Тайна Зоны

ЧАЭС, Саркофаг.

Группа шла напролом, устраивая бойню встречавшим их монолитовцам. Пригодились уникальные гранаты Рейтара – с помощью них зачистили несколько помещений, в которые не стали даже заходить. Зашвырнули по гранате – не хотелось, чтобы фанатики вышли в спину. Судя по коротким воплям и запаху паленого мяса, меры были приняты не зря.
По ходу движения уничтожили пару каких-то комнат с оборудованием, которое, как ни странно, работало. Светившиеся мониторы, мигавшие лампочки, разноцветные провода… Две длинные очереди крест на крест – и мониторы разлетаются брызгами мелкого стекла, осколки брошенной в покинутую группой комнату гранаты перебивают кабели, секут, разбивают, корежат различные, непонятного назначения приборы…
Группа, продвигаясь вперед и нанося урон противнику – как по живой его силе, так и по найденному оборудованию, сама тоже несла потери. Погиб Рыжий. Чья-то подствольная граната попала ему прямо в грудь, разнося при взрыве и без того потрепанные бронепластины. И выдержал ведь бронекостюм, спас ему жизнь… если не шквал пуль, которых уже не смог выдержать поврежденный Mutant… 
С боями группа прорвалась внутрь Саркофага, отбила уже более организованное нападение фанатиков. Те, похоже, поняли нависшую над их божеством угрозу. По всему зданию глухо разносились завывания сирены – фанатики объявили всеобщую тревогу, призывая всех братьев на защиту Монолита…
…Полутемный неширокий коридор с набросанным местами кучами мусора, заканчивался глухой стеной, возле которой был вполне широкий пролом, ведущий в помещение, которое когда-то было складом. До сих пор сохранились чугунные болванки, какие-то контейнеры, трубы, металлические столы и тумбы, похожие на верстаки. Проржавевшие насквозь металлические тачки, на которых такелажники на заводах и фабриках в советское время подвозили к станкам заготовки и вывозили мусор… Пару раз видели старые, рыжие от ржавчины, токарные станки… Одна из стен обвалилась прямо во внутрь, открывая взору толстую – не менее метра – бетонную кладку, за которой был засыпан толстый слой песка, который сейчас высокой кучей прикрывал часть стены…
За поворотом они напоролись на нескольких монолитовцев. Сходу расстреляли их – фанатики едва успели дать в ответ короткие очереди. На повреждения никто из бойцов группы уже не обращал внимания, словно параноики, они были во власти всего лишь одной мысли – вперед! Вперед! Эта мысль билась в голове у всех. Системы жизнеобеспечения уже вырабатывали свой ресурс практически во всех бронекостюмах…
Впереди коридор заканчивался широким дверным проемом, в котором виднелась лестница наверх. Нескольких фанатиков, решившихся защищать ее, расстреляли едва ли не в упор, предварительно бросив им в укрытие пару гранат…
На лестнице начался настоящий ад. Три пролета группа преодолевала не менее десяти минут. А бронекостюмы получили не менее пятидесяти попаданий каждый. Фанатики сверху полноценно использовали свое преимущество, не жалея боеприпасов. Наконец, группа добралась до последней площадки. Где из-за широкого дверного проема без дверей отстреливалась группа фанатиков. Последний рывок, длинная неприцельная очередь в проем – главное, чтобы фанатики не высунулись, пока к тебе поднимается очередной боец группы и зашвыривает в проем предпоследнюю или последнюю гранату, перехватывает автомат, прикрывая тебя и давая возможность перезарядить оружие, сменить опустевший магазин на полный… Едва звучит взрыв, как все – снова вперед! вперед!! вперед!!! На ходу добивая раненых фанатиков – тех, кого посекло осколками или не убила твоя или твоих товарищей пуля… 
Фанатики, не сумев остановить неверных, потеряв полтора десятка убитыми, отступили назад до поворота коридора, и поливали сейчас огненным шквалом ворвавшихся. Перезаряжаясь под пулями, бойцы старались отстреливаться, что было непросто под плотным огнем десятка стволов фанатиков.
Опрокинулся на спину отстреливающийся Таран. Его забрало шлема разбила чья-то очередь, превратив лицо в кровавое месиво. Держась за развороченную грудь, из которой толчками выплескивалась кровь, оседал, сползая по стене, Седой…
Встал во весь рост Рейтар. Подняв обе руки – с закрепленным на одной «Печенегом» и HK MG36 в другой, бил длинными очередями по укрытиям фанатиков. Крошил бетонные стены, выбивая из них большие куски. Разносил в клочья железный мусор. Кто-то из фанатиков привстал, пытаясь выстрелить в ответ, прошившая его очередь, отшвырнула тело назад. Кто-то из бойцов Монолита решил отступить и перегруппироваться, упал, разорванный очередью из крупнокалиберного «Печенега»… 
Вхолостую защелкали затворы обоих пулеметов. Отбросив ставший ненужным HK MG36, Рейтар быстро выхватил автомат. Двое из троих высунувшихся из-за укрытия фанатиков опрокинулись на спину. Третьего добили Барс с Пулей…
Наступила тишина. Непривычная после грохота пулеметов и автоматов. Гробовая тишина, зловещая, не сулящая ничего хорошего. Со стороны фанатиков не последовало выстрелов – их всех, до последнего перебили, или же они откатились назад, под более надежное укрытие, чтобы, перегруппировавшись, снова атаковать трех оставшихся в живых бойцов группы. Трех смельчаков, которые сумели проникнуть внутрь Саркофага. Что произошло впервые за много лет…
Рейтар, продолжая стоять, провел несколько манипуляций с рукой, на которой был прикреплен «Печенег». С щелчками пулемет вышел из своих креплений и с лязгом упал на бетонный пол. Пулемет мог бы еще пригодиться, но патронов нет. У фанатиков, пользовавшихся НАТОвским оружием, ими тоже не разжиться… Автомат Рейтар тоже отбросил в сторону. Патронов немного еще есть в запасе, но ствол уже давно перегрелся и «выгорел» напрочь. Возможно, что уже при следующей очереди автомат начнет плеваться, что может сыграть злую шутку. Рейтар подобрал винтовку Colt XM177E2 у валявшегося неподалеку  фанатика, оттянул затворную раму – нормально. Сгодится еще пострелять. У того же убитого фанатика позаимствовал три ненужных теперь тому полностью снаряженных магазина.
Пуля и Барс последовали его примеру. Следовало поторопиться – каждая минута промедления давала преимущество противнику. Тройка бойцов уже сделала несколько шагов в сторону испещренной пулями и осколками стены за укрытием фанатиков, как вдруг все отчетливо ощутили, что что-то вокруг изменилось. Сталкеры замерли, пытаясь разобраться в ощущениях, когда вдруг из проема в стене – той самой, испещренной пулями и осколками, к которой они и направились было, вышли трое монолитовцев.
ТАКИХ фанатиков они еще не видели. Закованные в экзоскелеты невероятной конструкции – если у Рейтара по всему его экзоскелету шли толстые и прочные  металлические трубки, то у бронекостюмов фанатиков шли, казалось, куски железнодорожных рельсов. Наверняка сверхпрочные и сверхмощные. Даже Рейтар в своем тяжелом экзоскелете по сравнению с этими танками выглядел почти что как игрушечный. Первый фанатик во всей красе эффектно прошел в проем, второй протиснулся в широкий проем полубоком. Третий, не проходя в оставшееся пространство, задел плечом стену. Выломав из нее приличных размеров кусок. Вошедшие встали в ряд напротив сталкеров, словно рассматривали их, не понимая, как они смогли пройти через все преграды и заслоны и добраться аж до самого Саркофага.
К обеим рукам каждого бронекостюма фанатиков были прикреплены шестиствольные пулеметы - миниганы, которые обычно устанавливаются на вертолетах. Время словно растянулось – фанатики, закованные в суперброню, начали медленно поднимать свои тяжелые пулеметы… Те, слегка зажужжав, начали вращать стволами… Рейтар, словно в замедленной съемке, срывает с пояса последние две гранаты со странным набалдашником и швыряет их в противника… Пуля, сталкивавшийся с подобными гранатами и знавший их «свойства», бросается на Барса, сбивает его с ног и они валятся на пол… Фанатики открывают огонь по Рейтару – сочли его наиболее опасным противником… Прежде, чем гранаты хлопнули, разорвавшись, очереди крошат пол возле ног Рейтара, выбивая из пола большие куски бетона… Несколько крупнокалиберных пуль попадает по ногам Рейтара, высекая искры из металлических сочленений экзоскелета и пробивая сами ноги… Вслед за этим прошло огненная волна, поглотив стоящего Рейтара… Волна затихает, и Рейтар, словно не чувствуя боли в пробитых ногах – хотя должен был уже валяться и истекать кровью, бросается к противнику… Заскакивает с ходу за спину первого к нему фанатика, дает длинную – пока не заглох слегка оплавившийся автомат – очередь куда-то за спину. Перехватывает одну из рук фанатика, разворачивает ее пулеметом к оставшимся и уже начавшим приходить в себя монолитовцам и нажимает на спуск…
Какими бы сверхзащищенными не были экзоскелеты фанатиков, но они не выдержали четырех тысяч крупнокалиберных пуль, выпущенных в них с расстояния в метр… Когда у пулемета кончились патроны, фанатики рухнули на спину, подняв тучу пыли. 
Подбежавшие к Рейтару сталкеры ошеломленно смотрели то на него, то валявшихся фанатиков. В буквальном смысле изрешеченные, те еще шевелились. 
- Кто… что это?
- Новый сверхтяжелый штурмовой вариант экзоскелета – сверхсекретная разработка ученых «О-Сознания», - ответил Рейтар. Его голос звучал как-то по особенному глухо и даже чуть хрипло.
- Что с ногой? – спросил Пуля, переводя взгляд на ноги Рейтара. Из его ноги, пробитой выстрелами фанатиков, вытекала какая-то густая и темная, непонятно на что похожая, жидкость. – Что это?
- С ногой все в порядке, - ответил Рейтар. И, повернувшись к сталкерам спиной, направился к проему. В ноге при ходьбе что-то громко повизгивало, и Рейтару приходилось ее чуть приволакивать.
- Кто ты, Рейтар? – негромко спросил Пуля.
- Всему свое время, Пуля, - не оборачиваясь, ответил Рейтар. – Подожди немного, и ты все узнаешь… Всему свое время…
Переглянувшись, Пуля и Барс направились вслед за Рейтаром. Не взявшим даже автомат…



Андрей Рачковский

Отредактировано: 08.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться