Тайны Темного Двора

Размер шрифта: - +

Глава 1

В оружейной воняло металлом и потом. Стойкий привкус крови был, скорее, моим личным глюком или же намертво въевшейся в корку мозга ассоциацией.

Натирая Долориэль до блеска, где-то на краю сознания отмечала спор отца и моего личного телохранителя.

Не плохо он меня охраняет, не плохо. Вчера чуть от боли не подохла, нежели от самого ранения, оставившего уродливый шрам на моем теле. Их, конечно, не мало, но этот... Раздражает.

Отрезок пряди лез в глаза, мешая разглядеть рунную вязь на лезвии. Третья руна почти стёрлась, надо бы обновить... Если этого не сделать, меч потеряет свои свойства. Без руны «Эллеш» он потеряет защиту от разъедания кислотами и кровью нечисти. А терять Долориэль мне бы не хотелось.

— Лорд Шорн, меня огорчает качество исполняемой вами работы! — Громко заявил папаша. Не удержавшись, закатила глаза.

Не отрывая глаз от лезвия меча, ответила отцу за стража:

— А меня, твоё Величество, огорчает навык нанимаемых вами убийц. Право слово, не профессиональные наёмники, а дети малые.

А вот не надо было, папочка, на моего Шорна гнать. Он у меня один такой живучий. Предыдущие охранники либо подыхали, испив моего вина, либо не выдерживали мой тяжелый характер. Либо, опять же, подыхали, но уже от рук наёмников.

Наёмников, нанимаемых моим отцом.

— Леди Дориана, закрой свой рот и не лезь в разговор взрослых дяденек, — процедил родитель, сжимая виски пальцами. Однако следующие слова были обращены к стражу, — а вы, лорд, могли бы и проследить за подопечной! Почему едва живая от потери крови принцесса не в постели?!

Да, мой страж Шорн лорд, сын герцога де Шорн, первого министра короля. А король – мой любимый папаша.

Однако... Вот ты и спалился, папенька. Ради такого шоу, как разоблачение короля Авенгарда, я даже оторвалась от разглядывания рун на Долориэль. Повернулась к мужчинам, стоявшим за моей спиной, и притворно удивлённо посмотрела на отца.

— Потеря крови? — Шорн закосил под идиота, — какая потеря крови? Её Темнейшество в полном порядке, никаких жалоб на здоровье не было!

Вот наглец! Столь явная провокация никому не прощается. Король не любит, когда его разоблачают. Но игру стража необходимо поддержать.

— И действительно, с чего бы мне от кровопотери едва живой быть?

Отец, распрямив плечи, посмотрел мне прямо в глаза:

— Вчера половина Двора видели, как тебя с распоротым брюхом тащили через Зимний сад.

И как-то зло это прозвучало.

Переглянулись с охранником. Что-то не сходится, ведь возвращал он меня порталом, закинул прямо в комнату. А потом, прикрытый иллюзией, ушел убирать следы нашего побоища.

А я страдала. И не сказать что бы тихо.

Решив, что Шорн сам разберётся с отцом, снова принялась рассматривать руны. Они наносятся специальным стилусом – Рунником. Это тонкая, короткая металлическая палочка с множеством завитушек по корпусу. Чтобы начертать руну, необходимо произнести специальное заклинание. Эта магия доступна только оружейных дел мастерам, рунным магам, проклятийникам и темным. Она отнимает слишком много энергии и требует предельной концентрации, что в моём нынешнем состоянии может кончиться весьма плачевно.

Но делать нечего, Шорн у меня боевик.

Аккуратно положив меч на табуретку, на которой сидела, а сверху накрыв его тряпкой, встала, опираясь на трость. Её мне любезно выделил Верховный маг, он же Шорн-старший, он же папкин министр. Ходить пока тяжеловато, однако это необходимо для скорейшего исцеления. По словам моего лекаря, с тростью мне ещё два дня ходить.

С плеч норовил соскользнуть платок, прикрывающий исхудавшее за одну ночь тело. На удивление, никто из встреченных сегодня мною придворных не справился о моем здоровье. Они, вроде как, даже трости не заметили.

Тряхнув головой, освободила голову от этих мыслях, надо сосредоточиться на важном. Я ковырялась в ящичках, распахивала створки шкафов и шкафчиков, обшарила полочки, но заветного чертило, не нашла. Странно.

— Где Рунник? — спросила, задумчиво оглядывая стену. Вроде бы все осмотрела.

— На самой верхней полке, ты не видишь? — Рыкнул отец.

Естественно не вижу! С моим ростом только камушки с земли подбирать – особо наклоняться и не придётся.

С самым непроницаемым выражением глянула на чуть ли не рычащего родителя. Да, разговор с моим стражником кого угодно до нервного тика доведет. Против воли ухмыльнулась. Его Величество побагровело.

С мольбой в глазах глянула на Шорна. Стражник закатил глаза, тяжело вздохнул, но чертило достал. С самой, Таурон её раздери, верхней полки! Схватив палочку, приятно холодившую ладонь, пошаркала к своей табуреточки. Не люблю обновлять руны, слишком кропотливая это работа, но надо.

Страж вернулся на своё место и вновь о чём-то заспорил с отцом.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Начали.

Выводя тонкие линии, старалась вторить рисунку, сохранившемуся на лезвии. Мечу более тысячи лет, он принадлежал самой первой тёмной королеве, которая, по легенде, вышла с этим мечом из царства Тьмы. Его выковал и зачаровал Тёмный Бог, отец Долориэль, и назвал орудие в честь дочери.

Завитки древней руны складывались в причудливый, красивый символ, от которого веяло магией. Страшной.

Меч слушался только тёмных. Неважно, королевской крови или нет. Проблема, однако, в том, что тёмная кровь проявляется только в королевском роду уже более трехсот лет. Тёмный принц или принцесса априори становятся правителями нашего славного Авенгарда.

Голос отца неожиданно ворвался в сознание, отвлекая от руны. Рунник скользнул в сторону, задев соседнюю руну, тут же вспыхнувшую синим и потухшую.

Таурон тебя подери! Придётся еще и эту потом вырисовывать.



Александра Есенёва

Отредактировано: 21.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться