Тайное правительство. Орден

Размер шрифта: - +

Глава 44 и Эпилог

44

Год 2011 январь

 

- Тоска. Изнуряющая. Больше двух столетий. Знаешь ли ты, каково быть похороненным заживо? Взойдя на свой трон, я пытался жить. Но ничто в целом мире не способно было принести мне радость. Путешествия, войны, любовь – все стало театром, на сцене которого каждый день ставят один и тот же спектакль.

Мария Филатова отрыла глаза.

Matête! Comment puis-je voir si ma tête coupée?[1] Что это за комната?

Когда туман перед глазами Марии рассеялся, она увидела стоящего перед ней Анри Жерфо.

- А казни что не было? – прошептала девушка.

- Казнь была. 218 лет назад, - ответил Анри.

Что происходит?

Бледным расплывчатыми пятнами в память Марии стали вплывать отрывки каких-то событий.

Вечеринка в университете. Незнакомые, а через секунду такие родные лица однокурсников. Тело мёртвой усталой женщины. Это же моя мама!

Компьютерная мышка в правой руке и яростные клики. Это героиня Марии в «Обливионе» убивает дэйдра.

Кто я?

Проходит минута, тягостная и бесконечная, как вечность. Минута, в которую поместились два с лишним столетия. Кто из них я? Личность из 21 века вернулась и с удивлением, словно на отражение в зеркале, смотрела на невысокую тёмноволосую мадмуазель в длинном синем дорожном платье. Такие платья носили больше двух столетий назад.

- Господи, что я видела? – воскликнула Мария Филатова.

- То, что оказалось забыто. Своё прошлое, - ответил Анри.

Мое видение – это мое прошлое? Тогда, что в моем настоящем делает этот переодетый епископ? Мой возлюбленный и палач. Тот, кого я забыла, и рада была не вспоминать. Он действительно в моей комнате? В моём доме? Как он здесь оказался?

- Несколько месяцев назад я услышал голос. Незнакомый женский голос. Он звал меня. Я знал, что звал голос меня, но называл при этом каким-то странным именем, Винсент. Я слышал зов каждую ночь. Сначала во сне, затем наяву. Голос настигал меня везде. Дома, на берегу озера. Не было в тихом Швейцарском курортном городке Санкт – Мориц места, куда бы не долетал призрачный голос неизвестной. Сначала я пытался отогнать видение. А потом, когда понял, что некто живущий в этом мире призывает меня, то попытался увидеть, кто меня зовет. Ты живешь очень далеко от меня. В этом забытом великими месте. Я видел карту мира и перст указующий путь к голосу. Маленький Михайловск. Такой неприметный, никому не нужный. Потом я увидел тебя. Я говорил с тобой от имени твоего Винсента. Компьютерный персонаж разбудил твою память, девочка моя. О, я понял, что это ты сразу, как только увидел тебя внутренним взором. Ты сменила тело, но душа твоя, она вся во взгляде твоём. Есть вещи, которые не в состоянии уничтожить даже смерть. Я увидел всю твою нынешнюю жизнь. Понял, что ты не живешь настоящим. Ты ничего не помнишь, но ты осязаешь прошедшее, как слепой руками стену. У тебя ни с кем не складывались отношения. Даже с собственной матерью. Это была печать минувшего. Даже забыв, ты не смогла избавиться от него. Люди, окружавшие тебя, казались тебе мелочными, никчемными. Однажды прикоснувшись к миру вампиров, к миру dominus уже невозможно стать обычным человеком.

- Зачем ты приехал, Анри? – Мария Филатова смотрела на худое скуластое лицо епископа и с ужасом понимала, что любит его. Руки девушки дрожали, её тело покрылось холодным потом. Это было то самое ощущение, то самое перед ступенями на эшафот.

- Двести восемнадцать лет я носил цветы на твою могилу. Сначала каждый день. С течением времени, когда Орден расширил границы своей Империи, когда Тривольгины стали завоевывать мир, я стал часто переезжать с места на место. Но неизменно в день твоей казни возвращался вновь в Париж, чтобы принести тебе розы. Когда я услышал твой голос, зовущий меня, то я так мечтал встретиться с тобой. Увидеть тебя вновь, пусть даже в другом теле. Я так мечтал целовать твои губы, дрожащие, влажные, покорные мне. И видеть глаза твои, подобные зелёному омуту. У тебя остались прежние глаза. Я сходил с ума от того, что потерял тебя. Что не смог тогда остановиться и понять. Я хотел тебя всегда: тогда и сейчас. Я так мечтал встретиться, а когда встретился, то ощутил такую щемящую пустоту в душе. Словно я долго писал книгу и так мечтал закончить её, представляя, что в конце скажу нечто важное, главное. А когда пришло время писать последние строки, понял – мне нечего сказать. Я – есмь пустота. Орден – моя тюрьма. И моя корона. Тривольгины приветствуют тебя вновь, сестра. Ты хотела свободы от меня, от Ордена, но обрела временную свободу только для тела, но не для души. Душа твоя поныне принадлежит мне и Ордену. И я вновь говорю тебе – пойдем со мной. Ты единственная способна воскресить меня!

Магистр Ордена Тривольгинов епископ Анри Жерфо де Ла Россель протянул Марии жилистую руку и улыбнулся нежной, притягательной, змеиной улыбкой.

- Я не могу воскресить тебя, Анри, - срывающимся голосом ответила Мария Филатова. – То, что умерло, уже умерло. Я теперь совсем другой человек, другая личность.



Марина Новиковская

Отредактировано: 16.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: