Тайное правительство. Иерархия.

Размер шрифта: - +

5

5

Этот сон повторялся уже несколько раз.

 

Джек стоит возле небольшого озерца в незнакомом саду. Цветут и роняют на зелёную водную гладь свои лепестки деревья. Джек всматривается в водяной омут, и постепенно на нём проявляется отражение Элейны. Внезапно поднимается ветер, который дует почему-то с озера и королевскому шуту в нос ударяет аромат полевых цветов – так пахнут золотые волосы Элейны. А на губах вдруг ощущается сладковатый вкус клубники. Привкус не целованных девичьих губ.

- Джек! – раздаётся за спиной шута голос Тиа. – Ты уходишь, Джек?!

Шут оборачивается. Позади него в высоких травах стоит его королева. Она улыбается с горечью и, как кажется Джеку, с упрёком.

- Я никогда не уйду от тебя, Тиа! – кричит ей Джек.

- А как же она? – королева указывает рукой на отражение в воде.

- Она, - Джек растерянно смотрит на Тиа. – Она…

 

На этом месте он всегда просыпался.

Расколотое чувство. Расколотое сердце. Королеву любить бессмысленно. У такой любви нет будущего. И не потому, что шуту по статусу не положено ответное чувство от его госпожи, а потому, что Тиа не принадлежит себе. Как же она может тогда принадлежать Джеку? Но жизнь продолжается, кровь течёт по венам, молодая, горячая, властно требующая страсти и любви, ночей, полных жарких стонов и холодного пота. Сильных, до хруста в костях объятий и полузабытья.

И потому Джек должен увидеть Элейну снова. С каждым разом навязчивый сон становился более реальным, настойчиво мучительным. И наконец, Джек решился. Он сорвал в саду белые, самые большие розы, спрятался за колонной на балконе над главным входом в королевский дворец и принялся ждать возвращения Тиа с прогулки. Он намеривался просить свою королеву о встрече с Элейной. Тиа ведь могла сделать так, чтобы внебрачная дочь лорда Элронда приехала в Атлантиду.

Какое же постигло Джека разочарование, когда он увидел идущую по садовой дорожке королеву не одну, а вместе с гостем, невесть откуда взявшимся лордом Дарвалау!

 

***

- Цветы излишни, лорд! - Тиа отталкивала протянутый Дарвалау букет алых роз. – Ваши знаки внимания не уместны!

- Я очарован вами, - шептал в ответ Дарвалау, настойчиво пытаясь втиснуть букет в девичьи пальцы. – Прошу вас, примите мой скромный дар. Эти цветы, они пылают, как моя душа. Однажды увидев вас, я не смог забыть…

От прикосновений лорда Тиа становилось отчего-то томно и дурно.

- Простите меня, но я не могу…

Почему тогда на приёме Тиа не рассмотрела, какой красивый этот лорд, правитель Ноэльвана? А теперь, он вдруг приехал в гости, преподнёс алые розы, и все совершенно смешалось в душе королевы. Тиа не отрываясь, хотела смотреть на Дарвалау: на квадратный сильно выдающийся вперёд подбородок, на прямой с лёгкой горбинкой нос, на жёсткую линию страстных губ. Она хотела погрузиться в чёрное безмолвие его глаз. Ни у кого на целой планете нет таких глаз. Они словно всасывают в себя сущность того, на кого смотрят, и нет сил сопротивляться.

«Он враг! Враг!» - убеждала себя Тиа, а пальцы её уже крепко сжимали подаренные розы.

- Я люблю белые, - растерянно сказала королева.

- О, простите мне мою не прозорливость, – воскликнул Дарвалау, - Я принёс вам цветы, которые, как мне кажется, выражают мои чувства к вам!

- Ваши чувства ко мне? Лорд, у вас не должно быть чувств ко мне. Я обручена с Атанаэлем. После подписания Договора мы поженимся.

- А что прикажите делать мне? – спросил Дарвалау и умоляюще посмотрел на Тиа. – Я не прошу многого. Я не хочу вас скомпрометировать. Но поймите меня и вы. Хоть иногда позвольте приходить к вам и дарить ни к чему не обязывающие подарки. Это будут просто знаки внимания к вашему величеству, не более.

- Не уверена, что смогу принимать ваши подарки, - вздохнула Тиа.

«Не уверена, что смогу сопротивляться вам, великий воин Санктуриона! Что со мной! Неспящая, что со мной происходит?»

Но никогда не скрывавшаяся за горизонтом звезда не давала ответы на вопросы ни людям, ни богам. Неспящая пылала безразлично, монотонно, однообразно.

 

***

Стебли белых роз хрустнули. Шипы вонзились в кожу шута, и алые капли крови потекли по руке, но Джек не замечал этого. Его глаза от ярости из карих стали чёрными.

«Проклятье всех монстров на мою голову! Что она делает? Зачем любезничает с этим, разряженным в синий камзол хлыщем? Он же тан! Полу насекомое какое-то! Ладно Атанаэль – Великий Змей, какая никакая, а зверушка! Тоже хренотень, но этот вообще муравей – мутант! Моя королева любезничает с муравьем! Нет, вы только посмотрите, она ещё смущается! Да гони ты его отсюда! Чего ты с ним вообще разговариваешь!»

Собственный внутренний монолог доводил Джека до исступления. Он отшвырнул измазанный кровью букет, который несколько мгновений назад собирался подарить Тиа и с ненавистью наблюдал, как его королева провожает гостя, а затем возвращается во дворец.



Марина Новиковская

Отредактировано: 13.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: