Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 32

32

Июль 1789 года

Война и Победа!

Цена – в ноль!

Над Dominus нет судей

Есть мир подлунный

И древний Король.

Славься Верховный!

Да будет

Крепка его власть

Во веки веков.

Мы верим, мы знаем,

Мы любим.

Нетленен, незыблем,

И вечен закон

Вершащий людские судьбы!

 

 

Из оды о вампирах.

 

Из дневниковых записей Марии Луизы:

«Мне кажется, моя жизнь проходит слишком быстро. Утекает, подобно воде сквозь пальцы. Я чувствую, как шагами невидимого великана приближается будущее. Тяжелой поступью впечатывает оно каждый шаг в землю. И нет силы, способной остановить его.

Великое Жертвоприношение. Праздник Трех Королей. Самый грандиозный за все минувшие столетия. Разорванные, казалось бы не связанные друг с другом события.

В 1786 году Францией заключен торговый договор с Англией, снижающий пошлины на вывоз английских промышленных изделий. С этого времени во Франции стали закрываться мануфактуры. В промышленности и торговле наступил кризис. Началась повальная безработица в городах.

Неурожай 1788 года. В апреле этого же года в Париже начинаются волнения. Разгромлена обойная мануфактура. Появились первые жертвы.

5 мая 1789 года напуганный событиями король открыл Генеральные штаты, в ходе заседаний которых двор осознал свою беспомощность. Версальский гарнизон поддержал провозглашенное Тривольгинами Национальное собрание.

Это начало новой пьесы с громким названием «История», в которой куклы во плоти, полные сладкой крови будут играть по воле автора спектакля.

Каждый день и каждую ночь я слышу шум за окном. Это толпы парижан ходят по улицам с бюстами Неккера и герцога Орлеанского. Они теперь народные герои, как и Магистр маркиз Ла Файет – начальник Национальной гвардии. Несколько раз в толпе мне померещилось лицо того человека, что некогда прокричал мне: «Тебя в этом городе ждет только смерть!». Мне привиделся уличный музыкант в светло-коричневой кожаной куртке на голом теле. Вестник. Я решила называть его Вестник. И когда я увидела его лицо среди негодующих лиц других Парижан, показалось мне оно необычайно насмешливым и злорадным. «Он знает!» - подумала я. Он ведает о том, что предстоит. Но откуда? И кто этот человек на самом деле. И человек ли он вообще. Вестник посещал меня во сне, а это могут только призраки. Но призраков не видят другие. А кучер Ардан видел его. Граф Дартуа и Мария Антуанетта видели его. О чём он хочет мне возвестить? Нет ответа.

Мне страшно. Я никогда раньше не задумывалась над тем, что народом, оказывается, так просто управлять. Голод, нищета и вот уже спокойные, добродушные люди превращаются в озверевшее стадо. Они готовы крушить всё на своем пути. Карать всех без разбора. Я видела недавно, как разъяренная толпа раздавила ребёнка – мальчика, случайно оказавшегося у неё на пути. Я ехала в карете и ничего не могла сделать. Сначала хотела выйти, но кучер сказал

- Не стоит, мадмуазель. Он уже, наверняка, мертв.

Я чувствую себя отвратительно. Ставшая избранной, ставшая чудовищем, я должна теперь взирать на всё происходящее вокруг с равнодушием. Но не могу. Перед глазами - лежащий на мостовой мальчик, с раздавленной колесом головой».

 

***

- Он оставил меня! Он нашел себе новую меченую! – Беатрис Сардин с рыданиями кинулась к Марии Луизе и крепко обняла её.

- Кто он? – устало спросила маркиза.

У неё уже несколько дней, не прекращая, болела голова от шума за стенами дома Анри Жерфо.

- Аласт, - отчаянно выдохнула Беатрис. – Мари, что теперь со мной будет? Меня убьют?

- Никто тебя убивать не собирается, - Мария Луиза с трудом отстранила от себя плачущую Беатрис. – У тебя есть я.

- Ты….., - Беатрис запнулась и снова разрыдалась. – Ты сделаешь меня своей меченой?

- Если потребуется, то да.

- Катарина будет против.

- Меня не волнует мнение Катарины, - ответила Мария Луиза и раздраженно воскликнула. – Боже, да когда этот шум прекратится?!

- Он только начинается, - тихо сказала Беатрис. – Готовится Великое Жертвоприношение.

Мария Луиза отодвинула рукой в сторону бордовую тяжелую портьеру на окне и посмотрела со второго этажа на улицу. Там внизу шли, размахивая руками и что-то крича, люди.

- Эти безумцы, - сказала Мария Луиза. – Я боюсь, Беатрис. Боюсь того, что должно произойти.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: