Тайное правительство. Орден

Font size: - +

Глава 24

24

От солнца цвета расплавленного металла – кровавый закат. Залитые краплаком черепичные крыши. Звон церковного колокола вновь открывает врата в царство мёртвых. И тысячи жадных рук тянутся к Варлиз, тысячи страдающих глаз молят о пощаде, разинутые в безмолвном крике рты, взывают о милосердии.

Но столб уже вкопан, дрова и хворост сложены у его подножия, и облезлый старый осел смотрит печальными глазами. Впрочем, у этих животных всегда печальные глаза.

Среди протянутых тысяч рук мертвецов видит Варлиз грязные ладошки своего сына.

- Уйди, Анри! Тебе ещё рано в царство смерти!

Но сын бьется в истерике, вырываясь из рук двух громил монахов, а когда на шею Варлиз ложится шершавая змея удавки, обессилено повисает на них и только хрипит

- Мама! Мама! Не убивайте маму!

Привратник царства мертвых – инквизитор отец Ансельм стоит у Анри за спиной. Тёмно-фиолетовый ангел безжалостного Господина.

Протест – это ересь!

Мысль – это соблазн!

Мысль, приводящая к протесту – это преступление!

Чёрная смерть уйдет из Фекампа. Врата поглотят последнюю жертву свою, и город заживет привычной, размеренной жизнью.

Таинственен миг отделения души от тела. Анри казалось, что он видит душу мамы. Она отходит от безжизненной, привязанной к столбу плоти и печально стоит, постигая тайну разгорающегося пламени.

В царстве мертвых нет боли, нет там и страха. Всё это осталось в мире абсурда и иллюзий.

Смрад….

«Нет, это не мама, - думает Анри, - Это кукла. Кто-то зачем-то сжигает куклу. А мама, вон она отошла в сторону и, улыбаясь, смотрит на алое солнце».

Синяя ночь тушит пожар заката. Где-то высоко загораются первые звезды. Кукла догорает в костре. Клубы дыма едкие, вязкие, словно желатин. Мир превращается в желатин. Трудно дышать. Почему Анри так трудно дышать? Пламя костра утрачивает мощь. Гаснет пламя солнца. Но зато в голове Анри загорается пожар. Жар обвивает голову кольцами огненной змеи. Ещё труднее дышать и чьи-то мускулистые жесткие руки хватают за плечи внезапно тяжелое тело Анри.

И наступает ночь.

Ночь избавления от боли и страха. Ночь прощания с миром живых.

 

***

- Я растворился, - эта мысль росчерком молнии зигзанула в голове Анри вместе с ослепительным светом. – А в этом городе не бывает солнца….

Перед закрытыми глазами Анри пылало жёлтое пятно. Оно меняло оттенки от лимонного до красновато охристого.

- Семь звезд на небе. Луна и солнце. Глазами бога взирает небо…., - некстати припомнились Анри слова легенды, которую ему часто рассказывала Варлиз.

- Ты пробудился?

Откуда этот голос? Неужели инквизитор пошел вслед за ним в разверзнутые врата? Анри попробовал открыть глаза. Получилось. Жёлтое пятно запрыгало, потом расползлось и стало медленно таять. Над Анри, заслоняя солнечный свет, склонилась всклокоченная седая голова с пристальным взглядом голубых, почти белесых глаз.

«Старик! – испуганно подумал Анри. – Инквизитор!»

О, да, это был он – инквизитор, епископ отец Ансельм. Но… какой же он старик? Не глубокие морщинки тонкими бороздками пересекают высокий лоб, прячутся возле глаз и рта. Но кожа лица гладкая, молодая. И как будто светится изнутри.

- Ты вернулся из мира грез, - голос отца Ансельма так невероятно мягок и мелодичен. – Это хорошо. Хорошо, что она не забрала тебя с собой.

- Мама? – спросил Анри.

- Мама, - утвердительно кивнул отец Ансельм.

- Вы так помолодели, - выдохнул Анри неожиданно для себя.

- Помолодел? – рот епископа растянулся в полуулыбке

- Я думал, что вы старик.

- Я старик, - расхохотался отец Ансельм. – У меня седые волосы и мне много лет.

- У вас молодое лицо…

- Мальчик мой, ты много пережил. Ты видел страшные вещи. Такие, которые не полагается видеть мальчику твоего возраста. Тебе ещё рано их видеть. Ты теперь остался один. И я пришел за тобой….

- Вы сожгли мою маму. Вы убили её. Зачем?

Солнечный свет над головой отца Ансельма потух. В незнакомую комнату через распахнутое окно врывался холодный ноябрьский воздух.

- Сегодня из-за туч вышло солнце, - сказал отец Ансельм. – Это хороший знак. Знак того, что мама твоя прощена Господом, и душа её унесена ангелами на небо.

- За что прощена? Моя мама никогда и ничего….

Прохладная шершавая ладонь отца Ансельма накрыла рот Анри.

- Молчи, мальчик. Молчи и слушай тишину. Тебе сейчас нужна тишина. Выбрось из головы все мысли. Слушай и молчи. Задавая вопросы, ты не услышишь ответы. Безмолвствуй, а я буду говорить…. Но не сейчас. Чуть позже, когда ты сможешь меня выслушать. Сейчас ты должен спать. Сон – избавление о многих тревог. Вот выпей.



Марина Новиковская

#2221 at Fantasy
#87 at Dystopia
#1439 at Other
#278 at Adventure

Text includes: вампиры, приключения, тайны

Edited: 16.07.2017

Add to Library


Complain




Books language: