Тайны магического следствия

Font size: - +

Глава 7

Глава 7

После разговора с Джо Чиллом события полетели с головокружительной быстротой. Кто-то успел «просигналить» о перестрелке, и двор коммуны наполнился полицейскими автомобилями. Весь тринадцатый участок соизволил сюда приехать. За копами последовали медики, потом какие-то мутные типы в гражданском, но они покрутились и свалили.

Меня быстро оттёрли в сторону, чему я был только рад. В ход пошла государственная машина, в которой залп из десятка чернильных ручек, страшнее артиллерийской канонады.

Кингсли отдал Господу душу, и теперь я мрачно наблюдал за тем, как санитары, больше похожие на грибы-поганки (непропорционально большеголовые, при этом, длинные и худые) упаковывают его обширное тело в мешок для трупов. Рядом стояла плачущая Мира. Я поймал себя на мысли, что хочу обнять её и успокоить. А ещё мне было искренне жаль здоровяка! Несколько часов, проведённые в компании с ним, здорово нас сдружили. Но… моего друга не стало. Я был бессилен, что-то изменить.

Прощай, Кингсли-старший и Кингсли-младший! Я не отделял вас друг от друга, хотя вы были разными не только внешне. Вы умерли, как полагает настоящим полицейским! Это была хорошая смерть, куда лучше той, которую боялся Кингсли-младший. Я запомню вас навсегда.

Потом меня вызвали на ковёр. Начальство жаждало моей крови.

Капитан тринадцатого участка сорвал голос, объясняя, куда засунет меня и что мной подтерёт. Я узнал массу диковинных способов применения моей жалкой тушки. Но всё на свете имеет свой конец, в итоге капитан выдохся, однако его хватило на одну фразу, окончательно убившую моё и без того хреновое настроение:

— Запомни, ублюдок: смерть Кингсли на твоей совести!

Я не стал спорить и доказывать, что это не так, что сержант сам был хозяином своей судьбы и, кажется, нарочито искал смерть. Сейчас, когда Кингсли не стало, это потеряло всякий смысл.

Я лишь стоял словно оплёванный, сжимая и разжимая кулаки. Когда меня отпустили, направил стопы в кабинет для допросов. Там сидел Джо Чилл в компании своего адвоката. Оба наглые и самоуверенные.

Их уже допросили, но вопросы и ответы носили пока общий характер  — я успел ознакомиться с протоколом.

В коммуне нашли пристанище больше сотни людей. Добра половина — законченные наркоманы, которым уже никакая магия не поможет: их организм плотно сел на отраву. Другая половина: либо непризнанные гении, а вернее сумасшедшие, либо случайная публика.

Сто с лишним членов коммуны и среди них никого, кто бы знал, где находится Жасмин Корнблат. Я начал бояться, что случилось самое страшное: женщина так и не добрела до коммуны. В таком случае, живой её уже не найти. Да и мёртвой, пожалуй, тоже.

Но, кое-какая зацепочка всё же обнаружилась. Первичный допрос проводили с включённым в нарушение всякой инструкции маго-детектором лжи (для его использования необходимо разрешение суда), само собой, ни Чилла, ни Харвеста не ставили в известность. И прибор показал, что Харвест что-то знает о Жасмин. Понятно, что любая, даже самая лучшая техника, имеет свой процент погрешности, но я нутром чувствовал, что адвокат знает больше, чем говорит, и потому решил на него надавить. Он не выглядел твёрдым орешком. Да — адвокат, да — весьма приличный, но при этом без крепкого внутреннего стержня. Не червяк, однако и не лев, который будет драться до конца. И я смогу такого расколоть, только нужно время, а с ним плохо, совсем плохо. В паре с Чиллом Харвест сумеет продержаться дольше, надо было их разделить.

А ещё я прекрасно помнил, что заварушка началась сразу после того, как я показал ему фотографию Жасмин. Только, увы, чувства к делу не подошьёшь. И даже показания магдетектора не убедительны.

При виде меня адвокат нашёл в себе силы улыбнуться:

— Рад вас увидеть, лейтенант.

— Жаль, что не могу ответить вам тем же.

— Звучит грубо.

— А я не в игрушки пришёл с вами играть. От вашей искренности зависит многое. Возможно, человеческая жизнь.

Чилл хотел что-то сказать, но адвокат знаком велел ему замолкнуть.

— Мы всегда открыты для диалога.

— Меня не интересует, откуда у вас наркота. Я уже понял, что вы отопрётесь, мне понятна ваша защитная тактика. Будете валить на членов коммуны.

Харвест улыбнулся.

— Мы с клиентом законопослушные граждане. Не святые, конечно, но всегда стараемся держаться в определённых юридических рамках. Мне очень жаль, что произошло недоразумение с охраной. Мы понадеялись на хорошую репутацию этой компании, но она подвела нас. Впредь будем разборчивей при заключении нового контракта.

— От действий вашей охраны погиб полицейский.

Адвокат странно улыбнулся.

— Лейтенант, давайте будем честны: погиб один из уродцев, которыми Гнойник кишмя кишит как и положено этой клоаке. Давайте не станем лить фальшивые слёзы. Этот сержант никогда не был человеком, ваше начальство уже забыло о нём.

Он не чувствовал, как переступает невидимую границу. Я приготовился размазать его по стене. Ещё одно слово… Только одно! Не подведи меня, Харвест! Плевать, что ты, чернильная душонка, адвокат-крючкотвор! Плевать на последствия! Я выбью из тебя всю пыль, использую как боксёрскую грушу, переломаю все кости….  Дай мне повод!

Видимо, актёра из меня не получилось. Адвокат сумел прочитать что-то на моём лице, и потому благоразумно заткнулся. Жаль, кулаки чесались немилосердно!

На сцену выступил Чилл. Он пустил в ход прежнее обаяния, не учтя простой вещи: с некоторых пор все его потуги лишь усиливали моё отвращение.

— Мистер Харвест слегка погорячился. На самом деле мы глубоко сожалеем о гибели сержанта Кингсли. Он неоднократно бывал у нас в коммуне, где встречал самый тёплый приём.

— Но это не помешало с ним разделаться…



Дашко Дмитрий

Edited: 16.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: