Тайны Изначальных 3. Дорогами Эфира

Глава 7. О магической терапии, непростых разговорах и старых долгах

Подняться утром было очень тяжело. Я чувствовала себя не просто разбитой – казалось, внутри меня зияет гигантская дыра. Стоило подумать о Ксае – и к горлу подступал комок, хотелось горько разрыдаться. Может быть, я бы и не нашла в себе сил подняться, если бы не подумала о Мисте. Вот она тоже лежит, убивается из-за чего-то ужасного, что произошло в ее жизни. Не хочет жить, не хочет бороться. Разве я не сильнее? Нужно встать и жить дальше. Или, по крайней мере, для начала позавтракать. Морить себя голодом – не выход, это я поняла еще в прошлый раз.

Заставив себя все же подняться, оделась, нацепила на себя маскировку и побрела на кухню. Англир уже был здесь.

– Я слышал, как ты вчера вернулась, но не хотел утомлять своим визитом. Как прошло?

– Нормально. – Вдаваться в подробности не хотелось.

Я налила себе чаю, бухнулась на стул и принялась лепить бутерброд из того, что на столе уже было.

Англир приподнял бровь.

– Не похоже, чтобы нормально. Ладно, оставь бутерброд – так и быть, сегодня моя очередь готовить.

Последующие полчаса я наблюдала, как Англир готовит. Получалось у него странно, неумело, учитывая, что, кажется, готовил он в первый раз за всю свою жизнь, однако неплохо. Снова яичница, почти такая же, как приготовила я, но с помидорками – это он сам решил поэкспериментировать. В какой-то момент мне пришлось вынырнуть из мрачных, удушающих мыслей и принять участие в готовке, иначе, подозреваю, пришлось бы все же обойтись бутербродами.

– Какой кошмар. Бедные арэйны и люди, у которых нет слуг. И вот так каждый день? – до глубины души поразился Англир.

– Минимум три раза в день. У людей у многих нет слуг, – заметила я.

– Надо будет обзавестись. Как-нибудь потом, – задумчиво заметил Англир.

Позавтракали, какое-то время посидели за столом, молча глядя друг на друга. Потом Англир поднялся.

– Продолжу разведывательную деятельность в кхарриате Крови. А ты не скучай и постарайся уже что-нибудь решить с арэйной.

Не дожидаясь ответа, Англир вышел из кухни, а меня снова неприятно кольнули его слова. Почему он так относится к бедной девушке? Неужели ему не нравится, что нас в доме теперь трое? Так она почти не высовывается, сидит в отведенной ей комнате и не мешает. Что же так сильно раздражает Англира?

Вздохнув, я поднялась из-за стола, собрала завтрак на поднос и поплелась на второй этаж. Нужно накормить Мисту.

Тяжело что-то делать, когда единственное, чего хочется – это забиться в какой-нибудь угол, свернуться калачиком, ни о чем не думать и ничего больше не чувствовать, но усилием воли я себя заставляла. Если бы не Миста, я могла бы позволить себе весь день проваляться в постели, ничего не делая, утопая в терзающей изнутри боли и поливая подушку слезами. Но нет, нельзя. Я должна позаботиться о Мисте. Раз уж вообще все это затеяла, теперь поздно отступать. Пусть временно, однако я за нее отвечаю.

– Миста, ты не против, если я войду?

Арэйна не откликнулась, так что я вошла, не дожидаясь ответа. Она снова лежала на кровати, с безразличием глядя в потолок перед собой.

– Завтрак. Тебе нужно поддерживать силы. – Я поставила поднос на столик.

– Зачем?

– Затем, что силы тебе еще понадобятся. Может быть, тебе сейчас совсем не хочется жить, все кажется бессмысленным, но это только сейчас. Все меняется. И наши чувства тоже меняются. Со временем.

– Да? – она перевела на меня равнодушный взгляд. – И даже пустота уходит?

– Пустота непременно чем-нибудь заполняется. Даже если поначалу это будет только боль и злость.

Не знаю, может быть, я говорила в этот момент для нас обеих. Это со стороны кажется, будто ерунда. Ну подумаешь, Ксай сказал, что у нас с ним ничего не может быть, что я ему не подхожу. Если задуматься, мне ведь гораздо более худшие моменты пришлось пережить? Предательство, чудовищная правда, собственная почти смерть, еще одно предательство, уже от родного отца, еще одна почти смерть и раскрытие духа Изначальной. Разве со всем этим могут сравниться слова Ксая? Да, могут! Потому что мне очень больно, потому что душа выворачивается наизнанку. И кажется, будто самое важное, что только может быть в жизни, потеряно, обошло стороной. Так что нет, ничего оно не легче. Но, может быть, со временем я смогу научиться воспринимать все, что происходит, не так болезненно?

– Что ты хочешь от меня? Зачем спасла?

– Спасла, потому что увидела, что ты в беде. А что я хочу? Да ничего, в общем-то. В любой момент могу отправить тебя домой, если…

– Нет! – воскликнула Миста, резко садясь в кровати. – Не надо.

– Но ведь наверняка есть арэйны, которым ты небезразлична, которые переживают за тебя.

– Не надо. Не хочу, – Миста помотала головой. Поджав колени к подбородку, обхватила ноги руками. Как будто хотела защититься.

– Послушай, Миста. Может быть, по мне не видно, но мне тоже многое пришлось пережить. Я пойму или хотя бы попытаюсь. Расскажи. Тебе станет легче. Иногда просто необходимо выговориться, хоть кому-нибудь.

– А если ничего не расскажу?

Я пожала плечами.

– Ты выгонишь меня? Выставишь на улицу, за охранный круг?

Как же с ней сложно! Сначала спрашивала, не собираюсь ли я сделать ее своей слугой. К родным и близким она не хочет, а теперь еще беспокоится, не выставлю ли я ее на улицу. И вот что делать? Миста вообще понимает, что говорит? Оставить ее в нашем доме, чтобы она и дальше продолжала смотреть в потолок? Вот просто для этого? Конечно, она не понимает! Ей слишком плохо, чтобы задумываться о том, что теперь делать и как дальше жить, тем более если жить совсем не хочется.



Мария Боталова

Отредактировано: 30.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться