Тайны Андеры. Институт Рашилайи

Размер шрифта: - +

Глава первая

Дорога до врат в Подпространство была ухабистой, и крытую повозку подбрасывало так сильно, что набившиеся в нее рабочие едва не бились головой о низкий потолок. В движение повозку приводила энергия стержня, установленного в центре планеты Рох. Кристаллы саддук принимали кинетическую энергию, приводя в действие механизмы, созданные из руды, пластичной для заклинаний.

Сама конструкция крытой повозки выглядела крайне незамысловатой и хлипкой: две оси, соединяющие четыре колеса, рама и тент, натянутый на деревянный каркас. Но как только кристаллы саддук получали необходимую энергию, то заговоренная руда приходила в движение, выполняя функции сложных механизмов, благодаря чему повозка начинала передвигаться, а тент и каркас превращались в монолитный корпус, и повозка могла развивать неплохую скорость. Главное – чтобы сносной была дорога.

Сейчас за повозкой, доставлявшей рабочих к вратам в Подпространство, тянулся такой громадный шлейф пыли, что со стороны можно было принять его за гигантского монстра, преследующего жертву. Окна пришлось закрыть, и в нерассчитанном на такое количество пассажиров транспорте было очень душно.

Августина и Мьюз, пара инженеров из ведущего бюро, взявшегося за контракт по строительству в Подпространстве железной дороги, соединяющей известные науке миры, теснились в середине автобуса, зажатые с одной стороны тучным координатором с пышными усами и сильной одышкой, а с другой – мускулистым четырехруким бригадиром из расы ворпов, две пары подмышек которого источали такой ядовитый запах, что у соседних пассажиров начинали слезиться глаза.

Впереди Августины и Мьюза стоял ряд сидений без спинок, и на них расположились специалисты из расы рохов – хвостатые знатоки тонкостей мира туманов Подпространства, изучившие тысячи книг, оставшихся от древней, вознесшейся расы номмо, совершившей все значимые научные открытия тысячи лет назад. Рохи были специалистами по возрождению утраченных знаний. Правда общаться с ними было крайне сложно, так как на уме у них не было ничего, кроме ребусов, оставленных первородными молодым расам.

Сейчас усевшиеся в ряд рохи серьезно потеснили сидевших за ними пассажиров. Особенно напрягали их раскачивающиеся хвосты, тянувшиеся рыжими кисточками на концах к потолку повозки. Толщина хвостов достигала у основания диаметра женской кисти, затем они изгибались, заставляя задних пассажиров предусмотрительно поджимать под себя колени, и, сужаясь, уходили вверх, становясь ближе к концу не толще указательного пальца.

Дальше в повозке сидели специалисты по работе с кристаллами саддук и тонкой настройки магической руды, необходимой для функционирования сложных механизмов, разработанных учеными с Роха. Впрочем, на этот раз проект требовал кооперирования усилий, так как являлся союзом четырех миров, в который входили, кроме Роха, представители Руджа, Андеры и Сереса. Причем последние были настолько отсталыми в развитии технологий, что их приняли в союз только ради того, чтобы замкнуть круг, объединяющий известные миры изученной плоскости.

Серес вообще был серым и мрачным местом. Хуже считался разве что мир туманов, где рождались флориане – уродливые человекообразные существа, поселения которых, построенные в Подпространстве, вымирали, потому что местные жители бежали оттуда сразу, как только появлялась возможность.

Пара флориан, выбранных в качестве проводников, находилась в дальней части повозки, и внешность их была настолько нелицеприятной, что другие пассажиры предпочитали не оборачиваться: одни опасались обидеть флориан (об их способностях наводить порчу ходило много слухов), другие просто считали подобное зрелище чем-то омерзительным, недостойным глаз порядочного человека.

– Думаешь, они действительно могут навести порчу на родственников разгневавшего их человека? – шепотом спросила Августина супруга.

Мьюз вздрогнул, заставив себя не оборачиваться. В какой-то момент ему показалось, что он чувствует на своем затылке взгляды флориан. Мьюз подумал о сыне и тревожно закусил губу. Августина бросила на него короткий взгляд и без слов поняла ход его мыслей.

– С Ромулом все будет в порядке, – сказала она, желая успокоить не только супруга, но и себя.

Мальчику было семь, и родители очень гордились, что удалось его пристроить в начальную школу при институте Рашилайи – высшем магическом учреждении Роха. Впрочем, изучаемые в институте науки магией можно было назвать только с сильной натяжкой. Учение Рашилайи базировалось, скорее, на сложной науке, находящейся вне сфер понимания обычных жителей Роха – прозелитов, как называли их чистокровные гартриды, представлявшие высшие социальные слои мира.

Большинство гартридов старалось держаться обособленно от других рас планеты, соблюдая чистоту крови, но родители Ромула происходили из семей, не ставящих подобное правило во главу угла. Августина и Мьюз часто говорили, что их встреча была случайностью, и сложись обстоятельства чуть иначе, они могли соединить свою жизнь с красавцами малани, расселившимися, как уродливые берги, по всем мирам, или с выдающимися представителями прозелитов – низших слоев общества Роха, сформировавшихся после того, как учение Рашилайи стало разделять гартридов на тех, у кого есть способности взаимодействовать с кристаллами саддук и тех, у кого этих способностей нет.

Вообще Рох был, пожалуй, одним из самых красивых миров изученной плоскости. Поспорить с этим могла разве что Андера, но красота этих миров сильно разнилась. Так же, например, отличались и виды предстоящих работ, которые Андера и Рох обязались выполнить при строительстве железной дороги в Подпространстве: от Роха требовались навыки магии и работа с кристаллами саддук, от Андеры материалы, для изготовления железных дорог и трамваев.



Виталий Вавикин

#10720 в Фэнтези

В тексте есть: магическая академия

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: