Тайны магического следствия

Font size: - +

Глава 2

Улица Бондарей давно перестала соответствовать названию. Теперь вместо большого числа мастерских на ней только маленькие второсортные магазинчики да несколько доходных домов. Пятнадцатый и семнадцатый, как раз относились к их числу, но меня интересовало другое строение, оно было почти напротив.

Я оставил взятую на прокат тачку возле одноэтажной лачуги с выцветшей вывеской «Лавка оккультных товаров». На двери висела табличка «закрыто», но дверь оказалась незапертой.

Лавка готовилась к приёму первых покупателей: владелец — Айзек по кличке Шнобель и его помощник выставляли товар по полкам.

Нежный перелив колокольчиков, известивший о моём появлении, оторвал их от этого увлекательного занятия.

— Мы ещё не открылись, — заговорил Айзек, но, узнав меня, радушно улыбнулся:

— Простите, лейтенант! Разумеется, к вам это не относится. Чем могу помочь?

Я обвёл взглядом полки с разноцветными колбами, упакованными в пластик порошками, расфасованными по весу, сушёными головами животных: от собак, кошек, обезьян до тигров, провёл рукой по притаившемуся в углу человеческому скелету, а тот громко лязгнул нижней челюстью.

— Нужна информация.

— Информация? — удивился Айзек. — Простите, это не мой профиль. Я торгую иным товаром. Может, вас заинтересует партия новых амулетов? Для вас или для вашей девушки…. Они усовершенствованные, на десять процентов мощнее прежних.

Я отрицательно покачал головой, вытащил фотографию Жасмин и положил её на прилавок перед Айзеком и его помощником.

— Видели?

— Нет, сэр, — чересчур поспешно ответил лавочник.

— А твой помощник?

Тот промычал что-то нечленораздельное.

— Тоже не видел, — пояснил Айзек.

— Уверены? — я пристально посмотрел на обоих.

— Абсолютно. Такую красотку забыть невозможно. День, в который она бы заглянула в мою лавку, я назвал бы лучшим в жизни, — заверил Айзек. — Жаль, что этого не произошло.

— Значит, не видел. Ладно, я давал тебе шанс.

Я притворно вздохнул, а потом резко обхватил его кучерявую башку руками и хорошенько ахнул об деревянный прилавок. Раздался гулкий стук, после которого лавочник быстро распрямился. Из его носа потекла кровь.

— За что? — взмолился он, а помощник подался назад, пытаясь врасти в стену.

На прилавке стоял стаканчик с бумажными платками. Я вытащил один и протянул Айзеку.

— На, вытрись. Не хватало, чтобы ты тут всё закапал своей кровью.

Лавочник послушно взял платочек, запрокинул голову и принялся вытирать хлюпающий нос.

— Мне повторить? — спросил я, не уточняя, что именно.

— Не надо, — вздрогнул он. — Да, я видел её. Это было позавчера ночью. Красивая и богатая сучка, которая считает, что весь мир у неё в ридикюле.

— Зачем она приходила? — спросил я, зная ответ.

— На ней был маячок. Она хотела избавиться от него. Кстати, я не совершил ничего противоправного, это была не полицейская модель.

— Знаю и потому прощаю, — кивнул я. — А чего сразу не сказал?

— Простите, лейтенант, но вы знаете, что для нас вы, при всём моём уважении, — легавый. В наших кругах не принято изливать душу копам, даже столь симпатичным.

Я хмыкнул. Айзек жил с другим мужиком, и, в общем-то, не был одинок в своих пристрастиях. Раньше это считалось пороком, а теперь вроде как поощрялось. Ходили слухи, что делалось это специально: население с каждым годом росло, а природные ресурсы уменьшались.

— И ты снял с неё маячок? — спросил я скорее для протокола. Служба приучила меня к дотошности. Иногда, недосказанность или неправильно понятая фраза приводили к крупным недоразумениям.

— Да. Пришлось повозиться: штучка фирменная, работал маг экстра-класса. Но… когда за дело берётся настоящий профессионал, результат гарантирован, — горделиво сказал он и даже расправил щуплые плечи.

— С этим разобрались. Второй вопрос: она была одна?

— Нет, её притащил какой-то хмырь.

— Ты его знаешь? — с тщательно скрываемой надеждой спросил я.

— Откуда? Город большой, нельзя знать каждого, — вяло пробормотал Айзек.

Тут облом, но ничего страшного. Если кажется, что дело с самого начала на мази, значит, впереди полная задница.

— Опиши внешность, — велел я.

— Постараюсь, лейтенант. Только из меня физиономист неважный.

— Ты попробуй.

— Ему лет двадцать пять —  двадцать шесть. Может, чуть больше, но точно не тридцать. Пониже вас ростом, смазливый, из тех, от кого девки в штанишки писаются.

— А мужики? — не преминул поддеть я, однако Айзек не смутился:

— Не в моём вкусе. Продолжать?

— Валяй.

— Волосы тёмные, вьющиеся, чернявый. Глаза карие, нос прямой, худощавый, двигается как танцор… знаете, такая лёгкая, будто порхающая походка… А ещё спина, она идеально ровная, он ходит так, словно кол проглотил, но это не имеет ничего общего с военной выправкой. Для военного этот молодой человек движется совершенно несерьёзно.

Я кивнул.

— Ещё что запомнилось? Особые приметы есть?

— Бакенбарды. Помните колониальную моду прошлого века? Парень то ли сдвинулся на этой почве, то ли нашёл чокнутого парикмахера. Впрочем, ему идёт.

— Одет как?

— На удивление прилично. Смокинг, рубашка в тон, лаковые ботинки, дорогие запонки. С первого взгляда смахивает на плейбоя, прожигателя жизни. Но это фальшивка. Парень родился в мусорке и далеко от неё не ушёл.



Дашко Дмитрий

Edited: 16.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: