Тайны Чернолесья. Столкновение.

Размер шрифта: - +

Декабрь 315 г от разделения Лиории. Руазий. В горах под Истеном. Жардиния.

 Карету нещадно мотало из стороны в сторону по извилистой горной дороге, встряхивая время от времени на неровностях и ухабах. Непроглядная безлунная ночь и пропасть у самого края узкой тропы, в которую время от времени скатывались камни и комки земли с дерном, неосторожно сбитые копытами лошадей, добавила бы этой поездке остроты ощущений, не будь путешествующие в карете сосредоточены на более важных для них вещах.

  - Ты так и не сказал мне, Еугений, куда мы держим путь и к чему такая срочность? - королева Жардиния в нетерпении подергивала завязки дорожного плаща.

  Чародей же, напротив, выглядел расслаблено и, ухмыльнувшись, ответил:

  - Разве имеет значение, Ваше Величество, как именно мы встретимся этой ночью с Вашей могущественной башангской прародительницей? С каких пор Вас стали интересовать средства достижения целей?

  - С тех пор как ты срываешь меня среди ночи с постели, под покровом темноты мы тайно едем в какую-то невероятную глушь, такую что я, наверное, при свете дня не угадала бы даже примерно, несмотря на то, что с малых лет живу в Руазии, - распалялась королева.

  - Ну-ну, моя дорогая, темнота разве не лучшее время суток для темных? - засмеявшись, Еугений добродушно похлопал ее по руке.

  Слегка остыв, королева все-таки решила привести еще один аргумент в свою пользу:

  - Но, Еугений, если Бахиджа-хати проделала такой долгий путь из Башанга до Руазия, неужели об этом тебе не было известно заранее? Я хотя бы успела привести в порядок свой внешний вид, а в особенности, свои мысли перед встречей с ней. Я совершенно не готова сейчас к дипломатической беседе и выгляжу неподобающе королеве. Ну что ты улыбаешься, Еугений? В чем опять подвох? Почему я такая посредственная чародейка, что даже не могу прочитать твои мысли?

  - Моя королева, - чародей, не выдержав, засмеялся от души, - должен тебе признаться, что прочитать мысли старика Еугения не могут даже сильные чародеи в основной их массе. А ты хороша уже тем, что прекрасно управляешь огромной страной и являешься внучкой сильнейшей ведьмы Башанга, которая, ой, как нам полезна. Что касается приезда Бахиджи... - Еугений хитро подмигнул женщине, - разве я говорил, что она прибыла в Руазий?

  - Нет, но... Но ты сказал - мне предстоит встретиться с ней сегодня... Но как?

  Еугений молчал, многозначительно улыбаясь собеседнице, позволяя ей мучиться в догадках.

  - Неужели, ты все-таки нашел его? Миракль... - глаза королевы округлились от удивления, когда чародей утвердительно кивнул в ответ на ее вопрос.

  - Но разве они действительно существуют? Миракли... Я думала это вымысел...

  Еугений снова засмеялся от души:

  - Жардиния - ты чародейка, воспитанная неупокоенным, видевшая столько магических артефактов, удивляешься существованию Миракля? Да, они, действительно, так надежно спрятаны в мирах, что их существование стало легендой даже для чародеев, но мне удалось отыскать один для нас. Не скажу, что это было легко, и я бы не справился без помощи нашего Господина и твоей башангской прародительницы. Кстати, именно Бахиджа, будучи одной их счастливых хранителей Миракля, и уверила меня в существовании других, подобных ему. Она настояла на поисках и снабдила необходимыми картами.

  В это время карета резко остановилась у неприметной пещеры в скалах.

  - Вот мы и добрались. Пойдёмте, Ваше Величество, - выбравшись из кареты, чародей подал даме руку, помогая выйти.

  Проходя мимо возницы в темном плаще, Жардиния отметила про себя: "темный".

  Ну ещё бы -- разве б Еугений доверился кому-то не из своих, да и не найти никому, кроме темного, дорогу в это место, даже если бы повезло преодолеть сложный путь.

  Тем временем узкий проход в пещере, освещаемый факелом, который нес идущий впереди чародей, становился все более и более наклонным. Королева прикрывала нос шелковым платком - запах сырости, смешиваясь с ароматами гнили и крысиных фекалий, становился все более ощутимым. Наконец, путники остановились перед тяжелой кованой дверью. Ловко надавив один из камней в стене, чародей привел в действие потайной механизм и с силой толкнул дверь.

  Неохотно, со скрипом, дверь поддалась, и Еугений с Жардинией оказались в маленьком помещении с высоким потолком, таком же сыром и неуютном, как и пещерный лаз. В центре комнаты, возвышалось огромное в полтора человеческих роста зеркало, гладь которого ничего не отражала, но мягко излучала зеленоватый свет.

  - Миракль... - восхищенно прошептала Жардиния.

  Закрепив факел в держателе на стене, Еугений уверенно потянул королеву к зеркалу:

  - Пойдемте же, Ваше Величество, самое удивительное - не артефакт, а то, что мы увидим, пройдя сквозь него.

  Королева слегка замешкалась, но, видя, как чародей исчез в зеленоватой дымке, и, не желая оставаться одной в этой дурно пахнущей пещере, зажмурившись, уверенно переступила через золоченую раму.

  Открыв глаза, Жардиния увидела перед собой огромную террасу с колоннами серого камня, увитого диким плющом. С трех сторон на террасу вели испещренные узорами и рунами двери, по три с каждой стороны. Одна из дверей располагалась за спиной Жардинии и была слегка приоткрыта - именно так Миракль выглядел с изнанки. Восемь других дверей были закрыты. С четвертой стороны терраса не была ограничена стеной и выходила в сад с неизвестными Жардинии широколистными деревьями и лиловыми и белыми цветами. Еугений стоял у выхода в сад и, так и, продолжая хитро улыбаться, поманил королеву к себе. Сделав несколько шагов в его сторону, Жардиния остановилась.



Анна Сазонова Ольга Савельева

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться