Такие явные сны

20

Ташиху пришёл один. Если он и удивился присутствующим здесь, то вида не подал, лишь попросил поговорить один на один, пообещав не причинять мне никакого вреда. А я хоть и боялась, все же согласилась, потому как это касалось только меня одной.  

-Я хотел бы извиниться за свой неосмотрительный поступок и преподнести этот амулет в качестве моих добрых намерений.  

На белую скатерть лёг небольшой янтарного цвета камень в глухой оправе. В камнях я абсолютно ничего не понимала, но интересный способ огранки настолько заворожил,что сил отвести от него взгляд не было. С виду шершавый, на ощупь он оказался гладким, мягко ложась в ладошку и согревая.  

-Тебе пришёлся  по душе мой дар?  

Отвечать я не спешила, но и расстаться с амулетом я уже не смогу. Танец вкраплений манил, наподобие змеиного гипноза.  

-Это что? Если очередные ваши штучки, то я бы попросила…  

Подозрительно поинтересовалась я, заставляя себя положить амулет обратно на стол, но не спеша отводить взгляд от, кажущегося теперь печальным, затихающего танца.  

-Не бойся, он всего лишь знакомится. Этот камень сам по себе обычный агат. Он считается одним из символов Сынов, лишь мы умеем обработать и напитать камень так, что он становится живым. Поэтому не всем выпадает честь носить его, не каждого из Сынов он принимает и если сердце одариваемого нечисто, камень начинает выжигать владельца изнутри. Мы его опасаемся также сильно, как и хотим заполучить. Это сродни нашему гипнозу. Если он примет нового хозяина, тот обретает почти полную защиту.  

-То есть, мне сейчас дико повезло, что я не корчусь в судорогах?  

Мрачно спросила, передернув плечами от представшей перед глазами картинки.  

-Я не могу сказать, как бы он подействовал на тебя, человека, но в любом случае, пока ты держишь его в руках ничего не произойдёт. А понять принял ли он тебя довольно просто: если потеплел – значит принял. И надевать его для этого не обязательно. Но если он признал владельца, то снимать его не стоит и лучше держать скрытым от посторонних глаз.  

Несомненно, подарок весьма щедрый и, что для меня особенно важно, полезный. А то что выглядеть буду как праздничное дерево, нацепив на себя все свои амулеты-артефакты, так это мелочи.  

-Спасибо. Для меня это, действительно, очень нужный подарок.  

Искренне поблагодарила я змея, неважно, что произошло между нами, важно то, что он пришёл, пусть и не только для того, чтобы принести извинения.  

-Но что привело вас ко мне, Ташиху? Вы решили остаться в Турнире?  

-Да, он для нас единственный шанс.  
Он немного помолчал, не вдаваясь в подробности и продолжил: 

-Ему стало хуже. Этого не видно, но я почти его не чувствую.  

Конечно, хуже. Стазирующее заклинание было временным, я думала, правда, что продержаться оно должно немного дольше. Но видимо обычная магия лекарей не может в полной мере воздействовать на них. Вслух этого я говорить не стала, но уже прикидывала возможные варианты решения.  
Из раздумий вывел плохо скрытая тревога в голосе. 

-Мы готовы заплатить столько, сколько скажешь, если сможешь его вернуть. Мне не хочется об этом думать, но он все ближе к черте и даже наши жрецы в этом случае не возьмутся гневить богиню.  

И как поступить? Речь не о том, помочь или нет. Я чувствовала себя виноватой и не приди Ташиху сегодня, завтра сама бы навестила уютное логово чешуйчатых. Но мне страшно идти одной! Пусть бы мне и пообещали полную безопасность, но мне нужен кто-то рядом, просто знать, что я не одна. А кого попросить? Лин? Мар? Я уверена, что согласятся оба, но целесообразно ли брать с собой вампира? А арх, вдруг у него завтра сложный день, а тут я? Нечего гадать, просто спрошу и делу конец.  


-Я приду сегодня, после захода солнца. Но не одна, и это мое условие. А насчёт оплаты…  

Я пристально взглянула в глаза хашшии.  

-Одна капля. И только после того, если все получится.  

Секунда, вторая. Змей окаменел, даже глаза будто стали стеклянные, но посмотрев ещё раз, я увидела нешуточное недовольство второй ипостаси. Она шипела и бешено металась по телу Ташиху, приподнимая голову и косясь в мою сторону хищными глазами. Брр, все-таки не люблю я змей. И побаиваюсь, да. Но отступать от слова не буду. Хотя я даже не понимала, зачем мне капля? Только если продать, кстати, надо бы поинтересоваться, сколько за неё дают.  

-Я согласен.  

Татуировка в последний раз хлестнула хвостом, выражая свое мнение на этот счёт и вновь стала лишь картинкой на теле мужчины. Все же их поголовная раздетость позволяет увидеть много интересного.  

-Но хотел бы узнать для чего она нужна? Может, ты знаешь, что одна капля нашего яда, может истребить весь род того, кто её дал? Я не мог не заметить внука Давлионора, нашего давнего недруга. Но хотел бы быть уверенным, что цена спасения жизни одного из моих сынов не станет погибелью для всего моего рода. 

Мысли, мысли, догадки, сопоставления фактов и вывод совсем неутешительный. Мне опять сказали полуправду? Или Лин и сам не знает всего? Очень хотелось бы в это верить. Кто точно все знает, так это Давлионор, и уж точно мне не хочется идти к нему выслушав только одну сторону.  

-А можно встречный вопрос? Возможно, это не моё дело, но для чего вы остались? Ты сказал, что Турнир последний шанс. Почему?  

Мужчина провел ладонью по груди, успокаивая вновь подавшую голос сущность, задумчиво разглядывая меня. В руках пульсировал нагретый камень, который я и сама не заметила, как подцепила со стола. Ташиху заметил, как я нежно обвожу пальцем каждую шероховатость на агате, отчего внутри него будто вспыхивают и тут же гаснут разноцветные всполохи.  
Мужчина сел напротив, не сводят с меня изучающих глаз, отчего внутри все непроизвольно сжималось. Он решился.  

-Давным – давно, настолько давно, что об этом не помнят даже старейшины, один из Сынов решил объединить разбросанные по стране небольшие поселения моих сородичей. Одни соглашались на его условия, других же, тех, кто был не согласен, он заставлял имея преимущество или просто убивал.  
В целом, за все время правления Отца, наша страна процветает, мы значительно расширили наши территории, мы подчиняемся едиными для всех жёстким правилам. Но власть… Она развращает и истребляет в душе те крохи добрых намерений, что когда-то там обитали. Эта участь не прошла мимо нашего отца. Почти две тысячи лет он правит нами и с каждым годом становится все более жестоким и кровожадным. Победа даст мне возможность оспорить его право на трон.  

Вот это заявление. Ошарашенная услышанным, не могла и слова произнести в ответ.  

-Мои намерения ни для кого не секрет в моей стране. Многие хашшии ждут нашего возвращения и многие верят в нашу победу.  
Я говорю сейчас тебе все это лишь по одной причине. Я понимаю зачем сюда приехали вампиры и хотел бы думать, что плата за спасение одного из нас не попадёт в их руки. Возможно, в скором времени, конфликт наших народов прекратится, по крайней мере, я хотел бы именно этого.  

-Так почему бы тебе не сказать это им?  

Мой вольный переход на ты никого не возмутил, а я искренне не понимала истинной причины раздора двух ближайших соседей.  

-Как я уже говорил, сейчас лишь отец решает что лучше или хуже для нас. Не стоит загадывать наперёд.  

Поговорив ещё несколько минут хашшии ушёл, а мне предстояло делать вид, что все замечательно. 
 



Светлана Чудная

Отредактировано: 22.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться