Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 8

8

Мария Луиза глубоко вздохнула и испуганно проснулась. Огонь свечи рождал на портьерах и обклеенных тканью стенах призрачных чудовищ.

– Не бойтесь, это я, – в дополнение к ночным кошмарам сказал мужской голос на ухо.

Растерянно, совершенно не понимая, что происходит, Мария Луиза смотрела на сидящего на краю её постели Ленуара Дамор Пропре.

– Я сплю? – спросила девушка.

– Вы уже пробудились, моя красавица.

Мария Луиза посмотрела на часы – два ночи. В её понемногу проясняющееся сознание начали проникать вопросы. Как он сюда попал? Как он вообще счёл возможным прийти к малознакомой девушке в такое время? И главное, как открыл её комнату? Ведь ключ от единственной двери, ведущей в её спальню, спокойно лежал у маркизы... Мария Луиза судорожно сунула руку под подушку. Ну да, лежит. Рядом с кинжалом.

– Как вы сюда попали?

– Вошёл через дверь, – герцог улыбался так, будто бы Мария Луиза уже согласилась ему отдаться.

– Вы не поняли вопроса, – Мария Луиза повысила голос. – Как вы вошли в закрытую дверь, ключ от которой у меня?

Девушка достала из-под подушки ключ и сунула его под самый нос Ленуару. В ответ тот, продолжая улыбаться, достал из нагрудного кармана своего камзола точно такой же ключ.

– У меня был второй.

– И где вы его взяли?

– У мадам де Бете, – просто ответил герцог.

– Мадам Бете дала вам ключ от моей спальни? – Мария Луиза не верила своим ушам! Значит, в этом дворце любой, кому взбредёт в голову приволочься к нёй ночью, беспрепятственно сделает это?!

– Моя дорогая маркиза, – проговорил Дамор Пропре тоном пастора-наставника. – Я понимаю, что вы ещё очень юны, но, тем не менее, тебе следует понять, что в этом мире, в этом дворце, в этом королевстве тебе не прожить без покровителя, – герцог путался, обращаясь к Марии Луизе то на «вы», то на «ты». – Ты будешь никому не нужна, на тебя никто не будет обращать внимания. У тебя не будет друзей.

– А разве здесь у меня могут быть друзья? – с усмешкой спросила Мария Луиза.

– Конечно, – герцог не понял иронии маркизы. – И они у тебя обязательно будут, моя девочка. И первым твоим другом и покровителем стану я.

– Вы?

– Я!

– Я должна буду спать с вами, так?

– Именно, – герцог потянулся к Марии Луизе и положил руку на её ступню.

– И вы уверены, что я соглашусь.

– Уверен.

– И чем же вызвана такая уверенность, если не секрет?

– Я богат. Я сказочно богат. Я могу обеспечить ваше будущее, маркиза. Найти вам мужа, дать приданое. Ведь у вас нет денег, как я понял. Вы приехали из Санси без достаточного количества ливров.

Мария Луиза чувствовала, как волна ярости поднимается от пальцев ног до самой макушки. Вот как! Всё уже решено, её покупают, и её мнения никто спрашивать не собирается!

– А если я скажу «нет»? – маркиза вновь сунула руку под подушку и на этот раз достала кинжал.

– Невозможно ответить «нет» такому мужчине, как я!

Герцог Ленуар Дамор Пропре сказал это уверенно, с нотками самолюбования в голосе. Похоже, оружие его не испугало.

Мария Луиза выставила кинжал впереди себя и с яростью в голосе сказала:

– Уберите руку!

– Ты умеешь пользоваться им? – герцог Дамор Пропре стал вести рукой выше, выше, почти подобрался к бедру. – Ты кокетничаешь, моя милая.

– Я сказала: нет, – Мария Луиза приставила кинжал к горлу герцога. – Уберите руку. Ещё одно ваше движение – и вы уже никогда и никем не сможете обладать!

– Ой, – отдёрнул руку Дамор Пропре. – А ты опасная девочка. И всё же я настаиваю. Ты сопротивляешься для вида. Ещё ни одна не отказала мне...

– Значит, я буду первой, – Мария Луиза откинула одеяло и вскочила с кровати. – А теперь убирайтесь из моей спальни.

– Возможно, – герцог как ни в чём не бывало продолжал улыбаться, – тебе стоит подумать над моим предложением. Без меня у тебя при дворе нет будущего.

– Посмотрим, – Мария Луиза наблюдала, как за герцогом закрывается массивная дубовая дверь.

Странный этот герцог. Мог запросто сейчас обезоружить её и забрать кинжал. Мария Луиза им действительно пользоваться не умела. А страх в глазах маркизы, похоже, только веселил Дамор Пропре. Он вёл себя, как жирный, наевшийся копчёного окорока кот, решивший поймать мышь. Есть уже не хочется, а вот поиграть стоит.

Мария Луиза поёжилась. Но не от холода. И даже не от визита Дамор Пропре, а от только что привидевшегося ей во сне.

Тьма, царившая ночью в комнатах Короля, казалось, сгустилась ещё больше. Её не в состоянии уже разогнать оставленные на ночь свечи. Тьма выползала из тёмных проёмов спален, промежуточных зал, из-под тяжёлых бархатных тканей. Мария Луиза неожиданно проснулась. Вернее, ей показалось, что проснулась. Её разбудило чувство неясной тревоги и тихим женским голосом сказало в самое ухо: «Идём!» И девушка пошла. Она с трудом влезла в «домашнее» платье. В таких разрешалось ходить по дворцу, в покоях придворных. Не вызывать же в самом деле, прислугу – расторопную, быструю, как моль, Мэл. К тому же, юная маркиза немного стеснялась её. Когда давно, кажется, в иной жизни, её одевали Селя или мадам Жозани, ничто не смущало Марию Луизу. А тут – руки чужой незнакомой женщины на её теле. Девушка каждый раз вздрагивала. Мария Луиза представила немой вопрос в глазах шестидесятилетней Мэл и кое-как оделась сама. «Идём, я жду тебя!» – настойчиво повторил незнакомый женский голос. Но вёл Марию Луизу не он, а какой-то внутренний компас. Она прошла несколько сквозных комнат, отделённых одна от другой только массивными портьерами, вынырнула в коридор и остановилась. Марии Луизе показалось, что она чувствует запах, неприятный, но знакомый. Как в часовне на кладбище, когда там отпевали покойников. Как на деревенском скотомогильнике. Сладковатый, приторный, заставляющий задыхаться запах смерти. Откуда он во дворце? Может, мышь или крыса? Чем дальше шла Мария Луиза, тем запах становился сильнее. От него уже тошнило и темнело в глазах. Нет, никакая мышь так пахнуть не может! Тогда что это? «Здесь!» – тихо прошептал голос, когда Мария Луиза остановилась возле тёмно-бордовой оконной портьеры немыслимого закоулка. Странное окно, оно не вело ни на улицу, ни в парк, а смотрело своим громадным проёмом в какую-то другую комнату, постоянно запертую на ключ. Придворные даже не знали, для чего или кого существует эта комната. В ней никогда никто не жил, кажется, в ней никто никогда не бывал. И странное окно постоянно зашторено. Мария Луиза с лязгом отодвинула одну портьеру и чуть не упала в обморок. Запах мертвеца ударил в нос с утроенной силой, на девушку с запрокинутой набок женской жёлто-синюшной головы смотрели открытые белесые глаза.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: