Тайны полуночной академии

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Сначала я действительно думала пойти домой, но почему-то развернулась и отправилась в квартал фейри, где находятся лучшие кофейни города. Эти полуночные относятся к вкусной еде примерно так же, как феи к алкоголю, а оборотни к дракам, то есть жить без нее не могут.

В голове была пустота, и ни о чем думать не хотелось. Слишком я устала за это время, а от нового расписания и темпа жизни просто сходила с ума, ведь когда сидела за конторкой, у меня был более-менее размеренный график. Только пару недель назад, когда перевели, я стала дежурить сверхурочно, совсем не бывая дома из-за дела ведьм и оборотней. А до этого были полицейские курсы, где училась всего пять часов в день. Не говоря про то, что живя в клане, я тоже особо не напрягалась и все время просиживала в библиотеке, пытаясь за учебой забыть, что я не человек.

Хотя забыть больше чем я, наверное, все же нереально, но от одной мысли об этом было очень грустно. К тому же со мной никто не хотел общаться, почему-то недолюбливали, просто игнорировали, сразу уходили. Без понятия ― почему, кстати.

Наверное, за это расслабленное время я отвыкла не только от тяжелого графика, но и от постоянного общения с ровесниками. Они меня напрягали. А еще очень раздражало, что я должна быть везде и сразу ― и учиться, и следить за преподавателями, и попытаться подружиться с ведьмами, и как-то втереться в доверие, но не вызвать подозрений у декана. А еще библиотека ― я помню о просьбе Катла. Причем, сдается мне, придется перерыть очень много литературы, потому что я не знаю, что именно ищу.

Кажется, от обилия задач у меня голова кругом. А нет, это от скотча в кофе. Я нашла чудесную фейрийскую кафешку с вкусным стейком и не менее вкусным кофе, в который попросила добавить две чайные ложки алкоголя.

Все, чувствую, тело уже можно выносить. Ладно, вру, еще нельзя, но большего я себе не позволю. Тем более что я не переодела китель, а надирающийся полуночный полицейский ― это не только ценный скальп на стене руководства этого самого полицейского, но вынесенный напрочь мозг и усиленная переподготовка с вдалбливанием этики, эстетики и еще чего-нибудь не менее жестокого.

Не то чтобы никто из нас не пил, тот же Донахью Ши за свой скальп, например, не боится. Но не при посторонних ― надо блюсти честь мундира, так сказать.

Я неосознанно провела по волосам, проверяя их наличие. Хихикнула. Что-то мне уже больно весело, мда… надо взять себя в руки.

Как только закончила со стейком и немного пришла в себя, тут же в голову опять стали лезть противные мысли. Значит, Катл считает, что Ши меня подставляют. Не то, чтобы я не верю его опыту и знаниям, но информация про то, как часто уходят из клана обращенные, нуждается в проверке. Не хотелось бы наломать дров из-за неосведомленности.

Могли ли они меня действительно использовать? О да! Я насмотрелась, как в клане относятся к обращенным, мы ― второй сорт, но…

Я даже остановилась, не донеся салфетку до губ, от внезапно пришедшего осознания: плохо обращались в клане с очень многими, но не со мной. Да, меня жестко учили, тренаж молодого вампира ― это вообще не для слабонервных, но никогда не переступали черту, за которой я могла взбрыкнуть или сломаться. И тут вопрос: то ли Гарольд такой хороший психолог, то ли получил определенные указания на мой счет? И почему мне кажется, что второе?

В клане было очень много жестокости и грязи, но, опять же, не со мной. Никто даже не пытался заявить на меня права или купить, но и общаться не желали. Я была невидимкой ― жила одна в отдельном блоке. Мне тогда сказали, что других мест нет. Училась одна, гуляла одна. И еще один момент: Гарольд похож на кого угодно, но не на учителя для молодежи. Нет, это не доказательство, и его к делу не пришьешь, но все же, как сказал напарник, вампирскую интуицию нельзя сбрасывать со счетов.

Где были мои глаза и извилины раньше? Или мне для открытия истины не хватало скотча в кофе?

Вампиры всем магическим и немагическим существам кажутся самыми сильными, недосягаемыми, гордыми, свободными. Мы умеем создавать видимость для других, но в клане царит настоящее рабство.

Может, они почувствовали, что я не смогу так жить, поэтому отпустили? Да ну, бред! Плевать они хотели на мои эмоции, так что Катл прав: им от меня что-то нужно. Вопрос только в том, это “что-то” ― Даркнелл или нет? Ведь возможно же, что сейчас они меня только проверяют?

На этой грустной ноте мои размышления прервала официантка, сказавшая, что заведение закрывается ― ночные фейри ложатся спать. Я расплатилась и поплелась домой. Мне тоже нужно отдохнуть, завтра тяжелый день.

 

Поспать я толком не успела. Точнее, поднялась ни свет ни заря, чтобы зайти в библиотеку, здраво рассудив, что утром там народу будет меньше, чем после занятий. Если нам, первокурсникам, дополнительные книги пока ни к чему, то старшие студенты, скорее всего, там днюют и ночуют.

Так что я, обильно намазавшись маслом Оганы, поехала в Академию. Яркое солнце и погожий жаркий день явно не способствовали пешему путешествию ― припекало, еще чуть-чуть, и никакие противоожоговые средства не помогут. Утрирую, конечно, они для того и создавались.

В библиотеку я вошла за два часа до начала занятий. Она была огромна ― трехъярусные стеллажи, сверху донизу заставленные книгами, столы для работы, мягкие диванчики и кресла в отдельном уголке для тех, кому важен комфорт, а не строгая рабочая обстановка, непонятные механизмы в некоторых закутках и за кафедрой.



Дана Данберг

Отредактировано: 02.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться