Тайны Изначальных 1. В оковах льда

Глава 21. О спасении, а также о цене его

Пробуждение началось со страшного осознания – я проспала. Солнце уже активно освещало мою комнату, расположенную с восточной стороны, любопытные лучики бродили по стенам, по мебели и полу, и только изголовье кровати по-прежнему оставалось в тени благодаря высокому платяному шкафу, ловившему свет. Боги, как я могла проспать, всегда ведь просыпалась вовремя! Однако, стоит признать, в эту ночь я перенервничала, потому слишком поздно заснула, буквально под утро, а в результате проснулась перед самой тренировкой, всего минут за пятнадцать.

Поднявшись на ноги, я поспешила в ванную, торопливо поплескала в лицо холодной водой, мимолетным взглядом в зеркало убедилась, что вызванная слезами припухлость почти спала и краснота исчезла, после чего отправилась на завтрак. В трапезной Тилар и Гихес уже доедали, однако я оказалась не единственной опоздавшей – Ксай, похоже, появился незадолго до меня, поскольку его тарелка была полной, к еде притронуться мужчина еще не успел. Но ему-то не нужно идти на тренировку, а потому есть он может в свое удовольствие.

К счастью, мое появление в весьма потрепанном виде подозрений не вызвало – неловкие, дерганые движения и периодические подрагивания вполне можно было списать на расстройство из-за расставания с Джаяром. Боги, сколько же всего навалилось! Как мне нужен Джаяр, как нужна его поддержка, всего лишь присутствие, простая улыбка, понимающий взгляд или теплое касание… но ничего этого нет и не будет. Вместо него – Гихес и Тилар, готовые пожертвовать моей жизнью во имя великой цели.

Невозможность поговорить с Ксаем до тренировки нервировала еще больше, но я мысленно уговаривала себя успокоиться, ведь за одно занятие ничего не изменится. Однако самовнушение мне не помогало – с каждой секундой напряжение только росло.

Несмотря на то, что тарелки двух арэйнов почти опустели, они не торопились доедать и будто бы чего-то ждали. Ксай взял вилку, подцепил зубцами кусочек мяса, с задумчивым видом поднес его к губам, пожевал, проглотил. И, неожиданно сбросив с себя всю отстраненность, зло зарычал. В одно мгновение он оскалился, вскочил из-за стола и, чуть пошатнувшись, метнул в Гихеса черный искрящийся сгусток. Но реакция мужчину подвела – в последний момент движение рукой смазалось, созданный из стихии Смерти клубок сорвался в полет с некоторым опозданием, благодаря чему Гихес сумел от него увернуться. Ксай закатил глаза и рухнул прямо на стол. Зазвенела разбиваемая под тяжестью тела тарелка, затрещала тонкая деревянная столешница, сгрохотал упавший от резкого движения стул, а в завершение какофонии звуков раздался довольный смешок.

Все произошло настолько быстро, что некоторое время я просто сидела, потрясенно хлопая ресницами и глядя прямо перед собой, на то, как медленно сползает на пол бесчувственное тело Ксая.

- Отлично, - проговорил Гихес. – Я уж начал беспокоиться, что от него не получится так легко отделаться.

Страшное, жуткое осознание пронзило меня раскаленной иглой, затопляя паникой мысли. В ужасе я слетела со своего места, бросилась к Ксаю, но Гихес, незаметно оказавшийся рядом, перехватил меня на полпути, поймав за ворот рубашки. Я дернулась, по инерции завершая движение, почувствовала, как натянулась ткань, сдавливая горло, и заставила себя замереть.

- Что… – голос сорвался, – что вы с ним сделали?! Вы убили его?! – закричала я, с трудом сдерживая эмоции. Тело начала бить мелкая дрожь.

- Нет, не убили, - раздраженно отмахнулся Гихес. – Всего лишь усыпили на пару суток. А тебе нужно позавтракать, садись.

Дернув за ворот рубашки, а второй рукой надавив сверху на плечо, Гихес заставил меня опуститься обратно на стул. В последний момент ослабевшие ноги подкосились, и я упала на сиденье. Заплясали темные круги перед глазами, но я не могла их закрыть, не могла моргнуть, не могла отвести взгляда от распростертого на полу тела и, прерывисто, хрипло дыша, продолжала смотреть на Ксая. Черные пряди разметались по светлым деревянным брусьям, и без того бледное лицо приобрело болезненный, неживой оттенок, щеку, постепенно набухая рубиновыми капельками крови, рассекал длинный порез, гигантские крылья, обычно свернутые плащом, безвольно откинулись назад и будто даже потускнели. Ксай, такой уверенный, сильный, умный мужчина сейчас оказался совершенно беспомощным.

- Инира, ешь, не заставляй повторять дважды, - подтолкнув ко мне вилку, небрежно напомнил Гихес, без угрозы, но эта небрежность приводила в ужас, именно с такой небрежностью арэйн мог причинить боль и жестоко наказать за непослушание.

Усилием воли я отвела взгляд от неподвижного Ксая, так пугающе похожего на мертвеца, мазнула глазами по трещине, расчертившей столешницу примерно по середине, дрожащей рукой взяла вилку и медленно принялась за еду. Стиснутое холодными пальцами страха сердце громко стучало, рваное дыхание не желало приходить в норму, а к горлу подкатывала тошнота, но я упорно запихивала в себя тушеные овощи, один кусочек за другим. Как? Как можно есть, когда рядом на холодном полу лежит Ксай?! А если меня обманули? Если яд был смертельным? Я пыталась не думать о плохом, вспоминала множество отваров, незаметных на вкус, не уловимых по запаху ядовитых отваров, которые вызывали состояние, близкое к смерти, однако не убивали. Дыхание отравленного замедлялось, пульс почти не прощупывался, тело холодело, иногда покрывалось корочкой льда, но спустя несколько часов или дней, в зависимости от яда, человек приходил в себя.

Давясь мягкими овощами, упорно глотая то, что просилось наружу, я посмотрела на Тилара. Тот выглядел подавленным и слегка виноватым. С опущенными плечами он сидел на своем месте, побледневший, осунувшийся, нервный, но, поймав вопросительный взгляд, едва заметно склонил голову набок, давая понять, что спустя два дня Ксай действительно придет в себя, Гихес не соврал. Легче от этой новости мне стало, но ненадолго. Отступивший страх за арэйна Смерти сменился страхом за меня саму, заставляя прокручивать в голове всевозможные варианты дальнейших событий. Сколько же Огня мне придется сквозь себя пропустить, если они предполагают, что тело, наполовину человеческое тело, не выдержит подобной мощи? А что станет со мной? Сгорю заживо? Разорвусь на кусочки?



Мария Боталова

Отредактировано: 23.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться