Так сияют звезды

Размер шрифта: - +

Глава 26

В карете меня уже не было, вернее была, но в тени. Перед этим распахнула дверку в днище, пусть ищут ветра в поле, а мы языка возьмем, поспрашиваем, откуда у сатаны копыта растут.

Их было больше, но моя охрана сократила поголовье нападающих до трех, одного из них послали забрать меня. Он буквально отпихнул тело лекаря и на секунду мне показалось что последний жив, но упал он кулем, лицом вниз, бандит распахнул дверь, окинул взглядом, залез пыхтя и удрученно уставился на днище. Высунул голову и прокричал: «Сбежала сучка, тут в днище ход!»

Вот ты и ответишь за сучку первый, - думала я, вбивая нож под его ребро и не дав заорать, нажимаю на точку, чует тварь боль, да пошевелиться не в состоянии. Глаза закатываются, крови много не натечет, в карете, опускаю труп нежно на землю и сама выскальзываю на свободу. Мне повезло, карета разделила моих недругов, они друг друга не видят, один медленно распрямляется, уже хочет донести новое событие дрожащими губами, но не успевает даже вскрикнуть. С разбойниками у меня разговор короткий. Последнего просто вырубила. Связала. Подошла к лекарю, он пока в отключке, но уже раны свои заживил, на данном этапе самое то сканирование провести.

Его спасло, что не виноват, наоборот выполнял долг, да не срослось. Потом очередь дошла до пленного. Я могла и послушать, да зачем время терять. Где, кто и почем понятно, он тоже не нужен. Повернулась к последней гниде, нет я не оговорилась, нас предал возница, умудрялся даже изменение курса отмечать. Рука его кормящая оскудела, противно смотреть на сопливое ничтожество, но просто выгнать из замка, наказание не соразмерное. Нет, канава тебе будет матерью родной, пробила руки, подрезала жилы под коленями, отрезала паскудный язык, прижгла раны и с листом на лбу отправила назад в замок, лошади довезут домой сами, без сомнения.

А на листе приказ для управляющего с милым наказом: «Вернусь, будет такое же неуважение к хозяйке, башню украшу головами особо отличившихся». А по поводу этого урода, гнать плетью до границ баронства. Жестко?

А нечего заниматься разбоем. Пусть радуется в руки и ноги конский волос не вживила, да глаз не лешила.

А теперь и лекаря пора будить. По щеке не жалея отоварила, о себе мнение знала, потому и постаралась образу соответствовать.

Старый пердун кряхтя и охая встал на колени, козел, костерит еще меня, про себя, а так бы по ребрам схлопотал. Я чертовски зла. И сама по себе и еще аура этой злыдни нагнетает, подзуживает.

И тут мы встретились взглядом, ошибочка с моей стороны.

- А ведь ты не она! - выдыхает он пораженно.

Если один понял, где вероятность, что не поймут остальные? А этот не сдаст ли?

Вижу и чувствую, - не сдаст.

- Госпожа, примите мои искренние извинения, - произнес он без пафоса.

- Замнем, прощаю, как вы догадались? От его ответа зависит многое.

- Догадался, - он делает глубокий вздох, как перед прыжком в воду, - она бы меня добила, тут и личная неприязнь, а главное нет у неё возможности вот так с ходу вычислить предателя, злюка она и самовлюбленная девица, но вот так профессионально сработать, нет, не её уровень. И ауру вам надо чуть скорректировать, как бы описать?

- Не надо описывать, закройте глаза, сосредоточитесь, представьте правильный вариант, - произношу я четко инструкцию как для подопечных ментанта, так и для гипнотезера.

- Даже так! - в его глазах неподдельное уважение.

Три раза нам потребовалось, чтобы слепок ауры совпадал на все сто. Теперь ни один маг не обнаружит подлога.

А дальше была дорога.

Конечно в учебное заведение «моя личная» кобыла отправлена, но после стычки у нас оказалось аж по три заводных коня, не считая основных. Глупостью я не страдаю, потому, как отправить экипаж назад, облегчила его на содержимое багажного отделения. Благо вместе с кобылой и основные сундуки были переправлены. А на данный момент конечно вещи первой необходимости, плюс мешки с кормом лошадям, плюс вода(!), последнее меня обескуражило.

Лекарь пояснил, - вода в Баронстве особая, её даже можно продавать и далеко не за медную монету, берите выше одна мера серебро (примерно это стакан где-то). Ого, да у нас тут казна в бурдюках, магически завернута в кокон, сохраняется прохладной. А выдает эту воду только цвет, в бурдюке его не видно, зато на просвет она искрится.

Обалдеть, я после боя сразу на три серебряных монеты казну опустошила. И как такой ценностью умываться?

Видно что-то на лице у меня промелькнуло, так лекарь сразу и разъяснил.

- Тут озер в избытке, лошадям пить, нам искупаться есть где, вас надеюсь это не напряжет?

Меня! Теплая вода? После занятий зимой с Ужасом?

- Честно призналась, - ничуть.

До первой стоянки мы маршрут дальнейший не обсуждали, и без этого было о чем поговорить. Нюансы есть везде, попробуй в Европе сказать, - что мы не лаптем щи хлебаем, в жизни не поймут. Вот и здесь были моменты, о которых знают с пеленок. Это хорошо, что в попутчики мне достался непревзойденный рассказчик, светило не только здешней медицины, но и … и слишком много, перечислять влом.

С нашим транспортом, мы довольно комфортно скоротали день до первой остановки. И правда озер пруд пруди. Остановились чисто перекусить, ни одни мы умные и до нас на этом месте путники останавливались, но сейчас попутчиков не предвидится.

Вокруг райский уголок, деревья зеленые, да не просто зеленые, яркий, сочный зеленый окутывает все пространство, дорога, как аллея, кроны где-то в вышине соединяются, образуя арку, разбой минимален в этих краях, магически обезопасено, как дорога, так и места отдыха. Можно было бы и искупаться, но так, как мы немного из графика выбиваемся, а до гостиницы пилить и пилить, то пока повременим.

Дальнейшая дорога прошла в ускоренном режиме, не ожидала от старика такой выносливости после ранения.



Захарова ЛГ

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться