Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 29

29

- Я вернулся, - сказал Анри Жерфо в спину что-то сосредоточенно выводящему на пергаменте отцу Ансельму.

- Я рад тебя видеть, - ответил инквизитор, не прерывая своего труда и не оборачиваясь на вошедшего в его комнату ученика.

В доме инквизитора ничего не изменилось. Те же скрипы и шорохи, те же голоса и полутьма. Будто время не властно над этим местом.

- Вы не желаете увидеть, каким я стал? – раздосадовано спросил Анри.

Отец Ансельм положил на стол штихель и с улыбкой обернулся.

Инквизитор тоже не изменился. Такой же беловолосый старик с юношеским лицом и выцветшими голубыми глазами. Будто время не властно над этим человеком.

- А каким ты стал, мой мальчик? Чуть подрос в вышину, чуть зарос бородой, - отец Ансельм смотрел на Анри так, что тому казалось, будто инквизитор читает его мысли.

- Я вернулся, - повторил Анри, чувствуя себя глупым мальчишкой, удравшим однажды из родного дома. И не важно, что теперь он – мужчина. Откуда-то изнутри, из того уголка души, из которого однажды появился некто усмиривший шторм, вдруг выглянул маленький испуганный Анри. Сгорбленная спина отца Ансельма наводила на Жерфо непонятный ужас. Но этот ужас притягивал.

- Ты ушел десятилетие назад в ярости и ненависти ко мне, - тихо сказал инквизитор, словно продолжая недавно прерванный разговор, - Но так и не задал мне своего главного вопроса. Что ты хотел узнать, Анри?

- Кто эти боги? – прошептал Жерфо.

- Et ait ecce Adam factus est quasi unus ex nobis sciens bonum et malum nunc ergo ne forte mittat manum suam et sumat etiam de lingo vitae et comedat et vivat in aeternum»[1] Тебя смутили эти слова, мой мальчик? – с улыбкой спросил отец Ансельм.

- Да, святой отец.

Некоторое время инквизитор просто смотрел на Анри, затем встал и, подойдя к одной из прибитых в комнате полок, взял с неё увесистую книгу.

- Смотри, - ткнул тонким бледным пальцем отец Ансельм в открытую им страницу.

Искусно выполненная картинка изображала крылатый диск на шесте, оплетённом телами двух змей.

- Это Кадуцей – жезл Гермеса – древнего бога мудрости. Возможно, ты читал о нём в книгах этой библиотеки. Две змеи – суть противоположности, вечно враждующие и вечно сосуществующие. Правое – левое, добро – зло, свет – тьма. Столкновение и противостояние. В книге бога сказано, что человек, вкусив с древа познания, постиг это противостояние.

-Да, - хмыкнул Анри, - Человек стал, как боги и они испугались человека!

- Верно, - кивнул отец Ансельм. – Но ты, же не знаешь, ни того, что познали люди, ни отчего испугались боги. Верно?

Анри опустил глаза в пол. Да, он не знал ответа на эти вопросы.

- Итак, - продолжал отец Ансельм, - Человек познал суть добра и зла, света и тьма, вечно борющихся противоположностей. Но человек был ещё слишком юн, чтобы понять глубину познания своего. Позволь мне рассказать тебе одну легенду. Ее не встретишь ты ни в одной книге, кроме той, что хранится в Париже, у епископа. У книги этой нет названия. И руки людей никогда не касались её, и глаза их никогда не читали изреченного в книге той. Но лишь избранные, посвященные знают, что в книге написано.

И рассказал отец Ансельм Анри легенду о битве светлых и тёмных королей за небо, ту самую легенду, которую через четыреста лет будет читать Анри Жефо де Ла Россель юной испуганной девочке. Жерфо де Ла Россель будет читать и осознавать то, что стал он очень похож на учителя своего – инквизитора. Понимать, что превзошёл он отца Ансельма в своем стремлении к власти. Намного превзошел. Отец Ансельм, где вы теперь?

- Когда поняли тёмные короли, что познал человек истину о противостоянии их, - продолжал цитировать неведомую книгу инквизитор, - То испугались они, как бы ни узнали люди и другую истину: «Создание равно создателю своему».

- В «Вульгате», - перебил учителя Анри, - сказано, что боги испугались, что человек вкусит так же от древа жизни и станет жить вечно.

- Верно, мой мальчик, верно. Но знаешь ли ты что такое древо жизни? Чем оно является?

- Нет, - помотал головой Анри.

- Дело в том, что древо жизни – это и есть сам человек.

- Как? – Анри даже подпрыгнул на скамье, на которой сидел.

- Вот так, - рассмеялся отец Ансельм. – Имеющий уши слышать, слышит. В «Вульгате» ясно написано: «Адам стал как один из нас». Тайна заключается в том, что человек изначально равен богам. Но тёмные короли с момента создания человека, были против такого равенства. И они не дали человеку знания о нём самом. Так плод с древа жизни остался не вкушенным.

- Но…, - рассказанное отцом Ансельмом совершенно спутало мысли Анри.- Если победили тёмные короли, означает ли это, что победило зло? И земля населилась наместниками зла – вампирами?

- Мальчик мой, - устало улыбнулся отец Ансельм, - Тёмные короли и вампиры – не есть зло. Вампиры – суть, изменённая человеческая плоть. Этнохи – раса богов, пьющих кровь, потомки мудрых змей нагов. Это всё, что я знаю о богах. Тёмные короли просто часть мироздания, так же как и светлые. Разве ночь, что каждый раз опускается на землю, является злом? Есть день, есть ночь. Есть свет, есть тьма. Есть жизнь, и есть смерть. Всё это существует независимо от человека. Ни светом и тьмой определяется добро и зло, а лишь тем, что сам человек вкладывает в эти понятия. Атанаэль – великий тёмный король разделил людей на две армии, дабы не добрались они до древа жизни, не познали своих возможностей. Ибо кто может быть уверен в том, что если люди станут, как боги, то не свергнут королей с тронов. Вот ты, например, разве не мечтаешь о власти, Анри. Разве не способен ради неё на всё? – отец Ансельм посмотрел в глаза Жерфо, и тому показалось, что инквизитор знает о его преступлениях. Что увидел инквизитор в глазах ученика своего ужас предсмертный штурмана Фола. И ещё отчаяние тех, многих, зарубленных за десять лет саблей Анри. – Ты вырос, мой мальчик, но ты всё ещё ребенок. Ты читал книгу бога, но, не зная много, неверно трактовал её.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: