Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Часть 3 Глава 31

Часть 3

31

1781 год декабрь

- Ты зачем, грязная собака, подсматривала за мной? – заорал слуга Эмиль Периш.

- Иди посри и сожри своё говно! – зло ответила кухарка Жанна Конте. – Вот мне нужен твой старый, толстый, морщинистый зад!

- Но ты смотрела на мой зад! – не унимался Эмиль.

- Ты утащил мою сковороду, старый развратник. Я пришла в твою коморку за сковородой и, на тебе, увидела уличную девицу, которую ты, шаромыжник, притащил в дом нашего господина!

- Не брал я твою сковороду! – взвизгнул Эмиль. – Ты за мной все время следишь, ведьма старая!

- Я расскажу все месье Жерфо, - победоносно объявила Жанна.

- Да неужели? – расхохотался Эмиль. – А я расскажу месье Жерфо, что ты воруешь у месье Жерфо посуду. Тому свидетель я.

- Сам ты вор!

- Нет, это ты воровка и засранка!

- Отдай мою сковороду!

- Да не брал я твою сковороду!

 

***

Мария Луиза с раздражением швырнула на стол гусиное перо и, что есть силы, зажала ладонями уши. Да когда же это прекратиться?! Опять слуга Эмиль Периш и кухарка Жанна Конте, поливают друг драгу отобранными на самой зловонной помойке Парижа словами. И их ничуть не смущает, что орут они с раннего утра под дверью юной маркизы де Сансильмонт. Раз епископа де Ла Росселя нет дома, власть перешла в руки слуги и кухарки.

Мария Луиза грустно хмыкнула. В самом деле, а зачем с ней считаться? Кто она? Даже после посвящения в вампиры, маркиза не более, чем приживалка, чья жизнь и судьба зависят от милости графа Анри Жерфо де Ла Росселя.

Крики за дверью внезапно смолкли. Возможно, Эмиль и Жанна вместе пошли искать пропавшую сковороду. Мария Луиза могла бы пожаловаться епископу на недостойное поведение его прислуги и Анри, несомненно, жестоко бы наказал провинившихся. Но маркизе было жалко и Эмиля, и Жанну. Худые, старые, с будто бы пожёванными молью лицами, они, в общем-то, очень добрые люди. Прожили друг около друга всю свою жизнь в этом древнем доме. Мария Луиза чувствовала, что не стоит тревожить их старость. Слуга и кухарка, законные обитатели парадных комнат и тёмных коридоров, а она, маркиза, здесь просто гостья.

Мария Луиза вновь схватила перо и чтобы отогнать неприятные для неё мысли, стала писать.

 

***

Из дневниковых записей Марии Луизы

«Я представила себе сражение под Йорктауном. Запахи пороха и крови. Убитые. И ошалевшие, безумные живые. Американские и французские офицеры и солдаты. 19 октября 1781 года войдет в историю, как и 4 июня 1776-го. 19 октября Корнуоллис капитулировал. Да здравствует новое государство! Да здравствуют Соединенные Штаты Америки!

- Novus ordo seclorum! – провозгласил маркиз Ла Файет, и было в его голосе столько гордости и величия, что непроизвольно все присутствовавшие на торжественной мессе 21 декабря 1781 года встали на колени.

- Английские вампиры теперь с нами!

И развивался над головой Магистра Ордена золотой двуглавый змей, и колыхались крылья его, будто собирался он воспарить к небесам и оттуда повергнуть стрелами молний всех, кто будет противостоять новой Империи.

Стоя как и все на коленях, с опущенной, покрытой капюшоном головой, я думала о том, что уже три года прошло с того дня, когда я перестала быть человеком.

Когда-то Анри Жерфо задал мне вопрос

- Ты пойдешь со мной?

- Я хочу жить, - ответила я.

Мне было страшно. Как никогда в жизни. Возможно, проще умереть, чем становится чудовищем, пьющим кровь. Но….. Можно сотни раз думать о смерти, даже представлять, как умираешь. Со мной такое уже случалось, когда Карл Дартуа оставил меня, когда мой ребенок родился мертвым. Я действительно хотела тогда умереть. Но теперь, когда Анри поставил меня перед выбором, я хотела жить! Безумно, отчаянно хотела! Мне только семнадцать. Я представила себе могилу, гроб и своё тело, бледное с перерезанными венами и горлом. Представила так ясно….. А может об этом думал он, Анри Жерфо? Может это представил он, смотря мне в глаза? Я не знаю…. Мне было страшно смотреть в глаза Анри.

Фигура демонического молодого человека за спиной епископа исчезла. Я даже не уверена, что она там появлялась. Возможно, мне померещилось.

- Это хорошо, что ты боишься смерти, - сказал Анри. – Смерти нужно бояться.

- Что вы сделаете со мной? – спросила я.

- Сначала ты станешь меченой, - ответил епископ.

- У меня будет клеймо, как у Беатрис?

Вместо ответа Анри встал из кресла, подошел ко мне, схватил рукой за подбородок, нагнулся и поцеловал в губы. Это был яростный, полный какого-то странного чувства поцелуй. Чувства на грани любви и ненависти.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: