Тайны Изначальных 3. Дорогами Эфира

Глава 16. О страшных ранах, артефактах и горьком прощании

Я долго всматривалась в глаза Англира, когда тот очнулся. Изначальный Льда всматривался в мои.

– Ты не приняла воспоминания, – заключил он. В его голосе чувствовался холод. Не потому, что он осуждал или был недоволен. Нет, Англир принимал за мной это право выбора и лишь констатировал факт этого выбора, который был мною сделан. А кристаллики льда всегда звучали в голосе Англира.

Я это помнила. Могла в любой момент вернуться к любому воспоминанию, какое необходимо. Просто… они не были частью меня, я как будто смотрела на них со стороны. И это дарило свободу: свободу быть сейчас такой, какой пожелаю, и делать выбор, независимо от прошлого.

А вот Англир вернул не только воспоминания, но и свою личность, стал тем, кем был раньше. Я узнала его по взгляду, по голосу и выражению лица.

Англир встал, потянулся, разминая затекшее тело.

– У меня тоже появилась информация. И в прошлый раз я не успел сообщить ее тебе.

– Слушаю.

– Для создания тела Изначального нужен не только Эфир. Нужны две стихии-основы.

– Смерть?

– Именно.

– Но Смерти сейчас в распоряжении Аиссалеи нет. Пока не вернется Аррэл.

– Как я понял, она нашла замену. Именно для этого Корштар приказал арэйнам Крови увеличить количество жертв и напасть на Лиасс. Создание тел подошло к концу и ей нужно влить в них стихию Смерти. Но это еще не все. Наши стихии похожи. Светлые похожи между собой, темные похожи между собой, и принципы действия у них примерно одинаковые. Все темные стихии содержат темную энергию. Именно ее хочет получить Аиссалея. Темная энергия – вот что образуется при жертвоприношениях. Темная энергия позволяет Крови просачиваться из Эффераса в миры и на какое-то время закрепляться. Темную энергию Аиссалея хочет влить в сотворенные тела. Вместо стихии Смерти.

Немного поразмыслив, заключила:

– У нее получится.

– Я тоже так думаю. Скорее всего, такая замена действительно сработает, и миры увидят новых Изначальных.

– Но ты понимаешь, что этого нельзя допустить?

– Понимаю. Меня устраивает устоявшийся порядок, и я вовсе не хочу, чтобы Арнаис и Лиасс были разрушены.

– Значит, Аиссалее нужно помешать.

– Я предлагаю поговорить с Сиазаром. Он ведь тебя не предавал?

– Нет. Не предавал. Но я не помню, чтобы предавал Арлей. Или на них на обоих можно положиться, или перед смертью мы просто не успели узнать о предательстве.

– Предлагаю пока рассказать все только Сиазару. В прошлый раз мы совершили главную ошибку – больше не доверились никому и действовали вдвоем. Будь мы втроем…

– Против Аиссалеи? – я покачала головой. – Нет. Исход был предопределен.

– Ну что ж… – Англир жестко усмехнулся. – В тот раз исход был предопределен, но теперь мы возродились, чтобы продолжить борьбу.

Прежде чем позвать Сиазара, я рассказала Англиру о произошедшем в Эфферасе. О явлении Темного Огня. Тогда я не осознала до конца, но в самый последний момент перед перемещением через зеркало поняла, что никто нас не выслеживал. Создание тел дошло до последней стадии, темные стихии начали появляться в Эфферасе. Они блуждали, просто скитались, как все остальные смерчи. Но один из них совершенно случайно набрел на нас. И вот тогда получил приказ на уничтожение. Пока темные духи не заняли сотворенные для них тела, они неимоверно тесно связаны со свободно гуляющими стихиями и могут им приказывать. Хоть и не вспомнят об этом потом. И, вероятно, именно с ними разговаривала Аиссалея.

А из всего этого можно сделать сразу два вывода. Во-первых, дух Темного Огня уже покинул Источник. Во-вторых, Аиссалея знает, что мы вернули себе воспоминания. Узнала в тот момент, когда Темный Огонь наткнулся на нас. Полагаю, он уже обо всем ей доложил.

Арлею пока решили не открываться. В его пользу появился еще один довод – дуальные стихии враждебны. Я ощутила, как противится все мое существо, как противоестественен Темный Огонь. То же самое, вероятно, чувствует Арлей в отношении Воды. Но… в том и дело, что чувствует. Значит, он мог знать больше, чем говорил. И не нам с Англиром удивляться тому, что разумом можно договориться, изменить отношения между стихиями, как мы, найдя друг в друге опору и поддержку, смогли переплести Огонь и Лед. Значит, при желании можно убедить себя и принять даже противоестественного по ощущениям дуала.

Связывалась с Сиазаром я. Предупредила, что мы раскрыты и что если он не хочет рисковать, то может не приходить. Впрочем, на это Сиазар искренне возмутился и потребовал, чтобы я оставалась на месте. Он сам к нам пришел по наводке. Пришлось пустить его в наш дом в Арнаисе.

– Вам нельзя перемещаться через свои порталы, – первым делом предупредил Сиазар.

– Почему? – не понял Англир.

Но я догадалась, ответила прежде, чем Сиазар успел пояснить:

– Потому что все соткано из Эфира. По сути, Аиссалея контролирует все вокруг. Если наши стихии вмешаются в Эфир, она почувствует и сможет нас отследить.

– Именно, – кивнул Сиазар.

– Но ты, Инира, уже использовала Огонь, чтобы переместиться из кхарриата Смерти. Никто на нас не напал.

– Она могла повременить с нападением. К тому же… думаю, гораздо опасней перемещаться в Эфферас и из Эффераса. Вот где Аиссалея легко может нас отследить. Из Эффераса мы уходили при помощи стихии Смерти. Значит, перемещения в пределах Арнаиса и Лиасса не столь опасны. А в Эфферас, боюсь, все же соваться пока не стоит. Только для финального действия.

Скрещенные на мне взгляды потяжелели.

– Я знаю, что ты хочешь предложить, – сказал Англир. – Но мы не можем. Ты ведь знаешь теперь. Знаешь, что мы не можем вмешиваться в дела Аиссалеи. Она стоит выше нас. Я не хочу это признавать, но она была в своем праве, когда нас убивала.



Мария Боталова

Отредактировано: 30.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться