Тайны Чернолесья. Пробуждение.

Размер шрифта: - +

Руазий. Истен. Конец осени 298 г от разделения Лиории. Агния.

Дверь в комнату приоткрылась, и, освещаемый пламенем свечи, к кровати, на которой спала девушка, почти бесшумно подошел приест Еугений. Сев на краешек, ласково, по-отечески погладил спящую Агнию по волосам.

  - Дочка, просыпайся, нет времени! Нам нужно поговорить.

  Девушка, нехотя открыв глаза, сонным голосом пробормотала:

  - Ты уже вернулся?

  - Да, но поскольку дела наши не слишком успешны, я через час отбываю снова. Мне просто необходимо дать тебе дальнейшие указания.

  Агния резко села на кровати, взгляд тут же стал сосредоточенным и внимательным.

  - Я слушаю тебя, Еугений.

  Мужчина встал, приложил палец к губам:

  - Не здесь. Оденься и спустись на западную террасу, буду ждать тебя там. И так же бесшумно, как и вошел, приест покинул комнату.

  Агния же наскоро умылась из кувшина, накинула легкое домашнее платье, стянула волосы шнурком и, стараясь не цокать каблучками, вышла из комнаты. По широкой каменной лестнице девушка спустилась на нижний этаж дворца. Длинный коридор, ведущий в западное крыло, освещался дюжиной световых кристаллов. В ночное время они излучали мягкий голубоватый свет, причудливо освещающий старинные гобелены на стенах. Ступая по каменным плитам очень осторожно, чтобы не привлечь внимания спящей прислуги, Агния то и дело бросала заинтересованный взгляд на изображенные на гобеленах сцены сражений, коронаций, пиршеств. Казалось, что ночью картины живут своей собственной жизнью, или это свет кристаллов придавал всему новый смысл. Вот, на фоне искусно вышитого предгрозового неба, крепкий юноша с развевающимися золотыми кудрями, верхом на огромном расправившем крылья драконе. Агния улыбнулась - сомнений нет - так виделся народу легендарный Дорий I, хотя говорят, в жизни, молодой король-основатель был худ и темноволос. На другом гобелене сцена королевской охоты - в центре лесной поляны пестрая толпа придворных, на одеждах герб правящей династии. Среди всех выделяется грузный бородатый мужчина на коне - по-видимому, сам король Руазия - Риолий IX еще до болезни, так внезапно подкосившей его.

  Еще несколько метров оставалось пройти по коридору до выхода на террасу, как очередное изображение на гобелене приковало взор девушки. Мороз пробежал по коже, она едва сдержалась, чтобы не закричать и даже прикрыла рот ладонью. На фоне бушующего сине-черного моря с белыми гребнями вздымающихся волн, пристань Истена казалась совсем уж мрачной и серой. Умелой рукой были вышиты фигуры насквозь промокших уставших моряков, толпившихся у своих пришвартованных кораблей. И, казалось, что даже косой дождь и пронизывающий ветер, приносящий соленые брызги волн - все это более чем реально. Но не это поразило Агнию. Широко открытыми от удивления глазами, она смотрела в правый угол картины - там, опустился на одно колено загорелый мужчина. Своим внешним видом он походил на морского разбойника, и, как будто, чтобы подчеркнуть этот образ, лицо его пересекала черная повязка на левом глазу. Мужчина протягивал цветок - красные сердца со слезой на тоненьком стебельке - стройной даме со смоляными волосами и бледным лицом.

  В ужасе Агния закрыла лицо руками и бросилась по коридору к выходу на террасу, уже не беспокоясь о соблюдении осторожности. У двери, однако, она благоразумно отдышалась. Привела себя в порядок, пригладив растрепавшиеся волосы, решив не посвящать Еугения в свои странные видения. В конце концов, уж ей то - посланнице Великого Темного Господина - не пристало шарахаться от картинок. Именно так он бы и сказал.

  - Ну, наконец-то, я уж думал, не дождусь тебя, Агния.

  Приест бесшумно возник из-за каменной колонны, наполовину утопающей в ветвях деревьев.

  - Прости, старалась не разбудить прислугу и шла медленно, - девушка виновато опустила глаза.

  - Хорошо, присядь, дитя, - Еугений расположился на каменной скамье и жестом указал Агнии на место рядом с собой. Девушка присела.

  - Как, полагаю, ты уже догадалась, - продолжил мужчина, - твоя задача очаровать молодого человека королевских кровей, так, чтобы он потерял голову, чтобы на любую глупость пошел ради тебя.

  Еугений хитро улыбнулся, провел рукой по щеке приемной дочери.

  - Впрочем, зачем я тебе это говорю? Ты прекрасно понимаешь, о чем я, и уверен, лучше тебя никто с этим не справится.

  Агния натянуто улыбнулась. Пугающий холод снова начал возвращаться, а в горле казалось бы, застрял комок. Мысли и образы всплывали в памяти, перемешиваясь друг с другом, но то страшное - во что не хотелось верить, уже всплывало на поверхность бесплотным призраком. С трудом выдавив из себя слова, девушка задала мучавший ее вопрос, ответ на который уже знала.

  - Но кто этот человек, Еугений?

  Приест усмехнулся, взял девушку за подбородок и внимательно посмотрел в ее испуганные глаза.

  - Разве я не сказал тебе? Вот я старею, дочка, старею... Конечно же, речь идет о принце Стасии. Но насколько я понимаю, ты уже знакома с ним.

  Агния кивнула, и отвела взгляд. Кожей она уже вовсю ощущала пронизывающий холод, в голове стеной стоял туман. Она делала вид, что слушает приеста, но его голос звучал где-то вдалеке. Агния не разбирала слов, какие-то непонятные звуки. Одна лишь мысль звенела и не давала покоя - 'Этот человек Стасий... этот человек принц Стасий'. Пугающее предчувствие наконец-то выплыло на поверхность и стало реальностью. Неотвратимой... неизбежной. А перед глазами стоял он - темноволосый кареглазый юноша и протягивал ей цветок разбитого сердца.

  

  

  Вот уже третий день после разговора с Еугением, Агния не находила себе места, не желая смириться с мыслью о неизбежности выполнения данного ей приестом задания. К счастью, принц Стасий отбыл в то же утро к горе Сим, тем самым предоставив Агнии еще немного времени. Но туман не желал отступать, девушка не видела ни малейшей причины, по которой Стасий заслуживал подобного предательства с ее стороны, и более того, совсем не желала причинить юноше зло. Вот и сейчас, позируя принцессе в образе Светлой Девы, в ниспадающей белоснежной накидке, открывающей лишь ее бледное прекрасное лицо, Агния выглядела очень напряженной и скованной. Подобное поведение подруги, конечно же, не осталось незамеченным для Стасии.



Анна Сазонова Ольга Савельева

Отредактировано: 30.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться