Тайна Зоны

Агропром. Радиоактивное болото неподалеку от первого завода.

Посреди болота непонятно какого хрена торчал старый строительный вагончик, неизвестно когда, кем и для каких целей здесь поставленный. Уровень радиации в болоте был чуть выше допустимой нормы, а местами встречались такие пятна, в которых человек сразу бы «зажарился». Возможно, именно радиационным фоном болото привлекало к себе мутантов. У псевдоплотей это болото было излюбленным местом. Загуливали и кабаны – правда, изредка, предпочитая более спокойную в отношении соседей жиденькую лесополосу на другой стороне Агропрома. Редко появлявшиеся изломы не горели желанием лезть в болото, но, если вопрос стоял о пище, то не брезговали и не гнушались пройтись по нему. 
В вагончике на старом грязном деревянном полу, скрючившись и зажимая рану на животе, лежал человек. АКМ валялся рядом. Но, если судить по разорванному бронежилету, бледному лицу человека, луже крови, натекшей на пол из раны, то навряд ли человек смог бы им воспользоваться. Принадлежность раненого можно было легко определить по камуфляжу, перепачканному в грязи и крови, по бронежилету, по автомату и погонам на плечах. Раненый был военным. 
Звали его лейтенант Зубарев. Или просто Зуб, как называли сослуживцы. И в том, как оказался он почти посередине болота, не было ничего загадочного. У военных, расположившихся во втором корпусе бывшего научно-исследовательского института, были свои посты и караулы, и, разумеется, патрули, обходившие определенную территорию. Сегодня была смена Зуба. Расставив солдат на посту на главных воротах завода, он, вместе с двумя солдатами, решил пройтись по маршруту патруля. Он шел от ворот завода, которых сейчас не было и в помине. Тянулся маршрут до старого, разбитого и полусгнившего Камаза, что еще со времен первой аварии стоял на дороге неподалеку от первого корпуса. Грузовик нещадно фонил до сих пор, поэтому солдаты обычно не доходили до него метров тридцать. 
Патруль дошел уже почти до грузовика, когда со стороны болота на них выскочило несколько кабанов-секачей. Намерения их не оставляли сомнений – мутанты были намерены выпустить кому бы то ни было кишки. И на их оказался армейский патруль… Отстреливаясь, солдаты попытались медленно перегруппироваться и отступить. По крайней мере, так хотел лейтенант Зубов. Но мутанты не дали им этого сделать. Солдаты отступили к болоту – не самое лучшее решение, но, по крайней мере, какой-то шанс не быть разорванным взбесившимися тварями. В болоте попал под удар мутанта первый солдат – тихий срочник. В течение минуты его труп был разорван. За минуту полученной форы Зуб со вторым солдатом почти достигли старого вагончика, надеясь укрыться в нем – вход в вагончик всего один, а у них два ствола, как-никак. Сумеют отбиться.
Второго солдата мутанты смяли у самого вагончика. Бросившийся ему на помощь Зуб получил удар в живот, пробивший бронежилет. Едва не выронив внутренности, лейтенант забрался внутрь вагончика, где свалился на пол от боли. Кровь не хлестала, но текла обильным ручьем. Мутанты, отыгравшись на случайных жертвах, начали успокаиваться, но все еще рыскали вокруг вагончика, время от времени пробуя его на прочность…
Лейтенант Зубов служил уже не первый год, успел даже повоевать немного, поэтому ясно и четко понимал, что он обречен. Сил на то, чтобы отбиться хотя бы от одного мутанта, уже не оставалось, а с такой раной он не сможет добраться до своих. И, даже если доберется, то они не смогут помочь ему… Его сейчас спасет только госпиталь, самый ближайший из них расположен за Периметром.
Снаружи раздался топот копыт и стены вагончика потряс сильный удар – старый матерый кабан все никак не хотел сдаваться, пытаясь добраться до раненого. К тому он наверняка чувствовал запах крови. Зуб попробовал подтянуть к себе автомат, но чуть не взвыл от боли. Оставалось только ждать, когда мутант ворвется внутрь его убежища. И порвет его, как подчиненных…
Снаружи снова топот… И вдруг прогрохотала очередь. Стреляли не из автомата, из чего-то более тяжелого, скорее всего, из пулемета. Рев и вой кабана. Снова очередь. И – тишина. Неожиданно раздались тяжелые шаги у самого дверного проема. Сквозь туман во взоре, с трудом удерживая уплывающее сознание, Зуб посмотрел на дверной проем – там показалась какая-то большая, мощная фигура… Лейтенант потерял сознание… 
…Часом позже лейтенанта подобрали солдаты. Причем у самого поста – на входе в НИИ. Лейтенант был без сознания, раненый. Все понимали, что сам он не мог добраться до базы, и что его кто-то принес. Но ни один боец не видел никого…
У Зуба была почти что смертельная рана в живот. Но, благодаря умелой перевязке и «Душе» под ней, рана почти затянулась. А вколотые Зубу препараты помогли продержаться, не отдать душу Зоне. Кто был спасителем лейтенанта, притащившим его и пожертвовавшим дорогим и редким артефактом, никто не знал. Кроме самого Зуба, предпочитавшего помалкивать. На краткий миг придя в себя во время перевязки, лейтенант увидел лицо спасителя. Сил не было, и он снова потерял сознание. Придя в себя лишь на базе, среди своих…



Андрей Рачковский

Отредактировано: 08.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться