Тайный холст

Размер шрифта: - +

Тайных холст

- Ладно, слушай. Говорят, жила-была на свете одна художница.

- Ты что, будешь сказку мне рассказывать?

Первый, которого звали Грант, ухмыльнулся и перехватил поудобнее поклажу. Оставалось перенести еще несколько свёртков. Колокольчик у входа тихо звякнул, когда дверь в «Редкости Гранта» в очередной раз распахнулась.

- Ты сам попросил рассказать о картине.

Второй, помощник-грузчик-продавец-приятель, Джой, вошёл следом и аккуратно выложил на прилавок свою ношу.

- Я, вообще-то, хотел настоящую историю картины узнать.

Грант пожал плечами.

- Это одно и то же. Других версий нет. Кто нарисовал картину и когда - в этом мнения расходятся. Каждый эксперт выдвигает свою теорию. Такое ощущение, что сами не могут определиться.

Джой выглянул на улицу, махнул водителю грузовика. «Всё, закончили». Тот забрался в кабину, завёл двигатель и поехал прочь.

- Тогда ладно. Давай свою сказку.

 

———

 

Жила-была однажды художница. Давно это было, никто уже и не помнит - когда. Но в маленькой деревеньке её знали как мастерицу исполнять желания. А некоторые, так и вообще - считали ведьмой.

К людям не выходила, жила на отшибе, почти в самом лесу. И если кому-то требовалась помощь, тот шёл к ней на поклон. Все знали, что у каждого желания есть цена, а какой она окажется – неизвестно.

Даже детей пугали, мол, «будешь озоровать - отдадим художнице, красок из тебя понаделает». Но детишки боялись не всегда, и иной раз по ночам пробирались к её домику, да в окна заглядывали. Свечка крохотная в углу светит, а ведьма стоит посреди комнаты, да кистью по холсту так и гуляет. Глаза горят, улыбка недобрая, а что рисует - не видно, мольберт-то задом к окну стоит.

Рассказывали, что нет-нет, да и осмелится кто-нибудь из деревни к ней заглянуть. Однажды пришёл мальчишка один, маленький еще. Очень ему братика хотелось. И попросил он художницу помочь. Она ему улыбнулась, посадила на лавку. А сама холст свежий натянула и занялась. Время прошло, мальчик задремал, а она уже и работу закончила.

Смотрит парнишка, а на картине - мамка его, с животом большим. И вся довольная такая, будто рада очень. И то ведь правда, детей больше рожать не могла - а тут такая приятность.

И убежал мальчишка с улыбкой, художница за ним дверь закрыла, а сама поверх того холста еще один натягивает. Серый, в грунте весь. И пока краска свежая, она новое полотно пропитывает, и рисунок совсем другой становится. Вроде бы на картине та же женщина с животом стоит, а лицо - в страдании.

А после оказывается, что она действительно родила маленького, да сама в это время погибла.

Или, бывало, придёт молодая девушка, чтобы суженого приворожить. И художница рисует картину, где они вместе стоят. Довольные, улыбаются друг другу. И та девица со счастьем уходит.

А на втором холсте, что поверх натянет потом, он её бить будет.

И так раз за разом случалось, пока селяне не решили её прогнать из деревни. Собрались как-то у её дома, с вилами и факелами, шуметь начали. Знают ведь, что неспроста она такая добрая была. Наверняка свою корысть имела. Вошли всем скопом в домишко, а там нет никого. И только посреди комнаты на мольберте картина стоит. Женщина какая-то, спиной, что лица не видно. И кажется, что вот-вот обернётся - картина будто живая была.

Селяне перепугались, выбежали наружу, а потом и дом подожгли. И когда последняя деревяшка догорела, оказалось, что картина совсем не подпортилась. Будто и не страшен ей огонь.

 

———

 

- Ха.

Джой с любопытством повернулся к картине. Она была в упаковочной бумаге, скрытая от людских глаз.

Он поставил её на прилавок, прислонил к стене. Осторожно срезал бумагу с краёв, открыл полотно на обозрение.

Грант подошёл ближе, склонился к уху.

- А еще говорят, что она в этой картине живёт и иногда выходит.

- Да ну тебя!

- Нет, правда. Она мстит селянам до сих пор, и иногда утаскивает людей к себе в картину. Чтобы было чем питаться.

Джой повернулся. Он понял, что друг шутит, и решил подыграть.

- Мы-то не селяне. Вполне себе городские жители. И в сказки не верим.

- Ну это ты еще историю не дослушал.

 

———

 

Потом картину пытались всячески уничтожить. Но ни огонь, ни скипидар, ни нож - ничего не работало. Картина оставалась такой же, как и обычно. Шло время, деревня вся постепенно выродилась, а картина попала в большой мир. Вроде бы ничего особенного, но невероятным образом она притягивала внимание коллекционеров и художников.



Михаил Рощин

Отредактировано: 05.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться