю крепостной стены замка наместника в Терранте, сложив руки на груди, задумчиво созерцая раскинувшийся у основания городских стен лесной массив.

Стоящий позади императора наместник почтительно склонил голову. Между тем, император продолжал.

- Я хочу, чтобы все вельможи и торговцы знали о том, что я не потерплю своеволия, не потерплю непослушания. Если у них есть какие-то мысли на этот счет - напомните им о сегодняшнем дне.

Эвальд сделал жест рукой и наместник, церемонно поклонившись, удалился.

Проведя рукой по лицу, император глубоко вдохнул. Ночной воздух все еще отдавал дымом костром и металлическим запахом смерти. Присев на край стены, его императорское величество прикрыл глаза, позволив себе ссутулиться.

Война была позади, теперь начиналась вечная битва за власть с вельможами и зарвавшимися купцами. Нужно было восстанавливать города, налаживать торговые пути, сажать и собирать урожай и еще много всего.

Но для этого всего нужны были деньги, которых в казне было непростительно мало.

И с этим нужно было что-то делать.

 

Танцы при рассеянном свете множества крошечных светильников, веселый смех и искренние улыбки создавали особую, ни с чем не сравнимую атмосферу, но всякий праздник должен подходить к концу.

Не желая расстраивать своих детей, Отец незаметно покинул поляну и направился к дому, где, остановившись у кромки воды, принялся ожидать своих гостей. Первым в комнату вошел Маркус. Достаточно тихо для человека, но далеко не бесшумно для слуха фейри, за ним появился и, радостно улыбающийся Леон.

Следом за ними появился Илай, мрачный и сосредоточенный, казалось, он был, вовсе и не на празднике, а на очередном задании.

Впрочем, так оно и было. Весь вечер мужчина старался не упускать из вида Эрика, прекрасно понимая, что земля, жители которой имеют возможность делать не только оружие, но и столовые приборы и даже пряжки для ботинок из рагния станет объектом повышенного интереса императора, если ему кто-нибудь расскажет об этом.

На свой счет Илай был спокоен, он собирался сохранить существование фейри в тайне и уговорить других сделать то же самое, но сможет ли он убедить Эрика сделать то же - это был вопрос. Который, в случае отказа, решался очень просто - так же, как и вопрос их с Наиной безопасности - смертью беловолосого.

Осмотрев присутствующих, мужчина кончиком пальца дотронулся до острия, скрытого в рукаве, кинжала. Может быть это было и не вежливо с его стороны, но так было спокойнее.

Последним в комнату вошел Эрик. Скрестив руки на груди, он привычно осмотрел собравшихся, чуть задержав взгляд на Наине и остановил на высоком фейри.

Дождавшись, когда последний из людей войдет, Отец развернулся к ним, не изменяя легкой радушной улыбке.

- Мы всегда рады гостям, но наши земли слишком опасны для вас. Мы не всегда успеваем прибыть вовремя, чтобы уберечь пришельцев от беды, наши стражи достаточно суровы. - вздохнув, мужчина покачал головой. - Именно поэтому я хотел бы, чтобы вы вернулись назад. И с вами отправилась Нарэин, как моя дочь, как представитель нашего народа, она должна будет объяснить всю опасность вашему Отцу. - серьезно ответил он.

Приподняв бровь, Маркус несколько недоверчиво взглянул на мужчину. Неужели тот и правда не понимал какой опасности подвергает свою дочь?

- Уважаемый, это не совсем хорошая идея, вам бы лучше придержать своих стражей и не показываться на глаза людям и... - впрочем договорить ему не дал короткий, несколько горький смешок.

Проигнорировав просьбу супруга не вмешиваться, в комнату неспешно вошла все та же темноволосая фейри.

- Если бы наши дети не были такими наивными и любопытными это был бы замечательный совет. Но мы ведь все еще верим, что все люди человечны... - презрительно скривив губы, достаточно резко произнесла она.



Эн и Ли Ноар

Отредактировано: 15.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться