Тайны Темного Двора

Размер шрифта: - +

Глава 9

В день похорон даже природа сочувствовала горю Авенгарда.

Небо затянуло тяжёлыми тучами, старожилы уверяли, что будет сильнейший, по крайней мере, за последние лет десять, ливень. Но мероприятие решили не переносить.

Проводить свою королеву в последний путь вышла чуть ли не вся столица. Приехали дальние и близкие родственники, младшие кровные ветви, другие благородные дома. Собрался практически весь высший свет Авенгарда. Принс-консорт Авен Варгардский, теряющий статус короля с момента возведения старшей дочери на престол, был безутешен. Выглядел «светлый король» не лучшим образом: уставший, замученный, серые глаза потухли, взгляд пустой. Осунувшийся, заметно ослабший, он всё-таки вышел пройтись по улице, проводить жену. Вечно рыдающие прекрасные принцессы шли вслед за отцом.

Однако каждый заметил престранную деталь: тёмной принцессы Дорианы в столице не было.

Кто-то из лордов нашептал первому министру, что принцессу сослали за убийство матери. Кто-то считал, что её, наоборот, спрятали. И никто не думал даже, что леди Дориана уехала в поисках разгадок тайн Тёмного Двора.

Никто не подозревал жестокую убийцу в дочери герцога Шорна. Девушка шла, опустив голову и скорбно всхлипывая. Она цеплялась за руку матери. Герцогиня же думала о сыне. Они с принцессой не явились на похороны, и не факт, что их стоит ждать... Не случилось ли чего?

Первому министру было откровенно, но хорошо замаскированно, плевать. На королеву, на принцесс, кроме Дорианы, на короля. Он думал о народе. Как бы не началась война за трон. Как бы не пострадала главная фигура и претендентка на корону.

***

А тем временем тёмная принцесса даже и не думала горевать. Её внимание было целиком и полностью сосредоточено на поиске ответа: кто стёр ей память, причём так грубо?

Леди Дориана и страж Шорн окопались в комнатах леди и искали любые намеки на текст, подсказку или ответ. Всё, что могло помочь. Они перевернули кабинет верх дном, пролистали каждую книгу...

— Нашла! — Воскликнула принцесса, поднимая вверх книгу, распахнутую ровно посередине.

На ней, поверх текста, было выведено кровью всего одно слово на Синароне: «Утхэ».

— Отец... — Прошептала девушка.

— Ты думаешь... — страж сглотнул, — что король...

— Принц-консорт, — поправила его наследница, — мама же умерла, а я пока не взошла на трон.

Шорн кивнул.

— Он... менталист? — Прямо спросил страж.

— У меня природная защита... — Как-то неопределённо кивнула головой девушка. — Если он достаточно силён, чтобы пробить её, — девушка указала пальцем на слово, — а он достаточно силён, значит, это должно бы и по нему самому ударить.

— То есть... Он тоже забыл об этом?

— Получается так.

Молодые люди замолчали.

— Ты же понимаешь, к чему это всё идёт? — Как-то обречённо произнёс страж.

— Зачем только маму надо было убивать? — Задумчиво кивнула девушка. — Ну, вот, ещё одна тайна Тёмного Двора раскрыта: мой отец – менталист.

Шорн хмыкнул.

Принцесса встала, подошла к окну. Всматриваясь вдаль, она думала о матери. Её призрак не появится, она не тёмная. Но можно будет призвать её душу, хотя это не получится, если королеву убили кинжалом Асхе... Такой кинжал можно достать только у тёмных.

Страшная догадка осенила.

Бабушка. Покойная королева Дориана – последняя, кто знал о местонахождении кинжала. Достаточно капли тёмной крови, чтобы взять его. Та самая капля содержится в крови всех высших аристократов. Бабушка помогла некоему аристократу убить королеву Селию... Но с чего бы ей? Неужели это правда и смерти последней тёмной королевы поспособствовала Селия? Это многое бы объяснило.

А кто же убил? Скорее всего, это кто-то, обиженный королевой. Она любила... извращения. Это передалось и сестрам принцессы.

— Дориана... — Тихо позвал страж, сидящий на полу и глядящий в книгу, — у меня... в моём роду есть та самая капля тёмной крови. Моему роду есть, за что мстить королеве. Моей матери хватит влияния, сил и денег, чтобы спрятать и охранять «чёрное сердце»...

— Твоя мать, по-твоему, убийца королевы? — С сомнением спросила девушка.

На стене за спиной Шорна проявилась надпись на Синароне «ТэОрвин кхэет».

— Твою ж мать... — просипела принцесса, мгновенно узнав почерк.



Александра Есенёва

Отредактировано: 21.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться