Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 12

12

– Она уехала! – сказала мадам де Бете, раздражённо поджав губы. – Я узнала, что эта несносная, дерзкая девчонка сама поехала в Трианон и познакомилась с королевой!

Мадам де Бете пыхтела, кровь приливала к её круглому лицу, делая надутые щёки Анжелы ещё более обвисшими.

Герцог Дамор Пропре слушал её с мрачным видом.

– Мне ещё никто никогда не отказывал, – процедил он сквозь зубы.

– Ленуар, она бросила вам вызов, она...

– Помолчи, Анжела! У меня уши закладывает от твоей болтовни!

Мадам де Бете обиженно засопела, но замолчала.

– Она бросила мне вызов, – уже спокойно продолжил Ленуар. – Хорошо. Значит, мы сегодня же едем в Трианон.

– В Трианон? – мадам де Бете чувствовала, что ей не хватает воздуха, что она сейчас упадёт. – Вы... Вы будете таскаться за этой девчонкой?

– С каких это пор ты удивляешься моим действиям? – герцог посмотрел на мадам де Бете с неприязнью.

Анжелу передёрнуло от этого взгляда.

– Я... – запинаясь, стала оправдываться она. – Я просто хотела сказать, что вам не солидно...

– Я сам решаю, что мне делать! – рявкнул Дамор Пропре. – Мне безразлично твоё мнение, Анжела. Мне вообще плевать на чьё-либо мнение, кроме моего собственного! Мы едем в Трианон!

 

***

– Вы беременны.

– Что? – переспросила Мария Луиза.

– Вы беременны, – постаралась более мягко сказать Мэл.

– Я беременна?

В голове у Марии Луизы всё перемешалось.

Сначала в Трианоне появились герцог Дамор Пропре и мадам Бете. Маркиза сталкивалась с ними в залах дворца почти каждый день. При этом мадам Бете постоянно нашёптывала маркизе на ухо, что граф Дартуа на ней никогда не женится.

Потом Мария Луиза поссорилась из-за какого-то пустяка с самим Карлом.

И вот теперь Мэл говорит...

– Мадмуазель, я родила шестерых детей и знаю, как это бывает, – горничная с сожалением смотрела на юную маркизу. – Мне жаль огорчать вас, но вы действительно беременны.

– Почему ты так решила?

– Когда у вас в последний раз были красные дни?

– Я не помню, – растерянно закусила губу Мария Луиза. – Кажется, месяца два или три назад.

– Эти дни должны приходить каждый месяц, – вздохнула Мэл. – И вас стало часто тошнить.

– Может, я что-то не то ем?

– Вы беременны. Мне жаль, но это так.

 

Из дневниковых записей Марии Луизы:

«Я беременна. Без конца, поминутно, каждый день повторяю эти два слова. Я беременна. От него, от моего Карла. Мадам Бете не права. Старая интриганка просто исходит желчью от того, что скоро я буду счастлива, что скоро выйду замуж...

Так думала я всего несколько дней назад. А сегодня, 20 ноября 1778 г., я услышала от Карла роковые слова: «Я тебе ничего не обещал». Граф потом много мне чего ещё говорил. Я слышала только обрывки из его речи. Я изо всех сил старалась не расплакаться. Карл говорил о том, что мне нужно срочно найти мужа. И что он даже знает, кого мог бы мне предложить. Шестидесятилетнего старика маркиза Ларфо. Он говорил о том, что этот ребёнок не нужен ему.

– Ну а я? Я тебе нужна?

Я смотрела в глаза своего возлюбленного, такие страстные все наши ночи, теперь они взирали на меня отчуждённо. Передо мной стоял не Карл, а совершенно чужой человек. И я не знала этого человека.

– Мне было хорошо с тобой, – улыбнулся пухлыми губами граф Дартуа. – Когда ты отойдёшь от родов, думаю, мы сможем встречаться ещё.

Он сказал это так спокойно, без тени какой-либо эмоции.

– Я для тебя развлечение?

Я беззвучно плакала, глотая слёзы.

– Вся наша жизнь развлечение...»

 

***

– Примите предложение графа Дартуа.

– Что ты такое мне советуешь, Мэл!

Мария Луиза смотрела на свою горничную в отчаянии. Она чувствовала себя зверем, попавшим в капкан. И даже Мэл, добрая старая Мэл, к которой маркиза уже успела привязаться, говорила ей подобное. Она ведь другая, её горничная. Она не аристократка. Её совесть не должна быть заглушена роскошью и бездельем. Она не может такое советовать.

– Вам не выжить здесь, – серьёзно сказала Мэл, пристально смотря Марии Луизе в глаза. – Если вы не научитесь принимать жизнь такой, какая она есть, вам не выжить не только в Трианоне. Вам не выжить нигде.

– А какая она, жизнь? – истерично закричала Мария Луиза. – Лживая? Чтобы выжить, я должна научиться лгать? Лгать самой себе?

– Вы ещё слишком юны, – ответила Мэл. – А юность вытекает вместе со слезами. Вы живёте в мире лжи, моя девочка.

– А как же Господь? А как же то, чему нас учат пастыри в соборах? Как же заповеди?

– Я не знаю ответы на эти вопросы, мадмуазель. На них может ответить только Бог.

 

***

 – Он оставил тебя, – Ленуар Дамор Пропре смотрел на Марию Луизу снисходительно и, как показалось девушке, с жалостью. – Тебе не стоило прыгать в омут любви вниз головой. Тебе не стоило пренебрегать моим покровительством.

– Уходите, – тихо сказала Мария Луиза. – Я не хочу никого сейчас видеть.

– У тебя ещё есть возможность быть со мной. Я всё исправлю. Я научу тебя другой жизни.

– Вы предложите мне выйти за вас замуж? – с сарказмом спросила Мария Луиза.

– Нет, – ответил герцог. – На это можешь даже не рассчитывать. Я могу найти тебе мужа. А мы можем быть только любовниками.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: