Тайное правительство. Империя

Размер шрифта: - +

Глава 8

8

Что остаётся после смерти человека? Воспоминания? Со временем воспоминания тускнеют. Даже лицо умершего становится каким-то неузнаваемым, словно из другой жизни. Возникает вопрос – а существовал ли этот человек вообще? Со смерти Лены прошло не так много времени. И все это время Марк старался вытащить из памяти связанные с Леной эпизоды прошлого. Чтобы помнить. Кто-то неведомый словно слизывал память Тессея, вставляя на освобождающееся место совершенно фантастическую жизнь в не менее фантастическом мире. Пустыня стала сниться каждую ночь. К ней незаметно присоединились странные города. Марк мог бы назвать их мегаполисами, но это название мало подходило. Острова жизни посреди пустыни. Зоны обитания людей, невиданных животных и птиц.

Под небом голубым есть город золотой

С прозрачными воротами и ясною звездой,

А в городе том сад, все травы да цветы,

Гуляют там животные невиданной красы:

 

Одно, как желтый огнегривый лев,

Другое вол, исполненный очей,

С ними золотой орел небесный,

Чей так светел взор незабываемый.

 

А в небе голубом горит одна звезда.

Она твоя, о ангел мой, она твоя всегда.

Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят,

Пускай ведет звезда тебя дорогой в дивный сад.

 

Тебя там встретит огнегривй лев,

И синий вол, исполненный очей,

С ними золотой орел небесный,

Чей так светел взор незабываемый.

Странные города посреди золотой пустыни – как воплощения города, о котором когда-то пел Гребенщиков? Может быть, он тоже всё это видел? Может, и у Бориса было ощущение, что он оттуда?

А может уединение подвала так действовало на Тессея, вгоняя его в состояние непреходящего транса. Марк почти не ел. В желудке он ощущал тупую боль и спазмы, но не мог заставить себя что-либо съесть. Пища вызывала отвращение. Если бы Марк умел плакать, он, наверное, хоть раз пустил бы слезу. Может быть, полегчало бы тогда. Тессей совершенно не знал, что ему делать со смертью вот так без приглашения пришедшей. Впрочем, смерть всегда приходит без приглашения. Можно сколько угодно вздымать руки к небу и орать: «Нет, я не готов! Морально, душевно, да вообще всячески!» Не поможет. Никому, никогда не помогало…

 

 

***

К Тессею в подвал постоянно приходили люди. Двоих из них он запомнил по именам. Мальчика Илью и старушку Марию Филатову, постоянно порывавшуюся накормить Марка своей стряпнёй.

 

 

Когда сквозь тьму пробивается свет,

Когда пожирает останки он ночи,

В душе оставляя пылающий след

И чувств многоточье….

 

Бывают в жизни встречи – как удар молнии в метре от тебя. Как глоток грозового воздуха утром в распахнутое окно. Все что было, и даже все, что будет, перестаёт иметь значение.

Марк Тессей искренне верил, что в этой жизни ничто не способно его поразить так сильно. После Ленки.… После осталась пустота и ощущение бутофоричности бытия. Вообще-то ощущение театральности всей жизни, Марка преследовало давно. Бывали моменты, когда он сам себе казался хорошо сконструированной, прекрасно одетой куклой. И даже Лена.… Да, чувства к ней самые сильные, самые настоящие, однако и они казались не такими яркими, какими должны были быть.

Театральный занавес опустился однажды, когда в его скромное уединение, в подвал обыденного, обыкновенного дома пришла эта девочка. Просто Лэй или госпожа Лэй, как её называет Отшельник.

- Сколько тебе лет, девочка? – смущённо спросил Марк в разговоре, потому что она ему понравилась. Очень. Его душило непреодолимое желание коснуться губами нежных щёк и губ.

- Пятьдесят пять, - с ехидной улыбкой ответила Лэй.

- Сколько?

- Пятьдесят пять.

- Это прикол? – хмыкнул Марк. – Тебе шестнадцать или семнадцать?

- Я бессмертная, - пожала плечами Лэй.

- Кто? – не понял Марк.

- Я не старею.

- Как вампиры?

- Да. Только я не вампир.

- Я не верю тебе. Бессмертные… Их не бывает…

- Я не могу объяснить этого, - Лэй с грустью смотрела на Марка, - Но я могу кое-что вам показать. Присядем.

 

***

- Это может показаться странным, потому что похоже на одну детскую игру, - Лэй взяла Марка за руку и тот замер, будто бы ужаленный. Нежные девичьи ладошки. Мягкие, словно шёлковые, слегка прохладные, - Посмотрите мне в глаза, Марк. Ни о чём не думайте. Просто смотрите. Не пытайтесь что-то представить или вообразить. Всё, что необходимо я вам покажу….



Марина Новиковская

Отредактировано: 13.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: