Тайное правительство. Империя

Размер шрифта: - +

Глава 3

3

2045 год. Город Ставрополь

 

- Интересно, что Ленка Самохина находит во мне симпатичного? – думал, Марк Тессей разглядывая своё отражение в зеркале. – Помятая рожа, и чёрт ей рад такой роже!

Марк поморщился – отражение  блаженно заулыбалось. Марк взъерошил и без того лохматые чёрные волосы – отражение  почесалось. Марк улыбнулся – отражение печально поджало губы.

- Мутные пьяненькие синенькие глазки, здравствуйте! – поприветствовал сам себя Марк

- Иди на фиг! – ответило отражение.

- Нарушение зрительного и звукового анализаторов.  Может я и симпатичный, но не с будуна! – пробормотал Марк.

Постепенно в голове Тессея начал вырисовываться вчерашний день. Вчера напилось всё издательство. И как тут не напиться, если средь бела дня убили твоих коллег. Годами работали люди бок о бок и на тебе! Из пяти человек выжил только один. Повезло ему.

- И почему с современным состоянием техники не придумают тело, которое могло бы бухать, курить и нюхать без последствий для здоровья? - рассуждал Марк, сплёвывая на пол ванной горьковатую слюну. – Ну, или чип какой вживили, чтобы тело могло…. – внезапно Марк так и замер перед зеркалом.

Ему вдруг стало казаться, что за его спиной отражается какая-то пустыня. Уж не та ли самая, из его видений? Марк протёр глаза. Картинка в зеркале не исчезла. Наоборот, она стала отчётливее. Теперь Тессей смог рассмотреть быстро приближающихся к нему двух всадников на вороных лошадях. Однако через какое-то время молодой человек понял, что это вовсе не лошади, а диковинные мутанты, нечто среднее между конём и тиранозавром. Когда обросшая чёрной шерстью морда ящера легла Марку на плечо, тот заорал и саданул по зеркалу кулаком.

- Нет, с этим пора завязывать, - сказал Марк, смывая кровь с руки. – Пусть Люк сам курит эту дрянь. Я больше ни, ни…

 

***

Чтобы немного проветриться, Марк решил погулять по городу, благо сегодня у него выходной. Тессей обожал Михайловский парк. Там почти никогда не было народа. Витые, железные крашенные ярко голубой краской скамейки, скучающе пустовали. Особенно сейчас в октябре. На скамейках дремала опадающая жёлто-красная листва.

Марк развалился на своей любимой скамье с вывернутой ножкой. Молодой человек не знал, почему всегда сидел именно на ней. Может эта скамья, как символ не проходящего одиночества человека? А может просто привычка. Михайловский парк обладал одной уникальной способностью – он мог поглощать мысли, слизывать их из головы. Какое же это блаженство – не думать ни о чём! Марк запрокинул голову. Там, в просветах между почти голыми ветками деревьев небо в облаках. Когда Марк в последний раз смотрел на небо? Может быть полгода назад, а может быть год… Точно так же осенью. Остальные времена года как-то не располагают к созерцанию. Тессей хмыкнул и перевёл взгляд на дорожку парка, зрительно кажущуюся бесконечной. И тут же мысли снова вернулись к нему в голову…

 

***

По дорожке, подпрыгивая, приседая и что-то громко напевая, шёл странный человек. На вид лет шестидесяти, шестидесяти пяти в рваных серых штанах, чёрной кожаной в металлических заклёпках куртке, на поясе болталась цепь с ошейником. Как только человек приблизился, Марк с удивлением рассмотрел множество привязанных к цепи вещиц: лапку кролика, а может зайца, лапку утки или гуся, кукольную голову с выколупанными глазами, степплер, пучок чьих-то волос и веник. Увидев, что Марк на него смотрит, человек остановился и стал внимательно разглядывать Тессея.

- О, ты мне подходишь! – радостно провозгласил старик и сел рядом с Марком на скамейку.

- Для чего? – изумился Марк.

- Для миссии.

- Для какой ещё миссии? – «Вот придурок» - подумал Марк.

- На твоём челе начертано… В общем, видно, что ты лох! Нет, ты лошара, но именно такие нужны госпоже Лэй!

- Так, старичюля, - разозлился Марк, - Сначала скажи кто ты такой? Как тебя зовут? Какой у тебя код?

- А чёрт его знаете, как меня зовут на самом деле и кто я такой? – вздохнул старик. – Кем я только не был! Шутом божественной королевы, апостолом  безумного бога, тенью беспечной ведьмы.… У меня было много имён и много обликов. Сейчас все, кто меня знают, кличут Отшельником, но ты можешь называть меня Джек, по-русски Жэка. А кота у меня нет. Был один облезлый кошак, да и тот сдох.

- Послушай, старичюля Жэк, что тебе от меня нужно?

- Вот знаешь, кто ты такой? - старик схватил Марка за воротник пальто и притянул к себе.

- Ну, допустим, знаю, - спокойно ответил Тессей.

- Чипиндос ты!

- Кто?

- Ну, ваша байда называется чип энд дос. Так? Вот я и говорю, чипиндос…

- Можно подумать ты не чипиндос, - хмыкнул Тессей.

Ему отчего-то стало даже приятно общество безумного старика. Вот так неожиданно в тишине Михайловского парка на голову свалилось разнообразие…

 

***

- Не, я не чипиндос, - Жэк почесал густую длинную седую бороду. – Вот смотри…, - старик полез во внутренний карман куртки и достал из него мятый, ополовиненный жёлтый газетный лист с выцветшей статьёй. – Вот – это я! – радостно ткнул пальцем Жэк в фото коренастого крепыша.

Марк взял газету и всмотрелся в изображение. Ну да, крепыш чем-то похож на старичюлю. Только моложе и борода тёмная.

- И что? – пожал плечами Тессей.

- Читай.

 

«Татарские отшельники» продолжение. Начало на странице 2.

 

Интервью с лидером  отшельников, поселившихся в Татарском лесу, Савельевым Владимиром Станиславовичем.



Марина Новиковская

Отредактировано: 13.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: