Тайны Чернолесья. Столкновение.

Размер шрифта: - +

Июнь 316 г. от разделения Лиории. Вейст. Юлия.

 - Лидия, просыпайся! Надеюсь, ты не забыла о том, что сегодня нам предстоит прогулка по городу. - Юлия отдёрнула плотные портьеры, впустив в комнату яркое утреннее солнце.

  - Ну, ещё пять минут, сестричка, - умоляюще пробормотала младшая принцесса и натянув одеяло повыше, повернулась на другой бок. - Пять минуточек и встаю, честно-честно.

  Юлия только покачала головой и устроилась у зеркального столика, расчесывая свои длинные тёмные шелковистые волосы.

  Несмотря на ту секретность, с которой принцессы прибыли в княжеский дворец в Вейсте, и то, что в покои, для них предназначенные, их пока поселить не могли, девушкам однако выделили две довольно просторные гостевые в школе чародеев, подальше от любопытных глаз придворных. Но Лидию совершенно не радовало то, что она должна была ночевать не в одной комнате с сестрой. Предчувствие, не покидавшее ее ещё с момента отъезда из Коэнрия, подсказывало, что над Юлией нависла опасность, а неудачное покушение лишь подтверждало опасения. И если в течение дня за старшей принцессой ходил тенью верный Кирий, не привлекающий лишнего внимания, но не выпускавший Юлию из видимости ни на минуту. То ночью его нахождение за запертой дверью комнаты в коридоре школы казалось Лидии ненадёжным, а потому она с присущим ей упорством каждый вечер пробиралась в покои Юлии и сворачивалась калачиком рядом с сестрой, изо всех сил пытаясь не сомкнуть глаз до утра.

  Какого рода опасность грозит сестре, и как именно она может помешать этому, Лидия не знала, но была уверена, что понимание придёт к ней само со временем, а пока она просто должна быть рядом.

  Удивительно, что этот восторженный непосредственный в проявлении своих эмоций златокудрый отпрыск королевского рода мог быть настолько сосредоточенным и серьёзным при необходимости. Вся ветреность и беззаботность юной принцессы испарялись без следа, превращая ее из розового воздушного зефира в холодный острый стилет, который она неизменно носила в своей дамской сумочке. Впрочем, даже за детской непосредственностью Лидии только слепой мог не заметить острого ума, проницательности и совсем не детского взгляда на происходящее.

  'Надо вставать, - напомнила себе младшая принцесса, - Леся с Аркадием будут ждать нас, чтоб показать город'. Но как же хочется спать, ведь как обычно ночью она не сомкнула глаз, охраняя сон любимой сестры, втайне от неё. Надо вставать, иначе Юлия заподозрит ее в ночных бодрствованиях и ещё чего доброго запретит ночевать в ее спальне.

  С трудом разомкнув тяжёлые веки и потянувшись, Лидия села в кровати, встряхнув спутавшимися кудряшками. Сонно посмотрела на сестру, расчёсывавшую волосы, улыбнулась:

  - Ты такая же красивая, как она.

  Юлия обернулась:

  - Наша мама?

  - Да, - кивнула Лидия, - я хорошо помню, какими нежными были ее руки, как ласково звучал голос, когда она пела мне колыбельную.

  Старшая принцесса отложила расчёску и подошла к кровати, сев на краешек рядом с сестрой.

  - Она была необыкновенной, самой лучшей, самой доброй, самой справедливой. Внешне я, действительно, больше похожу на маму - темные волосы, темные глаза, но характером в неё пошла ты, - старшая принцесса погладила младшую по непослушным кудрям. - Мама была огоньком, который освещал и грел всех вокруг, не было человека, который бы не любил ее - от младшей прачки до короля, нашего отца, все любили Викторию. Живая, всегда весёлая, всегда готовая помочь, подсказать. Ты ведь помнишь, что она лучше всех пела, лучше всех танцевала, лучше всех музицировала, вышитыми ее руками гобеленами украшали стены дворца. Но обожаемая всеми подданными, она умела находить время и принадлежать только нам - своим детям - она рассказывала нам волшебные сказки, придумывала игры и мастерила для нас чудесных кукол.

  Лидия нахмурилась:

  - Почему же она покинула нас так рано? Мне бы столькому хотелось у неё научиться, столько всего хотелось бы спросить.

  - Ну, малышка, вопросы жизни и смерти, увы, не подвластны нам, обычным людям. Так было угодно судьбе и злому року забрать у нас маму.

  - Но ведь ее так и не нашли? - упрямо тряхнула кудрями Лидия, - а что если?..

  Юлия покачала головой:

  - Мы уже не раз говорили с тобой на эту тему, сестричка. Это невозможно. Бурное течение, острые камни, нашли остатки одежды и сломанную повозку. Никто б не смог выжить там, дорогая, как бы нам не хотелось в это верить.

  Лидия фыркнула, стараясь скрыть подступившие к горлу слезы, и соскочив с кровати, стала натягивать на себя домашнее платье, застряв в нем. Юлия молча помогла сестре выпутаться, а затем также молча подвела ее к зеркалу, и, взяв расчёску, начала распутывать непослушные волосы.

  - Давай, я сама распутаю, - Лидия потянулась за расчёской.

  Юлия понимающе кивнула и, сделав вывод, что сестра хочет побыть одна наедине со своими мыслями, сказала:

  - Ты собирайся, дорогая, и выходи к воротам сада, а я зайду, возьму в библиотеке новую книгу и буду ждать тебя.

  Юлия поцеловала сестру в макушку и поспешно покинула комнату. Лидия же, едва за старшей принцессой закрылась дверь, бросилась на кровать и зарыдала, давя всхлипы подушкой. С этими внезапно нахлынувшими слезами из юной принцессы выходила вся многолетняя боль и сомнения, опасения и тревоги, всегда надёжно скрывавшиеся от глаз не только посторонних, но и самых близких людей.

  

  Всем сердцем Юлии сейчас хотелось остаться с сестрой, утешить ее, отвлечь от грустных мыслей, но по горькому опыту она знала - так будет только хуже. Лидии необходимо побыть наедине с собой. Время от времени младшая принцесса затевала разговор об их матери - королеве Виктории, и каждый раз эти беседы заканчивались одинаково - слезами Лидии и испорченным настроением. Девушка упорно не желала верить в смерть королевы, когда всем остальным, включая Юлию, это было более, чем очевидно.



Анна Сазонова Ольга Савельева

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться