Тайная сила притяжения

Глава 2. А счастье было так возможно

За несколько дней до этого, почти в этот же самый час, Валерий Семенович Баранов ехал на свидание. По понятным причинам, сама я лично при ниже описываемых событиях не присутствовала. Но наделенная буйной фантазией воссоздала картину происшедшего в полном объеме. Конечно, в мелких деталях наверняка имеются различия между тем, что произошло на самом деле и тем, что напридумывала я, но, по-моему, это не столь важно.
Итак, Валерий Семенович Баранов ехал на свидание. Еще с утра он предупредил жену, что сегодня вечером у него предстоит деловая встреча с партнерами, и поэтому не волновался.
Законная супруга Баранова, Зинаида Сергеевна, относилась к бизнесу мужа серьезно и деловые встречи уважала. А как их не уважать? Ведь только благодаря им семейный бюджет не скудел, а постоянно рос.
Зинаида Сергеевна верила в своего мужа. По ее мнению Валерий мог уломать любого партнера, содрать с него желаемые денежки. Поэтому она тоже не волновалась.
Волновалась Люсенька, девушка, к которой Валерий Семенович ехал на свидание. Но волновалась она не по поводу встречи с Барановым, на которого ей было глубоко наплевать, а по поводу тех событий, которые означенную встречу будут сопровождать. И сопровождать именно в ее квартирке, уютном милом гнездышке, оформленном с большой любовью и денежными затратами. Не ее, конечно, затратами, но все-таки, все-таки.

С Люсенькой Валерий Семенович познакомился случайно, даже можно сказать при банальных обстоятельствах. В автобусе. Если бы кто-нибудь несколько недель назад сказал Валерию Семеновичу, что он начнет приставать к девушкам в общественном транспорте, то Валерий Семенович просто рассмеялся шутнику в лицо. В общественном транспорте Баранов не ездил уже лет семь, да и на молоденьких девушек давно не обращал внимания.
Он считал себя примерным семьянином, душой и телом преданным супруге Зинаиде Сергеевне, и гордился этим. Конечно, на заре становления его бизнеса случалось Баранову общаться с другими лицами женского пола. Как и каждое становление, становление его бизнеса сопровождалось различными попойками с нужными людьми. Как же без этого? А где водка, там и бабы, как говорится.
Но те дни минули в прошлое. Валерий Семенович не любил их вспоминать. Да и вспоминать, по сути, было нечего. Ни одной мордашки, ни одного имени в памяти не осталось.
И вдруг Люсенька, нежный хрупкий цветочек. Судьба устроила их встречу, свела две потерянные половинки вместе. И где? Кто бы мог подумать, в переполненном потными телами изрыгающем столбы копоти автобусе.
И как после этого не верить в судьбу?
В тот день какой-то отморозок проколол ржавым гвоздем шину новенькой «Тойоты». И где? На охраняемой стоянке. Ох, как разошелся тогда всегда спокойный и корректный Валерий Семенович, как честил на все лады молоденького охранника, естественно ничего не видевшего и не слышавшего.
Стукнув в сердцах ногой по спущенному колесу, а кулаком по капоту, Баранов потащился в сторону автобусной остановки. Как назло в тот день он задержался в офисе, подписывал какие-то, как ему сейчас казалось, ненужные бумаги, и все его сотрудники давно разъехались по домам.
А на остановке увидел ее, девушку в длинном кожаном плаще ярко-оранжевого цвета с волосами цвета спелой пшеницы. Сердце от вида такой красоты яростно подпрыгнуло вверх, а потом медленно опустилось вниз, в область солнечного сплетения. И там замерло. Валерию Семеновичу показалось, что оно прекратило свой стук на несколько минут.
Девушка повернулась к Баранову, и он увидел, что она воистину красива. Таким девушкам место на обложке журнала, а не на заплеванной семечками автобусной остановке.
Он судорожно сглотнул, не в силах отвести взгляд. Незнакомка улыбнулась и машинально поправила рукой свои шикарные волосы.
И тут подошел автобус. Девушка шагнула к нему. С ужасом Валерий Семенович подумал, что это не его номер, красавица сядет в автобус и навсегда исчезнет из его жизни. Но ему повезло, то был автобус номер сорок пять, именно тот, который ему и нужен. Он рванул к дверям, замешкавшись на мгновение.
Но этого мгновения хватило на то, чтобы красавица в оранжевом плаще споткнулась на ступеньках автобуса и растянулась во весь свой немаленький рост.
Валерий Семенович, как истинный джентльмен, помог девушке подняться и, поддерживая пострадавшую за талию, которая оказалась такой тоненькой, что Баранов мог бы обхватить ее одной рукой, провел к свободному сидению.
- Вы не ушиблись? – участливо спросил он.
Девушка помотала головой, но в глазах ее стояли слезы, и Баранову показалось, что это никакие не глаза, а ярко сверкающие изумруды.
- Спасибо вам. Я такая неуклюжая, - не сказала, прозвенела колокольчиками, девушка.
И от этого голоса-колокольчика сердце Валерия Семеновича упало вниз еще раз.
- Ну, что вы, не стоит благодарности, - каким-то неестественным голосом проговорил Баранов. – Так бы поступил каждый.
Девушка взмахнула ресницами и покраснела.
- Нет, не каждый. Многие просто переступили бы через упавшего и не заметили.
Голос стал грустным-грустным. Баранов подумал, что девушке в своей жизни, видимо, пришлось встречаться не только с хорошими людьми.
- А как вас зовут? – неожиданно для себя спросил Валерий Семенович и испугался.
Что подумает девушка? Ничего более банального и нельзя было придумать для вопроса. Но девушка не обиделась.
- Люся, - представилась она. – А вас?
- Валерий Семенович. Можно просто Валера.
Так они и познакомились. Люся, студентка четвертого курса исторического факультета педагогического института, с удовольствием рассказывала о себе. И за время дороги, что они ехали до остановки девушки, Валерий Семенович понял, что пропал. Ему было сладостно и страшно. Как он, состоявшийся в бизнесе мужчина сорока семи лет, примерный семьянин и заботливый отец, попал под чары двадцатидвухлетней блондинки, осталось даже для него загадкой.
Но с этого дня жизнь Баранова изменилась. Нет, внешне он остался прежним, но внутри, внутри. Внутри все пело, внутри распускались розы и жар-птицы вили гнезда.
Каждое утро Валерий Семенович спешил в офис созданной собственными руками компании с одной целью: позвонить по телефону Люсеньке и пожелать ей доброго утра. И только потом погрузиться в рутину дел.
Звонил он ей и среди дня, и перед уходом с работы. Баранову ужасно хотелось встретиться с Люсенькой, но она, ссылаясь на коллоквиумы, семинары и курсовую работу, все переносила и переносила желанную встречу.
Вполне возможно, что телефонный роман со временем, к счастью Валерия Семеновича, скатился бы на нет. Но тут Люсенька согласилась на встречу.

Валерий Семенович из разговоров с девушкой знал, что проживает она в однокомнатной квартире в знаменитом доме со скворечником. Знаменит дом был тем, что на его первом этаже располагался круглосуточный магазин с замечательным виноводочным отделом. Выбор товара в нем был столь широк, что мог удовлетворить любого. «Всем по запросам», - подобный лозунг так и просился на двери магазина.
Почему он назывался «домом со скворечником» для многих было тайной. Никакого скворечника на доме не наблюдалось. Лишь старожилы смутно помнили, что в конце шестидесятых действительно висел под крышей домик для птиц. Время уничтожило его, а вот память сохранила.
Валерий Семенович остановил «Тайоту» с новеньким колесом у третьего подъезда, взял с заднего сиденья шикарный букет роз, купленный им по дороге, пакет с шампанским и фруктами, воровато оглянулся и подошел к дверям.
На дверях висел кодовый замок. Оглянувшись еще раз, Баранов нажал на домофонную кнопочку с цифрой «32» и почти сразу услышал Люсенькин голос:
- Кто там?
Искаженный техникой он не звучал колокольчиком, но все равно был весьма приятен.
- Это я, Люсенька. Валера.
От волнения он провел рукой, с зажатым в ней букетом, по лбу. Розы больно царапнули по лицу.
«Еще царапин мне не хватает», - пронеслось в голове.
Как бы Валерий Семенович не ждал встречи с девушкой своей мечты, как бы не стремился к ней, в глубине души он понимал, что поступает непорядочно по отношению к жене. И никаких следов от своего грехопадения иметь не хотел. Тем более на лице.
Замок щелкнул. Еще было время передумать, сесть в машину и помчаться с ветерком к Зинаиде Сергеевне. Конечно, удивится супруга, что заявился домой с шикарным букетом и бутылкой шампанского, поохает, поахает и, в благодарность, позволит позаниматься сексом, нудным, скучным и надоевшим за годы совместной жизни.
Валерий Семенович предпочел острые впечатления.
И он их получил. В буквальном смысле, острые.

Люсенька ждала его на лестничной площадке четвертого этажа. При взгляде на белокурое чудо в простеньком красненьком платьице, чуть прикрывающее девичьи коленки, Валерий Семенович судорожно сглотнул. Мысли о жене умчались прочь без всякого следа.
- Это тебе, - протянул букет девушке своей мечты.
- Спасибо, - потупила глазки мечта и алый румянец, под цвет платья, разлился по ее щечкам. – Какие красивые цветы. Проходите, Валерий Семенович.
- Люсенька, - недовольно протянул Баранов. – Мы же договорились. Валера, просто Валера.
- Да, конечно, - еще больше смутившись, девушка пропустила Баранова в квартиру.
И вот там незадачливого греховодника ждал сюрприз.
На диване, вальяжно развалясь среди подушек, сидел некий тип, которого в самый раз снимать в фильме ужасов. Мало того, что был он не совсем в одетом виде, в спортивных штанах и в майке, обтягивающей накачанный торс, так еще этот торс покрывала целая галерея татуировочных шедевров.
Валерий Семенович застыл в дверном проеме, тупо уставившись на гостя Люсеньки. Занятый решением вопроса, что может быть общего между ангельской девочкой Люсенькой и этим гориллой, Баранов сразу не заметил еще двоих мужчин, примостившихся на стульях и с увлечением воззрившихся в телевизор. Шли новости, и два типа так внимательно наблюдали за развитием сюжета на экране, что даже не повернули головы в сторону вошедшего Валерия Семеновича.
Горилла с дивана напротив приходу Баранова обрадовался несказанно. Чем же другим объяснить то, что он резво, несмотря на свои внушительные размеры, вскочил на ноги и бросился навстречу Валерию Семеновичу.
- О, господин Баранов, я так рад, так рад встретиться с вами, - быстро затараторил горилла тоненьким голоском.
Валерий Семенович в испуге отступил на шаг. Его поразило несоответствие габаритов мужчины и высоты его голоса.
- Ну что вы, что вы, - не умолкал тип. – Проходите, не стесняйтесь. Мы вас так ждали. И я, и Люська.
При этих словах он шлепнул стоящую рядом с Барановым девушку с букетом в руках по мягкому, ниже спины лежащему, месту. Та хихикнула.
В другой раз Валерий Семенович обязательно возмутился бы таким неджентльменским отношением к даме, но сейчас от случившегося потрясения и разрушенных надежд не мог вымолвить ни слова, а только бессмысленно переводил взгляд от Люсеньки на гориллу, от гориллы на двух типов, смотрящих телевизор, и обратно на Люсеньку.
- А что вы тут принесли? – бесцеремонно выдернул из рук Баранова пакет горилла и заглянул в него. – О, шампанское! Прелестно! Лучше бы, конечно, водочки принесли, но шампанское тоже пойдет. А ну-ка, Люся, бокальчики нам. За знакомство не грех и выпить. Да, Валерий Семенович?
Баранов проводил взглядом направившуюся к буфету девушку и тут его прорвало.
- Что вы себе позволяете, молодой человек? Какое знакомство? Кто вы и что вам нужно? – голос Валерия Семеновича звучал почти грозно, во всяком случае, ему хотелось, чтобы это было так.
Гориллу не испугал грозный тон, он еще шире улыбнулся и примирительно сказал:
- Ну что вы, господин Баранов. Зачем же так? Сейчас выпьем по-дружески, познакомимся.
- Я пришел сюда не для знакомства с вами.
- Да, да, конечно. Я знаю, зачем вы сюда пришли. И понимаю вас. Редкого мужчину прелести нашей Людмилы оставят равнодушным. Не мудрено и про супружескую верность позабыть.
- Да как вы смеете… Да я вас…
Что собирался сделать Валерий Семенович с нахалом, так и осталось для всех тайной. Потому что Баранов свою угрозу озвучить не успел.
Улыбка сошла с лица гориллы. Он дернул плечом, и от этого татуировка всколыхнулась на могучих бицепсах. Сердце Валерия Семеновича екнуло, но не сладостно, как екало от взгляда на Люсеньку, а судорожно и болезненно, а потом заныло тупой, нудной болью.
«Только бы не били», - пронеслось в мозгу.
- Садись! Разговор у нас, - бросил горилла, и голос его перестал быть тоненьким и слащавым.
Баранову не оставалось ничего другого, как усесться на край дивана. Горилла примостился рядом. Люсенька, взяв бокалы из буфета, скрылась на кухне. Вместе с ее уходом исчезла надежда, что он, Валерий Семенович, выберется из этой квартиры здоровым и невредимым.
Два типа потеряли интерес к телевизору и уставились на Баранова. Под взглядами трех пар глаз Валерию Семеновичу нестерпимо захотелось в туалет, но он не смел и пошевелиться. Лишь вцепился рукой в спинку дивана, подобно тому, как утопающий цепляется за соломинку.
- Да не дрожи ты так, - улыбка вновь осветила лицо гориллы. – Ничего мы с тобой не сделаем. Уйдешь отсюда по добру, по здорову. Правда, Люську трахнуть не получится. Тут уж не обессудь.
И все трое заржали, а Валерий Семенович судорожно сглотнул.
- Что вы хотите? – спросил он.
- Я же сказал – поговорить. И только. А ты дергаешься. А вот и Люсенька.
Девушка вышла из кухни и поставила на стол два бокала, потом подкатила столик к дивану.
- Ну что, за знакомство? Эдиком меня зовут.
Горилла по имени Эдик ловко откупорил бутылку шампанского, надо сказать, хорошего, марочного, и плеснул в бокалы. Валерий Семенович, не дожидаясь повторного приглашения, залпом осушил. Пузырьки, пройдя по пищеводу, несколько прояснили голову.
- А остальным? – зачем-то спросил он.
- А остальным не положено, - выпив и крякнув, ответил Эдик. – Они на работе.
- Понятно.
Понятно, конечно, для Валерия Семеновича еще ничего не было. Но вдолбленный в голову стереотип, что на работе пить нельзя, сыграл роль.
- Теперь о деле. Сам понимаешь, не шампанское тебя пригласили пить, - серьезно сказал Эдик, но наполнить по новой бокалы не забыл.
Баранов напрягся. Неопределенность, даже щекотливость, ситуации раздражала его. Он за последние годы привык быть хозяином судьбы, чаще сам ставил условия и требовал их выполнения. А тут сидит и хлопает ушами. Конечно, фактор неожиданности сыграл свою роль. Но нельзя раскисать ни при каких обстоятельствах.
- Я вас слушаю, - во избежание неприятных дел, Валерий Семенович решил быть предельно корректным.
Потом, потом он разберется с этими бандюганами. Они еще ответят за минуты унижения, что он сейчас переживает.
- Шампанского больше не желаете, так я понимаю?
Баранов кивнул.
- Ладно, тогда о деле, - взгляд Эдика, как показалось Валерию Семеновичу, пробуравил его насквозь. - Моего клиента, не будем сейчас говорить, кого конкретно, заинтересовал ваш новый проект. Причем, заинтересовал настолько, что он готов вложить свои собственные инвестиции в его разработку.
- О каком проекте идет речь?
Вопрос этот был не случайным. Бизнес у господина Баранова в последнее время развивался так успешно, столько новых проектов находилось в разработке, что он даже предположить не мог, какой именно интересует собеседника. Его мозг, натренированный на подсчетах дебета и кредита, со скоростью электронно-вычислительной машины просматривал различные варианты. Но ни за что не цеплялся. Не было в последних разработках ничего такого примечательного. Все по мелочи. Хороший бизнесмен, конечно, ни от каких мелочей не отказывается, если эти мелочи хоть в какой-то мере могут пополнить кошелек. Но чтобы ими заинтересовались серьезные люди, нет, такого не было.
- Моего клиента интересует планируемая вами покупка земли на пятьдесят четвертом километре.
У Валерия Семеновича от удивления отвисла челюсть. Он приложил к ней ладонь и вернул на место. Сказанным словам он удивился даже больше, чем обнаруженным в квартире Люсеньки бандитам. Ничего интересного не было в этом заболоченном участке земли. Валерий Семенович и пачкать руки о него не хотел. А тут такой сыр-бор развернулся.
В других обстоятельствах Баранов просто бы передал право на покупку, не задумываясь. Поимев, конечно, определенный процент. Как же без этого?
Но в свете нынешних событий вырисовывалась интересная картинка. И за просто так, неизвестно кого, к себе в компанию он принимать не собирался. Во всяком случае, до выяснения того, что так заинтересовало клиента Эдика-бандита.
Баранов решил потянуть время.
- А если я откажусь?
Эдик засмеялся, за ним следом заржали любители телевизора. Только Люсенька продолжала молчать. За все время она не произнесла ни слова.
- Это не в ваших интересах, господин Баранов, - наконец, отсмеявшись, сказал Эдик. – Дело в том, что ваш приход, с цветами и шампанским, запечатлен на пленку. Я так думаю, что вашей супруге очень уж не понравится подобное кино.
Баранов скривился. Вот, гады! Знают, чем испугать. Ссориться с собственной женой в планы Валерия Семеновича не входило. Как-нибудь он, возможно, оправдался бы перед Зинкой. А вдруг нет? И тогда прощай дело всей его жизни. Как не верти, а бизнес держится на Зининах деньгах. Вернее, деньгах его треклятого тестя. А тот за свою любимицу-дочь размажет Баранова по стенке. Ну, может, и не размажет, но деньги вернуть потребует.
- Мне нужно подумать, - ужаснувшись от представшей перед глазами картины банкротства, прошептал Валерий Семенович.
- Думайте, думайте, - милостливо произнес Эдик. – Но лучше здесь, не выходя из квартиры. Спешит мой клиент, сами понимаете.
- Ну и вы поймите, - не выдержал Баранов, повысил голос. – Не могу я ничего сейчас сказать. Да я толком и не знаю ничего об этой земле. Не сам я данным вопросом занимаюсь. У меня и без этого хлопот полно. Не могу же я все проекты в голове держать.
- Конечно, конечно. Большому кораблю большое плаванье. А скажите-ка, - голос Эдика стал лилейно-вкрадчивым. – Кто же у вас этим проектом занимается?
- Кто занимается? Кто занимается? – от переживаний у Баранова все мысли из головы выветрило. – Менеджер мой занимается. Ступишин занимается.
Присутствующие в комнате переглянулись.
Потом Эдик улыбнулся, похлопал Баранова по колену и сказал:
- Ладно, друг. Я сегодня добрый. Дам тебе время до завтрашнего вечера. А мы пока со Ступишиным поговорим. Как его зовут, ты сказал?
- Дмитрий. А зачем вам с ним говорить? Он же простой менеджер.
- А просто так, - весело сказал Эдик и выпил застоявшееся на столе шампанское. – Проводи-ка, Люсенька, гостя. Его дома жена ждет.



Светлана Снегова

Отредактировано: 30.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться