Тайные Желания

Размер шрифта: - +

6. Человек грядущего

      Когда музыка заканчивается, Денис оставляет меня в углу наедине с тремя чёрно-белыми картинами. Замечаю, что родителям нет до меня дела. Сам же «учитель» уходит в обнимку в сторону выхода с какой-то длинноногой блондинкой. 
      Где-то в середине мероприятия Кира уезжает в неизвестном направлении, чмокнув меня в щёку на прощанье. Кажется, Дмитрий уговорил её на какое-то безумное свидание. Основатель этой выставки вот так просто сбегает с первой встречной.
 

Первая встречная, люби меня вечно.*



      Это ли не сумасшествие? Грустно улыбаюсь им вслед, понимая, что, наверное, никогда не смогу сделать что-то подобное, не задумываясь о последствиях. Почему-то в последнее время я становлюсь слишком сентиментальной, начинаю постоянно сравнивать себя с кем-то, хочу совершить что-то безрассудное, хотя бы раз в своей жизни. 
      Становится грустно; я уже успела оценить большинство картин, очень тонко передающих изящные женские черты. Заметно, что Дмитрий с ума сходит от женских тел. Спрашиваю у мамы разрешение покинуть выставку, так как больше не знаю, чем здесь ещё можно заняться. Вино уже кажется не таким сладким, как когда я пила его в компании Киры, а люди вокруг вдруг становятся серыми и неинтересными.

      Дома, пока никого нет, включаю на всю громкость музыку, в ванной размазываю по лицу помаду и распутываю длинные волосы. Из зеркала на меня смотрит незнакомка с безумным взглядом. Почему-то хочется залепить ей затрещину, но я этого не делаю.
      — Скажи, — я дотрагиваюсь кончиками пальцев до холодного стекла, проводя по щеке девушки напротив. – Кто я? 
      Она молчит, лишь одновременно со мной грустно улыбается. Потом стекло запотевает от горячего пара, и я больше не разговариваю с ней.

      На следующий день настроение моё не улучшается, депрессивные мысли наполняют разум, сжимая голову подобно тискам. И вот, не успела я опомниться, как погрязла в них так, что не могу руками пошевелить. Всё так обыденно, я знаю в подробностях, чем закончится этот день.
      Но, к счастью или сожалению, я не угадываю дальнейший ход событий. С самого утра всё идёт не по сценарию. Во-первых, я опаздываю на геометрию, отчего главная красавица класса — Юля Рыжкова, называет меня неудачницей. Я не могу ей ничего ответить, просто не могу. В своей голове я обычно пишу монологи, диалоги, а ей я ничего не говорю. Во-вторых, я и мои одноклассники становимся свидетелями ссоры между Владом и Денисом Сергеевичем. Изначально учитель приходит на пару английского с синяком на скуле и засосом на шее. Влад открыто осмеивает его, отчего чуть не отхватывает от преподавателя.
      — Моя личная жизнь здесь никого не касается, договорились? — Денис говорит это не только Владу, а, кажется, всему классу. На его лице расплывается нахальная улыбка, как бы намекая, что Самойлов — всего лишь школьник, и ему не видать таких любовных похождений. — Пошёл отсюда.
      Презрительно хмыкнув, Влад громко хлопает дверью.
      Далее учитель, небрежно пробежав глазами по журналу, вызывает Лизу к доске.
      — Третье упражнение, — говорит он, опуская взгляд в телефон. Лиз уверенно выходит к доске, крутанувшись на месте. Мне кажется, сейчас она хочет выбежать за дверь вслед за Владом, слишком уж долго она туда поглядывает.
      — Денис Сергеевич, — она отряхивает невидимые пылинки со своей юбки, а на лице появляется самоуверенная улыбка. Да уж, Лиза та ещё рыжая бестия — Давайте я в следующий раз отвечу. Обещаю.
      — Я не верю обещаниям, — усмехается Громов, отрываясь от экрана телефона. — Если не знаешь, как решать, зачем вышла-то?
      — Просто? — Лиза старается напустить на учителя все свои женские чары. Десять из десяти, Новикова. Я и не думала, что ты будешь заимствовать мои "фразочки". Кажется, учитель понимает, откуда дует ветер и вспоминает, кто обычно так отвечает, поэтому переводит свой взгляд на меня. 
      — Садись, Новикова, учи английский, он в жизни пригодится, — говорит Денис. — Мармеладова, дуй к доске.
      — Кто бы сомневался, — бурчу себе под нос. Почему-то, когда ты хочешь побыть со своими мыслями наедине, все начинают цепляться к тебе. 
      — Договоришь сейчас. Номер три. Быстро.
      Привстав на носочки, начинаю медленно, но верно выводить мелом буквы по гладкой поверхности доски. Чувствую, что клетчатая юбка немного задирается, отчего начинаю придерживать её рукой, не переставая писать.
      — Готово, — тихо говорю я. Учитель отрывается от телефона, пробегает глазами по доске, морща нос в некоторых местах. Явно находит какие-то ошибки, возможно, малозначительные. Бегло прочитываю только что написанное. Замечаю, что кое-где пропустила букву, а где-то мои каракули и разобрать нельзя. Быстро исправляю то, что ещё можно исправить.
      — Садись, три, — он снова утыкается в телефон. Да что он там делает!? Вот я, прямо здесь, у доски, и мне нужны объяснения!
      — Как? — раздраженно щурюсь. Не слишком ли он требователен? Мне нельзя получать тройки, карандашную четвёрку за четверть тоже нельзя.
      — А чего ты хотела? Ты делаешь ошибки в элементарных вещах, забиваешь на устоявшиеся выражения, что уж говорить о невнимательности. Садись на место, — равнодушно подмечает Денис.
      Скрипя зубами, плетусь к своей парте. Сейчас мне хочется просто сорваться на ком-нибудь. Становится стыдно за то, что, можно сказать, опозорилась там, у доски.

      — Денис Сергеевич, — подхожу к учительскому столу после заветного звонка на перемену. Он морщится, когда я его окликаю. Кажется, только я зову его по имени и отчеству, остальные же просто по имени. — Можно мне исправить тройку?
      Его бровь плавно взлетает вверх.
      — Мармеладова, чем тебя тройка не устраивает? Заслуженная оценка.
      — В смысле, заслуженная?
      Денис немного устало вздыхает, проводя рукой по своим волосам. 
      — Почему я для тебя должен идти на какие-то уступки, если тебе самой это не нужно, — парень прикрывает дверь, чтобы посторонние звуки не смогли помешать разговору. Я же просто застываю на месте, глаза округляются, а гневные вздохи, возможно, слышны в коридоре.
      — Если бы мне это было не нужно, думаете, я бы просила вас? — нахожусь растерянности от его выпада. Если ему просто лень возиться с учениками, то это только его проблемы. — Это Вы не заинтересованы в исправлении чьих-либо оценок, потому что вам до этого дела нет! Что там говорила Светлана? Ах, да: «У моего сына прекрасное образование, но подался он в какие-то там учителя».
      Понимаю, что влезаю не в своё дело, но хочу, чтоб он разозлился. Моё раздражение сейчас готово остановить вращение планеты! Почему я одна должна чувствовать укол несправедливости?
      Злобно наблюдаю за его реакцией, а реакция, как и предполагалось, не заставляет себя ждать. В глазах загорается недобрый блеск, губы поджимаются, а брови сводятся к переносице. Вижу, как крепкие руки с выпирающими венами сжимают парту. Он медленно приближается, а я делаю несколько шагов назад, пока не наталкиваюсь на холодную деревянную поверхность. Деваться некуда, впереди разгневанный учитель, позади дьявольский стол.
      Денис Сергеевич подходит вплотную, ставит руки на парту по обе стороны от моих бёдер. От страха и непонимания сажусь на стол, широко распахивая глаза. Мои необдуманные действия дают ему возможность ещё немного приблизиться. Я не шевелюсь, парень несколько секунд внимательно смотрит мне в глаза своим потемневшим взглядом, потом приближается губами к уху.
      — Мармеладова, — недобро шепчет учитель, отчего я вся съеживаюсь. — Пошла отсюда. Чтоб сегодня к шести подготовилась и всё исправила.
      Он отходит, а я могу только кивнуть в ответ. Забираю рюкзак и пулей вылетаю из кабинета. Почему-то в глазах стоят слёзы.
      Какой он педагог после того, как запугал ученика? Поймёт ли мама, если я откажусь от дополнительных занятий с этим придурком? Выбегаю из здания лицея, вызывая попутно такси. 

      Домой я приезжаю минут через пятнадцать. Родителей нет, а звонить им я не решаюсь. Хочется просто услышать мамин голос, хочется, чтобы она сказала, что всё будет хорошо. Но у нас, к сожалению, не такие близкие отношения. Разумеется, мы любим друг друга, но личные вещи с детства я говорить ей так и не научилась.
      В полшестого вечера я всё же решаю, что поеду к недоучителю домой. Надеваю первое, что попадается под руку, не крашусь и даже не расплетаю пучок, который походит на воронье гнездо. 
      Я настроена решительно, хочется всё высказать этому типу в лицо. Честно сказать, я просто затаила на него обиду, думала, что он проявит ко мне хоть частичку понимания после того, как увидит, что наши семьи общаются. Но не тут-то было. Ему будто нравится выводить людей на конфликт и наблюдать за их реакцией на провокацию. Конечно, понимаю, что сама виновата. Надо надеяться в любой ситуации только на себя.
      В итоге опаздываю на целых пятнадцать минут, что мне несвойственно. В спешке я не сразу замечаю тёмную фигуру, что заходит со мной в подъезд. 
      Незнакомец идёт за мной с самой остановки. Уже у квартиры Дениса мне становится не по себе, но преследователь поднимается на второй этаж, отчего становится смешно от своей разыгравшейся фантазии. Спокойно выдыхаю и нажимаю на дверной звонок.
      — Опаздываешь, Мармеладова, — равнодушно говорит учитель. Пытаюсь игнорировать колкое замечание. Его волосы почти в таком же состоянии хаоса, что и у меня, спортивные домашние штаны сидят так низко, что выглядывает полоска боксеров. Прямо как картинка в журнале, только эта картинка ещё со скверным характером. Выглядит он почему-то не так, как обычно. Пытаюсь уловить изменившиеся детали. Через пару мгновений понимаю, что этого парня в футболке я раньше не видела, соответственно, на руки тоже внимания не обращала, теперь же вижу татуировку чуть выше локтя. Что-то чёрно-красное, но я не решаюсь рассматривать дольше. Во-первых, мешает черная футболка, а во-вторых, почему-то кажется, что влезаю в чужую личную жизнь.
      — Что? — кажется, учитель уловил мой заинтересованный взгляд.
      — Ничего, — мгновенно отвечаю я. — Вы меня пропустите?
      Он делает шаг назад, и я прохожу мимо него в широкую прихожую. Локи встречает меня довольным поскуливанием, но хозяин тут же отправляет его на место.
      — Ну, готова?
      — Ну, да... — мямлю я.
      — Да или нет? — строго спрашивает «учитель». 
      И где вся та уверенность, Соня, с которой ты хотела сюда прийти?
      — Да — твёрдо говорю я. Встречаюсь с его одобрительным взглядом.
      — Начинай.

      Денис Сергеевич не нарушал тишину большую часть времени моего пребывания здесь. Он молча дал мне задание подобное тому, что я решала у доски сегодня в классе. Хоть я и не планировала приезжать к нему, но к упражнению подготовилась. Пока я аккуратно вывожу буквы в тетради, он надевает очки и садится напротив меня с ноутбуком. Тут я теряюсь, мягко говоря, сейчас он слишком отличается от своего повседневного образа крутого учителя. Безусловно, очки ему идут. Зелёные глаза из-под опущенных ресниц за тонкой аккуратной оправой выглядят умиротворённо. Он что-то печатает на клавиатуре, а я стараюсь думать как можно быстрее. Вскоре молодой человек снимает очки и устало потирает переносицу. Жаль, конечно, красивое было зрелище. Всё это время изредка подглядываю за его действиями, что, разумеется, не остаётся незамеченным.
      — Чего смотришь, закончила? — он откладывает очки вместе с ноутбуком на край стола. 
      — Да, — протягиваю ему тетрадь. Он быстренько пробегает взглядом по моим записям и... тяжело вздыхает. 
      — Что? Снова всё плохо? Нет, посмотрите ещё раз, я уверена, что всё правильно. И ещё...
      — Да помолчи же ты, — раздражённо затыкает меня Громов. – Молодец, Мармеладова, вот так бы сразу.
      Парень протягивает мне тетрадь, на которую я подозрительно кошусь.
      — Правда? — неуверенно спрашиваю я. Кажется, сейчас будет какой-то подвох. 
      — Ох, не раздражай меня, — он впихивает несчастную тетрадку мне в руку. — Давай уже собираться, а то, не поверишь, у меня тоже есть личная жизнь.
      — Ну, почему же, поверю, — я брезгливо кошусь на красную отметину на его шее, парень же на это только усмехается. В наступившей тишине раздаётся телефонный звонок. От резкого рингтона Локи сонно поднимает голову. Достав мобильник из кармана сумки, вижу, что звонят с неопределённого номера. 
      — Алло? 
      — Привет, Сонь, что делаешь? — спрашивает меня мужской голос. На секунду я впадаю в ступор и забываю, как нужно говорить.
      — Привет, — неуверенно говорю я. — Сейчас домой поеду. М-м-м, а кто это?
      — Не признаёшь нового одноклассника? — усмехается голос на том конце. Я открываю рот от удивления. Зачем Владу звонить мне? Пытаюсь скрыть своё недоумение, замечаю, что учитель с лёгким любопытством смотрит на меня.
      — Точно, — стараюсь ответить дружелюбно. — Извини, не узнала. Откуда у тебя мой номер?
      — Ты забыла? Сама же мне звонила, — припоминаю, что на ошейнике Локи почему-то был не номер Дениса, а номер Влада. — Я тут подумал... Ты тогда так быстро убежала, даже ничего не сказала, так может прогуляемся? Если хочешь, могу тебя сейчас забрать.
      — Сейчас? — мои глаза округляются. В голове тут же всплывает предупреждение Риты держаться от него подальше. Надо что-нибудь срочно придумать, взгляд падает на учителя в надежде на поддержку, но тот лишь медленно поглаживает Локи и делает вид, что ничего не слышит. Что ж, сама справлюсь. Стараюсь придать голосу беззаботность. — Извини, но ко мне уже едет Лиза, ты же знаешь, она потом ворчать будет. Давай в другой раз.
      У меня получается говорить весело и непринуждённо.
      — Хорошо, тогда договоримся? — голос Влада становятся чуть более хриплым.
      — Конечно.
      — Ведь мы же теперь друзья?
      — Да. Пока, спасибо за приглашение, — я быстро отключаюсь, чтобы он не спросил ничего лишнего.
      — Ты готова? — нетерпеливо спрашивает Денис.
      — Да, — отвечаю я, всё ещё стоя в носках посередине комнаты. Наблюдая, как учитель уже подходит к двери, я быстро, насколько могу, обуваюсь в кожаные ботинки, завязываю на ходу шарф, про шапку я сегодня как-то забыла.
      — Неудивительно, что ты всегда опаздываешь, — усмехается он.
      — Вообще-то, до вас такого не случалось, — обидчиво говорю я.
      — Вот только на меня не надо всё валить, — улыбаясь, Громов закрывает дверь.
      — А что, Локи сегодня с нами не пойдёт?
      — Нет, я провожу тебя до остановки, а дальше у меня другие планы.
      Другие планы. Интересно, как своё свободное время проводят молодые учителя? Проверяют домашку учеников или же ошиваются в опасных местах со странными знакомыми? Для Дениса больше подходит второй вариант. 
      — Денис Сергеевич?
      — Да, Мармеладова.
      Мы снова идём сквозь тёмные дворы. Вообще, район довольно-таки благополучный, просто здесь много стоянок и различных закоулков. Одной вечером действительно страшно. 
      — Интересная вещь. Вот Локи вроде бы ваш, а номер на ошейнике был Самойлова.
      Он немного напрягается.
      — И что?
      — Почему?
      — Просто изначально собаку хотел забрать Влад, но он даже с рыбкой в аквариуме ужиться не сможет. Довольна?
      Я молчу. За нами от самого дома учителя следует тип в чёрной одежде. Меня снова охватывает беспокойство. Почему-то кажется, что это тот самый человек, что следил за мной от остановки. Не знаю даже, что делать. Кричать? Возможно, сначала нужно сказать Громову. 
      — Денис Сергеевич?
      — Что? — его, кажется, уже достали мои расспросы.
      Когда мы проходим мимо арки дома, сквозь которую благополучно можно сбежать, я, не говоря ни слова, хватаю парня за рукав куртки и увлекаю за собой в эту самую арку, забегая за угол какого-то подъезда. Когда мы останавливаемся, я отталкиваю его к стене, чтобы он не отходил от неё.
      — Какого... — я привстаю на цыпочки, чтобы прервать гневную тираду учителя. Ладонью закрываю ему рот, слегка выглядывая из-за стены, чтобы посмотреть, не побежал ли таинственный преследователь за нами. Тёмная фигура мечется из стороны в сторону. Минуту мы стоим в такой позе. Господи, мама бы убила меня за то, что я зажимаю в тёмном переулке молодого мужчину. Стыдно-то как. Но руку я не убираю, однако её бесцеремонно перехватывают. Спустя секунду уже я стою, прижатая лицом к стене. Денис Сергеевич стоит сзади, выворачивая мою руку за спину. Он слишком близко. Начинаю рвано дышать. Вот уж неизвестно, кого здесь бояться нужно. Громов сам на маньяка похож. Я пытаюсь вырваться, но он лишь сильнее вжимает меня в стену, придавливая своим телом.
      — Мармеладова, — шепчет он мне на ухо. — Никогда так не делай больше. Поняла?
      Я выворачиваюсь и отбегаю на безопасное расстояние.
      — Вы сумасшедший! — злобно и испуганно шиплю я. Не знаю, кого я больше испугалась — придурка, следящего за нами, или же самого учителя. — Там был человек!



Мэдиас

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться