Тайны пришельца из прошлого, или Его звали Хоттабыч.

Размер шрифта: - +

Курение – Зло во благо Добра

Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями.

Цицерон

Глава седьмая

 

Видя моё удивление, джинн незамедлительно спросил: - Что ты, таких вот мелких труб ни разу не курил? Это конечно не кальян любимый мной, но «На безрыбье рак он тоже рыба!», как говорил БоцмАн, мой повелитель.

Вносить поправки в изречения Омара Хоттабыча я не стал. Не хотелось волновать старого джинна и давать новый повод для впадения в беспамятство. Напустив на лицо максимум скромности, я попросил гостя дать мне время для более внимательного изучения. Слегка поколебавшись, Хоттабыч нехотя согласился и, сложив руки на груди, закрыл глаза.

Держа папиросы, я стал внимательно их изучать. Сразу отметил, что в распечатанной пачке не хватало нескольких папирос. Больше всего меня удивила картинка на пачке. На лицевой стороне была изображена плотина гидроэлектростанции, под которой красовалась надпись «Беломор-канал». На обратной стороне была надпись: «НАРКОМПИЩЕПРОМ. СССР. ГЛАВТАБАК. ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОС. ТАБАК. ТРЕСТ ПАПИРОСЫ 1-ГО СОРТА А БЕЛОМОРКАНАЛ. Цена 25 шт. 2 руб.

В самом низу мелким шрифтом была напечатана угрожающая надпись:

«Продажа по цене выше обозначенной на этикете карается по закону».

- Да ведь это папиросы из далёких тридцатых годов прошлого века! Из моего Советского Союза! – радостно воскликнул я.

- А что, этот Союз был весь твоим? – открыв глаза и удивлённо подняв вверх брови, спросил джинн. – А что сейчас? Ты разорён или его отвоевали недруги твои?

- Недруги всего советского народа продали наш Союз. Продали за то, как говорите вы, Омар Хоттабыч, «чтобы богатым свою жизнь прожить! Купаясь в золоте и драгоценных камнях! Живя в палатах и дворцах!» А весь народ стал нищим без страны единой и могучей. Разбрёлся по своим углам, создав ряд новых государств и поставив править над собой тех, кто нищими их сделал.

- Чему ты удивлён? Я сколько себя помню, народом всюду и всегда необходимо править! Что, истина сия, нова настолько для тебя, что ты весь в гневе разгорелся? – сведя брови и сверля меня глазами, поинтересовался мой нежданный гость.

- Нет, что вы уважаемый Омар ибн Хоттаб. Историю я знаю хорошо и помню, что владели миром и цари, и ханы, и князья, и даже императоры. Народы им всегда повиновались. – Я напустил лёгкую улыбку на лицо, чтобы не волновать джинна. Честно говоря, такое поведение незваного гостя становилось для меня неприятным, и нужно было срочно что-то предпринимать. Мысль пришла своевременно.

- Скажите мне, коль вам не будет трудно, откуда столь старинный экземпляр?

 

Омар Хоттабыч округлил свои бесцветные глаза и задумался. Затем, накрутил на указательный палец волосок из своей бороды и резко выдернул его. Его морщинистое серо-жёлтое лицо искривилось болью и мучениями.

 

- Так неприятно вспоминать, но для тебя отрок скажу. Ведь обещал восславить на века меня в творениях своих. Я помню, помню, - прищурив правый глаз, а левый широко открыв, джинн погрозил мне пальцем. Можно было подумать, что он только что откушал большой лимон без сахара.

 

- Давным-давно, так думаю лет сто назад, меня освободил из заточения БоцмАн, который был рабом на Белом мор канале. Он вытащил ядро от пушки из воды и спрятал, чтоб никто не знал. В надежде отыскать в ядре том клад, средь ночи тёмной вывернул заглушку. Тут я явился перед ним. БоцмАн был удивлён, что клада нет в ядре. Но очень рад, тому, как всемогущ я, что драгоценней клада и сокровищ. БоцмАн рассказ мой слушал, и табак курил, меня всё время дымом обдавая. Я сразу попросил БоцмАна дать вдохнуть очаровательных дымов из маленьких и белых трубок. БоцмАн условие поставил, что даст три пачки мне взамен на три своих желанья.

 

Джинн прервал свой рассказ и, закрыв глаза, стал усердно втягивать носом воздух. Видимо пытался вспомнить запах дыма от папирос.

 

- И что же за желания имел ваш повелитель по имени БоцмАн?

 

- Желания простые, как он сам. Я выполнил их сразу и без всякого труда.

Во-первых, он решил стать невидимкой, чтоб на работы не ходить. Вторым желаньем было выпить водочки и всласть поесть. А третье – это стать владельцем драгоценностей пещеры, где золота и серебра не счесть. Я сделал всё, что он желал. БоцмАн исчез и я его с тех пор уж не видал.

 

- А почему исчез? – удивился я.

- Отправил я его в пещеру, где горы золота и серебра. Я думаю, что он до сей поры там обитает.

- Не уж то он бессмертен, как и вы? Ведь вы сказали, что 100 лет прошло.

- Пожалуй, что ты прав. Скорей всего покоятся там косточки его.

- А что же дальше было с вами?

- А я с тех пор владею этим дымом, - джинн кивнул на пачку «Беломора» в моих руках.

- Нет, вы не поняли меня. Мне интересно знать, как в лампе керосиновой вы очутились?

- Ах, вот о чём твой интерес. Здесь тайны нет. Пропажу повелителя БоцмАна скрыть не удалось. Его в строю не досчитались вечером, когда работников построили, чтоб отвести на ужин. Строители, посовещавшись меж собой, решили, коль я джинн, то должен выполнять все их приказы. Не на того напали, дурачьё! Шакалы мерзкие и гнусные гориллы! Омар Юсуф Хоттабыч вам не раб! Я сам есть повелитель тысяч, что там тысяч, сотен тысяч душ! Я высказал им всё, что сотворить могу с любым. Пусть знают твари мощь мою! – Старик поднял вверх кулаки и погрозил тем, кого уже давно не было на этом свете.

Из вашего рассказа непонятно мне, Омар Хоттабыч, как очутились в лампе вы? – новым вопросом я решил снять нервное напряжение Хоттабыча.



Макар Кофеин

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться