Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 38

 

38

Июль 1791 года

- Все ещё в моем доме? Наслаждаешься жизнью? – Анри Жерфо зло улыбнулся тонкими губами. Как похож он в этот миг на подкравшегося к добыче хищника.

- Да, - надменно ответила Жанни, но в груди её что-то сжалось затравленным котенком.

Странное, жестокое, непонятное существо по имени Анри Жерфо де Ла Россель. Ещё совсем недавно он был тихим мрачным епископом Парижа, но вот спустя время вышел из души Жерфо на свет божий спавший демон – суть вампира.

- Я рад. Но долго ли продлиться безмятежность твоя, дитя мое?

- Зачем я вам? – Жанни смотрела в тёмные страстные глаза епископа, и в её голове всё повторялся вопрос: «Почему он вдруг меня заметил?»

- Я так хочу, - коротко ответил Жерфо.

Тени живут в любом доме. Незаметные, безликие, немые. Но иногда, особенно ночью, внезапно проснувшемуся хозяину удается уловить остановившийся силуэт. И тогда тень обретает лицо.

Анри Жерфо не замечал Жанни долго. Ещё одна служанка в его доме. Ах, нет, не верно, игрушка Марии Луизы. Но однажды утром свет восходящего солнца скользнул по щеке Жанни и увидел Анри…

Кровавое небо. Печальная мать. Приговор. Костер. Инквизитор. О, Великие, Жанни так похожа на Варлиз Жерфо!

Волна непонятного чувства захлестнула Анри. Никогда прежде не испытывал он подобного. Словно огонь на тлеющих дровах вспыхнула ненависть. Лютая ненависть к инквизитору отцу Ансельму. Потом к инквизитору – самому себе. Отец Ансельм? Его уже нет. Его убил и занял его трон он, Анри Жерфо де Ла Россель! И он, Анри Жерфо де Ла Россель отправил на костер собственную мать!

Желание…. Затем вспыхнуло желание обладать Жанни. Она похожа на Варлиз, но она не Варлиз. Она другая, хрупкая, несчастная девочка. Но гордая, своенравная. И ей суждено покориться, либо умереть. Отец Ансельм, желали ли вы тогда Варлиз так же, как сейчас я желаю Жанни? Инквизитор. Судья. Палач.

- Я расскажу о ваших домогательствах Марии Луизе, - Жанни с отвращением смотрела, как Жерфо медленно поднимается из кресла, в котором сидел, забросив ногу на ногу.

- Она не поверит тебе, - заметил епископ. – Более того, если ты не соизволишь выполнить моё желание, я убью этого твоего Аласта и расскажу Марии Луизе о твоих притязаниях ко мне.

- Вы не сделаете этого. Орден…

- Молчать! – рявкнул Жерфо. Внезапный приступ ярости перекосил его рот. – Как смеешь ты, смертная, угрожать мне? Ты, мерзкая, тощая падаль! Подобранная милостью трех на улице, поломойка и комедиантка! Ты удостоилась быть избранной вампирами. Избранной мной на одну ночь. И ты отвергла меня, оттолкнула. Унизила.

- Если я такая мерзкая, - шёпотом спросила Жанни, - то почему вы меня тогда хотите?

Волна унижения окатила девушку с головы до ног. Лучше бы епископ ударил её. С силой. Наотмашь. Но Жерфо просто стоял и смотрел на Жанни.

Она не Варлиз. Варлиз мертва. Её убил отец Ансельм. Инквизитор. Я убил Варлиз. Жанни не Варлиз, но она так на неё похожа. Она подчинится, либо умрёт. Повелителю должны подчиняться. Те, кто не подчиняются – умирают.

Анри Жерфо понимал – его воспалённое сознание скатывается в бездну бреда. Усилием воли епископ пытался удержать свой разум от шага за роковую черту. Жанни не Варлиз. Желания должны удовлетворяться, иначе они разъедают душу.

- Ты будешь делать то, что я прикажу!

- Нет, не буду, - еле слышно сказала Жанни.

- Говори громче! Ведь ты умеешь говорить громко и даже кричать! Катарина рассказала мне как ты орала тогда!

- Оставьте меня, прошу вас, - отшатываясь от надвигающегося на неё епископа, разрыдалась Жанни. – Я ненавижу вас! Я расскажу о вас Аласту и он убьёт вас. Да, он вас убьёт!

- Неужели ты думаешь, ничтожная, - Анри Жерфо смотрел на Жанни и хотел разорвать, изуродовать это нелепое пышное платье. По-звериному терзать хрупкое тело. – Что можешь противостоять мне?

- Оставьте меня в покое! Вы не имеете права требовать от меня… – закричала Жанни.

И ей стало страшно, как никогда в жизни. Так страшно не было даже, когда умерли все её друзья из балаганного театра. Теперь из сумрака снов вышел зверь, и страх невозможно преодолеть. У Жерфо нет жалости. У Жерфо нет снисхождения. В нем словно сконцентрировалось всё самое отвратительное, мерзкое, что есть на Земле. Епископу безразлично всё, кроме своих желаний. О боже, как может Мария Луиза любить его?! Ей нужно рассказать. Обязательно рассказать. Но как? Как?! Ведь в день, в который расскажет правду Жанни, окажется она на улице. А потом куда? К Аласту? Аласт любит её. Но в доме Аласта живет ненавидящая Жанни Катарина. Круг замкнулся. Мышеловка захлопнулась.

- А если завтра мой диван скажет мне, что я не имею права на нём сидеть? – спросил епископ. – Если, завтра моя прислуга не сварит мне кофе только потому, что не хочет и потребует оставить её в покое?



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: