Тайны моей супруги

Размер шрифта: - +

Глава 13 Младший помощник лэрна Аско-льда

 

  На следующий день приехать к свекрови Регина не смогла из-за приглашения на аудиенцию к королю. Написав письмо с извинениями лэри Терезе Дельт-гор, Регина облачилась в своё лучшее платье — светло-жёлтое, с рукавами-фонариками и квадратным вырезом — выпила сразу двойную порцию успокоительной настойки и надела на лицо маску вежливого смирения. Аудиенция у короля продолжилась недолго, но девушке пришлось собраться с силами, чтоб оставаться безучастной. Вернувшись домой, лэри сменила парадное платье на домашнее тёмно-серое. Спустилась в подвал, она набрала в глубокую корзину различной еды, открыла потайную дверь и шагнула во тьму.

Семь шагов прямо. Двенадцать влево. Пятнадцать вправо. Двадцать два прямо.

— Открой, Мрачный, — произнесла девушка, оказавшись возле обшарпанной деревянной двери.

— Опять припекло, куколка? — насмешливо поинтересовался Пожиратель кошмаров. Настроение у него было вполне добродушное: Минос сдержал обещание и покормил его. Поэтому издевался Мрачный чисто для проформы, а не из-за привычного голода и злости. — Чёт зачастила ты к ней, куколка.

— Лучше не зли меня, Мрачный, потому что мне действительно припекло, — сквозь зубы прошипела Регина.

— Понял, не дурак, куколка, — тут же пошёл на попятную Пожиратель кошмаров.

Дверь со скрипом несмазанных петель отворилась, и Регина шагнула внутрь.

Это была небольшая комната: стены из плотно сбитых деревянных отесанных брусьев, слегка наклоненный вправо потолок. В углу растопленная до красноты печь, шкафчики на стенах, пара столов, один из которых был заставлен банками, склянками и тарелкой с сушеными травами, длинная скамья, застеленная медвежьей шкурой. У двух небольших окон с закрытыми ставнями росли в горшках разные травки, из них Регина узнала только петрушку.

В комнате у заставленного стола стояла пожилая женщина. Одета она была в тёплое чёрное платье с множеством заплаток. Несмотря на возраст, её волосы были чёрными, как самая безлунная ночь. Такими же были и глаза, отчего создавалось впечатление, что у неё расширенные зрачки, закрывающие всю радужку. На постаревшем лице ещё угадывались следы былой красоты, несмотря на слегка расплывшиеся черты лица и множество морщин. Взгляд у женщины был умным и тяжёлым, особенно из-за цвета глаз, а губы всегда были недовольно поджаты, словно их хозяйка никак не могла найти повод для улыбки.

— Доброго дня, Лари́н, — поздоровалась лэри, поставив корзинку на свободный стол.

Ларин кинула на неё быстрый взгляд и произнесла:

— Судя по твоему лицу, он для тебя не слишком добрый.

— Два срыва за месяц, — ответила Регина и горько усмехнулась. — Мне уже даже не помогает то, что я пью твой отвар каждый день. Сегодня вот пришлось двойную дозу выпить, чтоб нормально к королю на встречу сходить.

Женщина неодобрительно покачала головой, прицыкивая языком.

— Я же тебе говорила не налегать на отвар. Неудивительно, что он перестал помогать. Твой организм привык к нему, поэтому и эффект уменьшился. Садись за стол, — кивнула Ларин на лавку у свободного стола. — Есть будешь?

Кивнув, Регина присела на лавку и стала наблюдать, как Ларин наливает ей в деревянную миску густую похлебку. Аппетитный запах тут же наполнил комнату, заставив живот Регины заурчать. Поставив перед ней миску с деревянной ложкой, женщина передала ей ломоть недавно испеченного хлеба и налила в дубовую кружку отвар из травок.

— Сахара нет, — буркнула Ларин.

— Там банка с вареньем, — кивнула на корзинку Регина.

Женщина рассмотрела содержимое корзинки, довольно прищурилась, достала банку с персиковым вареньем и поставила на стол.

Регина ела с удовольствием, а Ларин вернулась к разбору трав на столе, иногда кидая на лэри довольный взгляд. Когда трапеза закончилась, женщина убрала со стола, налила себе отвара, поставила скамейку к столу, напротив гости, присела и произнесла:

— Рассказывай, чего нового.

Регина подробно рассказала о приказе короля найти себе мужа, о плане дяди, о предложении, которое она сделала Тристану и об их свадьбе через месяц. Ларин неодобрительно покачала головой и произнесла только одно:

— Проблему ты себе, конечно, нашла.

— Что мне ещё оставалась делать?

— Я разве сказала, что ты поступила неправильно? План неплох, признаю. Но от проблем он не избавляет, а лишь их прибавляет.

— Я сама это понимаю, — со вздохом признала Регина. — Но другого выхода из этой ситуации не вижу. Эта блажь короля с замужеством сильно портит мне планы, но не настолько, чтоб от них отказаться.

— А мужик, которому ты предложение сделала, хоть хорош? — спросила Ларин, весело улыбнувшись одними глазами.

Регина описала внешность Тристана: мужчина высокий, широкоплечий, с подтянутым телом и красивым лицом, пронзительными синими глазами и копной золотистых волос до плеч.

— Хорош, стервец, — одобрительно произнесла Ларин. — Наверное, и от баб отбоя нет?

— Он этим фактом не сильно огорчается, — фыркнула в кружку Регина. — Тристан — повеса и любить соблазнять женщин. Этим он мне и подошёл: меньше будет внимание на меня обращать.

— И тебя этот устроит? — спросила женщина и внимательно посмотрела в её глаза. — Выйти замуж за нелюбимого мужчину, терпеть его измены и шёпотки за спиной?

— Да, — честно ответила Регина. — Ты ведь знаешь: я вовсе не хотела выходить замуж. Если бы не приказ короля…

— Я знаю, чего ты хочешь добиться, Регина, — прервала лэри Ларин, — и поддерживаю твои намеренья, ты же понимаешь. Но видишь в чём соль: брак — эта не вещь, с которой тебе нужно бороться. Вот если бы нашёлся мужчина, который смог тебя полюбить, со всеми твоими достоинствами и недоставками, и если бы его ты так же полюбила, неужели ты отказалась бы выйти за него замуж, лишь из-за того, что считаешь брак ещё одной формой рабства для женщин?



Оксана Крыжановская

Отредактировано: 26.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться