Такие явные сны

6

Тело действовал на опережение: вот она я, секунду назад поникшая склонилась над Карамелькой, мгновение, и пространство вокруг окрашивается хрустом сломанных костей, ярким металлическим ароматом и росчерками алых капель.  


Холеная эльфийская морда, не ожидавшая такого приветствия, быстро справилась с недоумением, и вот уже я плотно прижата к стене на пару сантиметров выше пола. Горло сдавили металлические тиски, сжимаясь все сильнее, а злые глаза напротив удовлетворённо наблюдали за моей предсмертной агонией. 


Не так себе я представляла свой конец, а потому сдаваться не собиралась. В конце концов, мне есть ради чего бороться, белобрысому вряд ли что-то сделают, подумаешь – убил. Кто я и кто он, но я так молода и у меня ещё столько планов на будущее. Сквозь уплывающее сознание я чётко расслышала голос мастера Тидо, без преувеличения лучшего учителя во всей Империи, и к счастью, моего наставника:


-Так и будешь разлеживаться, девка?  


Последнее слово он буквально выплюнул, тем самым показывая свое отношение ко мне, как к своему ученику, он всегда повторял, что выход есть всегда, и у меня, как девушки, есть минимум десяток неожиданных уловок, способных ввести в ступор даже самого непревзойденного противника. 


-Не смей меня позорить, ищи выход!  


Руки заскользили по гладкой поверхности досок, пытаясь нащупать хоть что-то: маленький гвоздик либо невесть как просмотренную щепу. Ничего!  


И тут, словно в насмешку, перед угасающим сознанием мелькнула моя коса и глумливый смешок мастера.  


Собрав последние силы, ослабевшими пальцами потянула на себя проволоку, привычно вплетенную в волосы, но этого не понадобилось. Рука разжалась, роняя меня на колени. То самое чувство, когда радуешься, что дышишь, но это простое действие вызывает раздирающую лёгкие боль. 


-Я и за меньшее наказывал таких как ты самоуверенных безродок. И мне приятно видеть, как справедливость восстанавливается: слабые, никчёмные людишки, возомнившие себя равными нам должны знать свое место.  

Он сдул прядь светлых волос, прошёлся взглядом по мне и презрительно скривил губы, наглядно показывая свое отношение. 

Я как раз пыталась встать, но истощенный за последние недели организм устроил забастовку, грудь заныла с новой силой, ноги не держали, все, что мне оставалось - так и остаться сидящей у стены, снизу вверх взирая на ненавидящий взгляд лучшего ученика курса, одного из звёздной пятёрки и любимчика женского пола. 

В ответ я рассматривала его обманчиво холеные, изящные руки, хрупкую на вид фигуру и правильные, со стороны художника, черты лица. Несмотря на весь его образ сахарного мальчика, он был мужчиной. Молодым, привлекательным мужчиной, слишком осведомленным о своей красоте и оттого отталкивающим.  


-И не надейся, что так легко отделаешься, итри, я не позволю тебе остаться безнаказанной. И поверь, для тебя я приготовлю нечто особенное. Итри.  


Да что это за слово такое «итри»? На слух вроде приятное, но то с какой интонацией он его произносит, меня сейчас явно оскорбляют, при чем жестоко. И, вообще, что значит, безнаказанной? Он меня чуть не задушил!  

-У меня только один вопрос, о, сиятельный.  


Ушастый, сделавший было шаг к выходу, остановился, слегка приподняв бровь от моей наглости.  


-Зачем ты это сделал? Ненавидишь людей или меня конкретно?  


На лице все та же гримаса ненависти и отвращения, но он продолжает стоять. А я все ещё сижу – непорядок, пора подниматься. 

-Да ради матери, ненавидь! Но при чем тут она? 


Я мотнула головой в сторону бездыханной Карамельки и стала подниматься. Изнуренный последними событиями организм молил о пощаде, но я была непоколебима. Я держала спину ровно, хоть это и стоило непомерных усилий, умоляла колени не трястись так сильно, дабы не выдать свое состояние.  


-Хотя, мне не нужен ответ. Лучше подумай, что ты скажешь завтра магистру Эсьэтре, ведь именно она руководила моим проектом и именно она пришла сюда и завершила ритуал.

Я взяла паузу перевести дыхание и поинтересовалась:

-И знаешь, хоть это не моё дело, ни для кого не секрет, кто будет выбран в ряды архов для прохождения практики, но ты не задумывался над тем, сколько там людей? С твоей – то любовью.. 


Все-таки у меня получилось немного выбить его из равновесия. Упоминание о магистре было не случайным, каждый в Академии знал, что отношения этих двух семей, мягко говоря, были прохладными. 

-Ты права, итри. Это не твоё дело.  

Он вышел, а я.. Я не могла больше оставаться тут, поэтому выждав минуту вышла следом.  
Туда, где лечат душу и тело, к Санти и исцеляющему источнику.



 



Светлана Чудная

Отредактировано: 22.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться