Тайная сила притяжения

Глава 5. Хамам тут не мемто

Сегодня же работа не шла. Никак. Предложения получались сухими. Ошибки налезали друг на друга, и их приходилось исправлять - красный цвет на экране монитора резал глаза. Все-таки такая работа, как моя, требует сосредоточенности, внимания и хорошего настроения.

А какое тут настроение, когда муж ушел из дома, и не подает признаков жизни. В смысле, на звонки не отвечает. Да еще  этот странный телефонный разговор. Конечно, я немного успокоилась, что эти слежки и угрозы не касаются меня лично, да и обращаться к психиатру еще время не пришло. Но спокойная, размеренная жизнь нарушена. И, оказалось, что вместе с нарушенным равновесием ушло и вдохновение. А, может, оно ушло вместе с ушедшим Димкой?

Я еще несколько минут посидела за компьютером, размышляя о природе такой коварной вещи как вдохновение. Даже в интернет залезла, чтобы разобраться с этим вопросом.

«Вдохновение — особое состояние человека, которое характеризуется, с одной стороны, высокой производительностью, с другой — огромным подъёмом и напряжением сил человека». Умно сказано, ничего не скажешь.  Ни высокой производительности, ни огромного подъема сил я в данный момент у себя не наблюдала. Напряжение было, но напряжение совсем другого рода, совсем не связанное с работой.

- Поспи пока, - сказала я компьютеру, нажав на кнопочку «сон». – А у меня дела.

Я это произнесла на всякий случай, чтобы не обидеть свой застрявший на половине роман. Мало ли что, обидится еще, что я его игнорирую – беды не оберешься. Для меня творчество – дело магическое, с ним осторожно обращаться надо.

На самом деле дел у меня никаких не было. Я сварила еще одну чашку кофе, постояла у окна, разглядывая пустой двор. Братья-близнецы исчезли, будто их никогда и не было. Но вечером обещали вернуться, и это мне совсем не нравилось. Двери нашей квартиры ненадежные, поддави хорошим плечом, и откроются. А плечо у брата, что повыше, ой-ой какое хорошее. Интересно, от природы такое или результат многочасовых тренировок на тренажерах?

Я тряхнула головой, прогоняя глупые мысли, поставила чашку в умывальник и взяла мобильник. Надо что-то делать.

Нажала на знакомую, уже немного затертую кнопку, быстрого вызова. На дисплее появилось улыбающееся лицо Димки в соломенной шляпе. Люблю эту фотографию. Димка на ней таким молоденьким получился и счастливым. Я его на даче Митрофановых сняла, прошлым летом, когда мы туда на шашлыки ездили.

Димка улыбался с дисплея, но голоса не подавал. Странно, очень странно. Неужели так на меня рассердился, что и разговаривать не желает? Сейчас мне наша ссора казалась совсем пустой, ничего не значащей. На то она и семейная жизнь, что бы ссоры в ней были. Ссоры можно, вот драки – это плохо. Но до драк у нас с Димой дело не доходило. И посуду мы никогда не били, и сковородами друг в друга не бросались. Жили тихо и мирно. У нас-то, если разобраться, и сор настоящих никогда не было. Так, по пустякам. А чтобы из дому кому-то уходить, дверями хлопать, а потом не звонить по несколько дней, так это вообще впервые в жизни. Но все когда-то случается впервые.

Я вздохнула. Хочешь – не хочешь, но пора обращаться к тылам. Тыл для моего Димки – его мама.

Мама мужа – свекровь жены. Но свекровью я ее никогда не называла, как, впрочем, и мамой. Алла Владимировна, - только так. Уважительно и почтительно.

Мне повезло в жизни со свекровью. Нет, не в том смысле, что она во мне души не чает. Скорее наоборот, она меня игнорирует. Будто меня не существует на белом свете. Так повелось с первого знакомства с ней, так продолжается до сих пор. А должна бы попривыкнуть за восемь лет, принять, что ее драгоценный сынок Димочка не квартирует все эти годы у какой-то особы, а живет с законной супругой, о чем, между прочим, и печать в паспорте имеется. Да и фотография счастливых молодоженов (меня и Димки) висит у нее на стене в комнате, как доказательство нашего бракосочетания. Но я уверена, даже глядя на нее, меня в упор не замечает.

Первые годы я очень обижалась. И так, и этак к ней подмазывалась. И в гости с тортом ходила, и разговоры душевные, такие всякие «между нами девочками», вела. Ничего не помогло. А все из-за того, что не пара я ее Димочке, самому лучшему сыночку на свете. Его же и в детском саду на роль самых главных зайчиков всегда выбирали, и в специализированной математической школе чуть ли не в лучших учениках ходил, и в институт без всякого блата по конкурсу прошел. В лучший, всегда отмечалось, институт нашего города. А то, что я рядом с ним на лекциях сидела в этом же самом институте, так это не считается.

А сейчас я рада, что не сложилось у нас теплых отношений с Аллой Владимировной. Нет отношений – нет постоянно лезущей в семейную жизнь свекрови. Послушаешь других, так страшно становится, сколько проблем они доставляют. Недаром народ анекдоты придумывает. А я уже убедилась, анекдоты никогда на пустом месте не возникают.

В отличие от Димки, Алла Владимировна ответила сразу.

- Здравствуйте, Алла Владимировна. Это Лена, - на всякий случай имя назвала, а вдруг она уже и мой голос забыла.

- Леночка, солнышко, что-то случилось? – Хотя она меня и игнорирует, но при общении всегда вежлива до приторности. Да и вопрос закономерен – простоя так я ей не звоню.

Я поморщилась и, стараясь, чтобы голос звучал бодро, ответила:

- Нет, ничего не случилось. Я просто узнать хотела, не заходил ли к вам сегодня Дима?

Пугать Аллу Владимировну я не собиралась, и спрашивать заходил ли к ней сыночек еще и вчера, поостереглась.

- Нет, не заходил. А зачем ему ко мне заходить? В это время, между прочим, Дима на работе.

Я закатила глаза к потолку, потому что так и ждала продолжение фразы: «Не то, что некоторые». Но ее, слава небесам, не последовало.



Светлана Снегова

Отредактировано: 30.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться