Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 27

27

- Ты кто такой? И какого хера тебе здесь надо? – спросил по пояс обнаженный в рваных, натянутых на голое, выпирающее пузо, штанах дядька, вращая бешено хмельными глазами.

- Я хочу к вам на корабль, - тихо ответил Анри.

- Чего?! Чего ты там бормочешь?

- Хочу на корабль юнгой, - выкрикнул Анри.

- Чего ты орешь? Я не глухой! Это может твоя бабка – шалава глухая, а я не глухой.

Анри с отвращением смотрел на стоящего перед ним на палубе, покачивающегося из стороны в сторону, громко икающего мужчину лет пятидесяти. Мерзкий мешок с салом! Анри с тоской посмотрел на висящие, на снастях паруса единственной на корабле мачты. Похоже, и отсюда его выгонят. Вышвырнут, как лишнего слепого щенка, даже не потрудившись утопить. В эти дни в порту Фекампа готовились к отправке пять кораблей. И ни на одном не нужен юнга. А шестой торговый корабль, тот самый, на котором встретил Анри пузатого грубияна, затесался между двумя пополняющими запасы провизии, галерами.

- И все-таки, кто ты на хрен такой? – дядька опять икнул, и его изрядно повело в сторону. Одна нога запнулась за другую, и дядька чуть с размаху не припечатался распухшим носом к палубе.

- Я учился у епископа…

- Епископ!!! – заорал дядька. – Братцы, айда сюда! К нам пришел епископ! Ща грехи отпускать будет! Ей Вы! Морские дохлые устрицы! К вам не хер знает кто пришел, а сам епископ!

Откуда–то из внутренностей корабля стали высовываться сонные рожи. Следом за ними появились соответствующие рожам помятые тела.

- Штурман, ты чего горланишь? – спросил вышедший из каюты капитана худой недовольный человек, одетый опрятнее и чище всех остальных. Человек брезгливо оглядел пузатого и раздражённо рявкнул. – Опять пьяный?! Ты охренел?! Мы сегодня выходим в море, а ты пьяный!

- Ну и по хую! Я всегда пьяный!

- Ты кто такой? – обратился худой опрятный человек к Анри.

- Я не епископ. Я Анри. Пришел наниматься юнгой, - Анри стало очень неуютно под пристальным взглядом, вероятно, капитана этого корабля. Сейчас и этот прогонит….

- Опыт есть? – спросил «капитан».

- Опыт чего?

- В море ходил когда?

- Нет. Я…

- Почему вдруг решил?

- Мне больше некуда идти.

- Ты беглый?

- Что вы, нет! – Анри испуганно посмотрел на «капитана». Ещё не хватало, чтобы его приняли за беглого разбойника!

- Фол, проводи его к камбузу. Пусть рыбу чистит. А то со вчерашней пьянки все жрать хотят. И сволочь Эйл уже, похоже, приложился к бутылке, как и ты, гнида, еле на ногах стоит! – «капитан» посмотрел на штурмана строго и подозрительно. – Мешки и бочки погрузили?

- Ещё вчера, - пузатый трезвел на глазах.

- Отплываем, - рявкнул худой и, хлопнув дверью, скрылся в каюте.

- Это капитан? – неуверенно спросил Анри.

- Капитан? – проворчал боцман Фол.- Да, это капитан Перш, убей его молния! А ты чего встал? Шуруй к камбузу. Рыба сама не почистится!

 

***

25 октября 1355 года

«Я на «Нинье» уже десять дней. Наш путь лежит через воды Атлантики и Кантабрии в большой город Ванн. Я никогда ещё не видел больших городов.

С того дня, как я ступил на борт торгового корабля «Нинья», у меня появилось странное ощущение – будто бы из одного человека я превратился в десятерых проворных малых.

- Епископ вымой!

- Епископ почисть!

- Епископ держи канат!

«Епископ» - это меня теперь так называют. Все. Дурацкая шутка штурмана Фола. И моё новое прозвище. У меня никогда раньше не было прозвищ. А, впрочем, что у меня раньше было? Моя келья и библиотека. И где-то там далеко, в смутном прошлом дом, где я жил с мамой и папой. Где-то далеко.… А ведь я нигде не был, кроме Фекампа.

Теперь же со всех сторон вода. Солено горькая, обжигающая язык и губы. И берег едва видно. Я испугался, а вдруг, однажды мы вообще потеряем землю? Штурман Фол говорит, что если корабль унесет в открытое море, он может навсегда, затеряться в синей бездне.

Мы в пути уже десять дней и мой страх исчезает. Теперь я юнга, как и хотел. Теперь я делаю на корабле самую чёрную работу. Не уверен, что именно к этому я стремился, но не мне выбирать. Каждый вечер я падаю от усталости.

Понемногу начинаю понимать, как матросы управляются с кораблем. Сейчас мы идём на попутном ветре. Я почти ни с кем не разговариваю. Почти для всех на «Нинье» я - чужак, просто тень. У матросов свои разговоры: о товаре, о девках, оставшихся в Фекампе. Отвратительные, нудные разговоры.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: