Тайны Андеры. Институт Рашилайи

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая

Плиора. Древний велел ей прийти в храм чуть раньше, но она специально опоздала, чтобы не встретиться с Латиялом, который мог задержаться в храме, войдя во вкус. Сохранит ли он ей жизнь, если она столкнется с ним лицом к лицу? Нет, не сохранит. Ему все равно, кого убивать. Безумный гнев бога! Плиора бесшумно, словно тень, проскользнула в открытые ворота института Рашилайи. В нос ударил металлический запах крови. Дрожащие языки лампад оживляли тени, населяли пустые коридоры вымышленной жизнью. Плиора любила подобные моменты. Ей нравилась эта мертвая тишина. Нравился этот покой. Эта мощь смерти, неизбежности, неизъяснимости судьбы. И неважно, кто ты: гартрид, флориан, человек, малани или рох… Особенно рох.

К последним Плиора испытывала личную неприязнь, привитую ей с раннего детства вопреки планам воспитателей-рохов, спасших Плиору, давших ей кров, имя, историю, в которую она никогда не верила, потому что спасители говорили об этом слишком часто и слишком страстно, снова и снова напоминая ей о том, кто она и чем обязана им. Все эти правила, порядки, приличия! Как часто, еще будучи ребенком, Плиора хотела сбежать, устав слушать, что она – никчемный представитель человеческой расы, который должен стремиться быть таким же мудрым, как величавые рохи. Быть тем, кем он не является: подделкой, копией.

Иногда Плиора спрашивала себя, как сложилась бы ее судьба, если она не встретила Юругу. Вернее, если бы он не нашел ее. Маленькую девочку, готовую к отчаянным мерам, но еще не понимавшую этого. Готовую убить своих врагов или умереть сама, сохранив им жизнь, потому что этому учили ее с детства – быть вторым сортом. Или же не учили? Лишь напоминали время от времени, что она – бракованный товар. Неважно. А ведь ее единственной проблемой было лишь то, что она – человек, а не рох, но не каждому суждено жить в своей среде. Судьбе плевать, она дает жизнь и считает тебя обязанным ей за этот дар. Плиора чувствовала отчаяние, но надеялась, что с ним можно бороться, что все изменится, как только ей удастся убраться с ненавистной чужой планеты. Но на Андере, оказавшись среди таких же детей, как и она, Плиора не почувствовала ничего, кроме нового отчаяния. Она не может быть рохом, потому что она родилась человеком, и она не сможет стать человеком, потому что ее воспитали рохи. И ничего не изменится. Никогда. Глупо даже надеяться. Лишь попытаться прекратить эти страдания, став другой…

Плиора вошла в читальный зал. Огляделась, пытаясь найти среди разрубленных останков тело мастера По. Она собиралась подарить ему еще один шанс, еще одну недолгую жизнь, которой будет достаточно, чтобы выполнить свое предназначение. Плиора перешагнула через пучок спутанных внутренностей, достала шприц и, встав на колени, воткнула иглу в его мертвое сердце. Инъекция, над которой только начинали работать в этом институте, но уже довели до совершенства много тысячелетий назад номмо, заставила мастера По открыть глаза. Вернее, не мастера По, а ту его часть, которой принадлежала голова. Он не дышал. Его плоть была мертва, но подчинялась ему.

– Умирать рано, гартрид, – сказала Плиора, надеясь, что инъекция вернула в это мертвое тело не только жизнь, но и разум. – Ты слышишь меня? – она подалась вперед. Глаза мастера неестественно вращались в глазницах, пытаясь отыскать ее в темноте. – Твоя последняя молитва еще не спета, мастер По.

– Мое тело! – его руки стали ощупывать свой торс. Чуть ниже груди он заканчивался. Пальцы проникли в неостывшую плоть, прикоснулись к внутренностям, но боли не было.

– Твои ноги прямо за твоей спиной, мастер, – Плиора громко и беззаботно рассмеялась. – Возьми их. Они тебе пригодятся, – она перешагнула через лужу растекшейся крови, направилась к выходу. – Следуй за мной, старик. И смотри, не растеряй внутренности по дороге.

Плиора шла по коридору, сильно раскачивая бедрами. Мастер полз следом за ней. Он подтягивал свое тело одной рукой, а другой тащил вторую часть своего туловища. Все так же коптили лампады. Все так же пахло кровью. Вот только…

– Кто-то решил устроить нам сюрприз? – Плиора остановилась возле открытой двери в самом темном углу коридора, через которую ушли Найдо и Ромул. – Не думала, что смерть умеет выбирать, – сказала Плиора, изучая вставленный в замочную скважину ключ. Мастер По добрался до ее ног, замер, затих. – О, нет, гартрид. Твой путь простирается гораздо дальше, чем эта дверь, – ей захотелось ударить его, заставить двигаться быстрее.

– В этом нет смысла, – сказал голос в ее голове. – Он все равно ничего не чувствует, – сказал друг. Друг за дверью. Плиора попыталась отыскать его взглядом, но туман подпространства был слишком плотным, слишком густым.

– Ступай же, мастер, – сказала она ожившему мертвецу у своих ног. – Отыщи Вишвакарнака. Мастер Ремесел знает, как поставить тебя на ноги, – она презрительно скривилась, уступая ему дорогу. – И, мастер! Твое тело мертво, но разум жив. Не забывай этого, – она закрыла дверь, оборвав кровавый шлейф, тянущийся за мастером, закрыла замок и забрала ключ.

Густой туман окружил мастера По. Туман, проникавший в самые темные глубины его сердца, о которых он при жизни надеялся никогда не узнать. Туман приносил отчаяние, голод. Особенно голод. Разрубленный желудок не мог насытиться, поэтому мастер По ел все, что попадалось ему под руку, а когда не мог ничего найти, то ел самого себя. Свои ноги, которые тащил за собой. Свои внутренности. Свой язык.



Виталий Вавикин

#10683 в Фэнтези

В тексте есть: магическая академия

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: