Тайное голосование

День третий

Я точно знаю, что сегодня Реналь будет на участке. С утра, тогда же, когда и я. Я определила это по двум приметам. Вот они, у меня на лице. Два больших воспаленных прыща. На подбородке и на лбу. Они прям параллельно друг другу. И да, если на подбородке легко можно спрятать за медицинской маской, то челки у меня нет.

-Прыщ, - тычет мне муж пальцем в лоб. -Прыщ, - тычет мне пальцем в подбородок.

-Да, спасибо, что заметил, - делаю кислую мину.

-Все равно и такая красивая,- шепчет и шлепает по попе и я улыбаюсь. -Красивая, но с прыщами, -и я уже не улыбаюсь.

-Иди уже... на свою работу.

Муж уже неделю работает на новой работе, поэтому уходит теперь в то время, когда я только мозги и глаза из одной кучи по местам раскладываю.

Сборы-сад-работа.

Ну конеееееечно, я же сказала. Вот он.

-Всем здравствуйте! - громко здороваюсь и в кабинет переодеваться.

Кстати, я еще не рассказывала про этот однорпзовый халат, не? Так вот. Он размера пятьдесят второго (у меня сорок второй, ну ладно, не суть, обмоталась в полтора раза и готово) и он абсолютно не пропускает воздух. Вообще. Никак.

А еще, наверное, стоит объяснить, как расположены столы и стулья. По предписанию, столы членов расположены так, что бы они (члены) сидели в полтора метрах друг от друга. Но начнем с начала. При входе в начальный блок, а именно там расположен наш избирательный участок, стоит с одной стороны (вдоль стены с кабинетами) стол с масками, перчатками, термометром, брошюрками, над ним информация по УИКу, информация по внесению изменений (обсуждать это не буду, каждый при своем мнении), далее идет дверь в кабинет нашего временного пристанища и сразу за ним пять столов, далее в двух метрах стоят кабинки для голосования. Посредине ( между стеной и окнами) стоит урна для голосования. Напротив столов членов с правом решающего голоса (кстати, так и не спросила, что может решить их голос), прям возле окна стоят стулья наблюдателей.

Сегодня наша компания следующая:

Реналь, харизматичный, юморной мужчина с лучиками морщинок вокруг глаз и с какой-то невероятной пластикой. Ему, на вид, максимум тридцать пять.

Мужчина, взрослый. С красным лицом (или давление, или бухал. Ну или неудачный загар). Он сегодня за медика. Ему больше шестидесяти точно. Петр Александрович.

Девушка Мария, наблюдатель. Молоденькая совсем, лет двадцать. Как ее занесло сюда, понятия не имею.

Зампредседателя, Марина Викторовна.

-Слушайте, а почему вы так не любите наблюдателей?- спрашиваю.

-Че это мы вас не любим? -Ну совсем нечаянно так получилось, что я сижу прямо напротив Реналя.

-Ну тогда почему у вас стулья мягкие, высокие, а у нас стульчики второклассников? - и вот они, эти лучики, которые становятся намного глубже, когда он улыбается.

-Вот-вот, - соглашается со мной Мария. - Я поэтому и стою, что бы попа квадратная не стала.

-Не жалуйтесь, девчонки, - конечно, когда сидишь на мягком стуле, можно советы раздавать.

-Как вчера день прошел? - интересуется Реналь.

Народа пока нет, ну какой нормальный человек придет голосовать в восемь утра? А... ой, вот пришел мужчина.

Петр Александрович провел все гигиенические процедуры и пошел за свой стол включать музыку (да, зампред вчера принесла магнитофон и теперь у нас музыка, правда "которую любит водитель газели"  Петр Александрович)

-Здравствуйте, какой у вас адрес?- добродушно спрашивает Реналь. (А можно я его буду называь "член-Реналь"? Молчу-молчу)

Не люблю я таких людей, как наш первый на сегодня голосующий. Бурчит что-то под нос, как старый дед. Але, ты мужик или где? Че ты мямлишь?

В общем, отправился он голосовать. На обратном пути кладет ручку на стол Реналю.

-Это ваша ручка, остается у вас, подарок вам.

-И зачем она мне нужна?

-Писать? - предлагает вариант Реналь.

Мужик ручку берет, но на выходе бросает ее в урну.

-Сказал же, что нахер мне не нужна.

-И вам хорошего дня, - не сдержалась.

Интересно, а наблюдателям можно язвить?

-Вот ведь народ, а, - зампред вышла посидеть с намм. - Вчера лишние маски хватали, сегодня ручки выбрасывают. Не угодишь...

Петр Александрович выбрал радио, на котором крутят песни новые и старые, в перемешку (здесь могла бы быть ваша реклама). И песни, которые в моем детстве слушали мои родители... и я почему-то помню их наизусть. И подпеваю их. Тихонько, но Маша слышит.

-Господи, ну и репертуар... А ты еще подпеваешь.

Тут в голос начинает подпивать Реналь.

-Маленькая ты... Это песни нашего детства.

-Хорошо, что в моем детстве не было этих песен, - она бы еще перекрестилась, ну ей-Богу.

И снова все в телефоне.

-Черт, телефон разрядился, доигрался, - Реналь идет ставить телефон на зарядку.

В это время заходят новые голосующие. Петр Александрович вышел (на улицу, наверное, пошел), встаю, иду измерять температуру и антисептик пшикать. Реналь все еще не вышел.

Стучу в кабинет и открываю дверь. Этот жук пьет чай!

-Реналь, -впервые по имени к нему. -Там пришли.

А он замер и смотрит на меня.

-Иду.

-Ой, сиди, пей чай, сама схожу, - встает из-за стола Марина Викторовна.

Вот таких голосующих я люблю - вежливые, не торопят, спасибо-пожалуйста скажут.

Через пять минут ввходит Реналь.

-Сашка, иди чай пей, - говорит, садясь напротив меня.

-Ммм, не хочу, -ну я правда не хочу.

-Иди пей, я тебе уже налил, - и смотрит, опять смотрит на меня своим пристальным янтарным взглядом.

-Я б на твоем месте поопасалась, - шепчет Маша. Ну как шепчет, Реналь слышит.

-Думаешь, плюнул туда? -поднимаю одну бровь.

-Или что-нибудь добавил, - жмет плечами Маша.

-Ага, пургенчику, - смеется Реналь. -Иди, не бойся.

Ну, я как бы в замешательстве. Чай я все еще не хочу, это да. Но и приятно, черт возьми.



Аня Меньшикова

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться